Источник: Союзное вече
Союзное вече

Русскую «Ниву» создал белорус

На 76-м году ушел из жизни Петр Прусов – конструктор первого народного внедорожника, опередившего свое время

Она забиралась в Гималаях на высоту 5728 метров, «прыгала» с парашютом на Северный полюс и даже более десяти лет «зимовала» в Антарктиде на станции «Беллинсгаузен», безотказно бегая по снежному бездорожью при -50 градусах. И даже не чихала... Чудо на четырех колесах, сотворенное гениальным уроженцем Витебщины Петром Прусовым, – автомобиль «Нива».

Конструктор представить не мог, что его шедевр на колесах будет продаваться на ура почти в ста странах.
Юрий БЕЛОЗЕРОВ/ТАСС

Петр Прусов внедорожной техникой заболел еще в юности. Родился он 6 января 1942 года в селе Зубки Витебской области. Мальчишкой пахал целину на тракторе ДТ-54. В начале 1960-х годов служил механиком-водителем тяжелого танка ИС-2 с минным тралом. Во время разминирования в Алжире подорвался посреди пустыни, его только через несколько дней обнаружил наш вертолет – крови были полные сапоги. Матери уже успели сообщить, что сын погиб при исполнении воинского долга. А земляки, когда он вернулся из армии, прозвали «дважды рожденный».

На ВАЗ он попал, окончив с отличием Запорожский машиностроительный институт. На местном автозаводе талантливому инженеру сулили золотые горы, но Прусов сам попросился, чтобы его распределили в Тольятти. Это был знак судьбы. Иначе никакой «Нивы» не было бы.

ПО ЗАДАНИЮ КОСЫГИНА

Задачу создать легковушку для села перед заводом поставил лично Председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин. Просил сделать такой вариант «Жигулей», чтобы порхал по колдобинам.

Почти все выпускаемые в мире в то время джипы имели отключаемый передний привод и рамную конструкцию. На ВАЗе решили сделать все с точностью до наоборот: постоянный полный привод, независимая подвеска, несущий кузов плюс комфортабельный салон.

Забавно, но выбор в пользу полного привода конструкторов во главе с Прусовым заставила сделать... технологическая бедность. Поскольку будущий внедорожник надо было производить на том же конвейере, что и все «Жигули». Вот только жигулевские детали трансмиссии не выдерживали перегрузок. Тогда конструктор обратился к опыту коллеги Анатолия Лефарова, который еще в середине 1950-х годов создал полноприводный грузовик МАЗ-501.

Игорь АГЕЕНКО/РИА Новости

«АМЕРИКАНЦЫ» НЕ ПРОШЛИ

Сначала идею с полным приводом на ВАЗе восприняли в штыки. Прусов спорил с руководством до хрипоты, грозился уйти из проекта. Но в конце концов  победил.

– Максимально используя уже выпускаемые детали, мы уложились в смехотворную, по меркам мирового автопрома, сумму. Все работы по конструированию и запуску «Нивы» в производство обошлись примерно в 50 миллионов долларов, – говорил позже Прусов.

На испытаниях новинку гоняли в хвост и гриву. Исколесили на ней тысячи километров – от снегов Заполярья до песков Туркмении. В сравнительном заезде по разбитому вдрызг участку полигона в Димитровграде «Нива» обскакала не только серийный «уазик», но и лучшие на тот момент зарубежные внедорожники – «Рейндж-Ровер» и «Ленд-Ровер-88». Там, где заморские гости безнадежно вязли, «Нива» прорывалась.

Пятьдесят первых серийных автомобилей собрали в феврале 1976 года – к очередному съезду КПСС. Стоила она, по советским меркам, целое состояние – девять тысяч рублей. Почти как «Волга». И все равно «Ниву» было не достать. 80 процентов вазовских внедорожников уходило за границу, где советский чудо-джип пользовался ажиотажным спросом.

Революционное творение Петра Прусова оказало влияние на производство внедорожников во всем мире.

Борис ОРЕХОВ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?