Русский след Мориса Дрюона

"Если хорошенько поискать, то в родословной любого француза можно найти российские корни", -- заявил автор известных всему миру "Проклятых королей" перед встречей с Владимиром Путиным в феврале этого года. И добавил: -- Меня, например, многое связывает с Оренбургом". Эта фраза, мгновенно облетев 600-тысячный южноуральский город, стала отправной точкой поиска, который предпринял оренбургский благотворительный фонд "Евразия". В результате кропотливой работы с архивными документами и переписки с самим виновником переполоха выяснилось, что отец Мориса Дрюона родился 20 мая 1899 года в городе Оренбурге в семье доктора медицины Самуила Кесселя. 85-летнего короля французской литературы, не мешкая, пригласили вернуться к истокам, что он и сделал, захватив с собой супругу Мадлен и прилетев чартерным рейсом за компанию с еще одним известным оренбуржцем -- Виктором Черномырдиным. Морис Дрюон согласился поделиться своими впечатлениями.
-- Письмо из Оренбурга меня очень взволновало. Название этого города песней звучит в моей памяти. Так часто слышал его в детстве! Моя родная бабушка Раиса Антоновна Леск -- оренбуржка. Лески были довольно богатыми купцами, владевшими большими магазинами в Оренбурге с филиалами или торговыми точками за Уралом, вплоть до Самарканда. -- Ваш дед Самуил Кессель в 1880 году отправился из Оренбурга в Париж, владея лишь русским и идиш, но вскоре уже успешно постигал медицину в университете Монпелье... -- Да, потом они с бабушкой обосновались среди евреев-колонистов в Аргентине. Там, в городке Клара, у них родился сын Жозеф, но вскоре Кессели перебрались назад, в Оренбург. Мой отец появился на свет уже здесь, в загородном доме, который они называли "дачей в Азии". -- Вы родились в Париже. Родные рассказывали вам о жизни в России? -- Мой дядя Жозеф Кессель мне часто рассказывал, как писал и в своих книгах, о золотых куполах церквей и минаретах Оренбурга, о караванах, доставлявших товары -- тюки с шелком, ковры, пряности, все сокравища Востока. Два брата, которые стали учиться во Франции, посещали русскую школу. Весьма одаренные, они быстро овладели обоими языками. Когда семья в 1908 году вновь переехала во Францию, они продолжили учебу в Ницце, потом -- в Париже. -- Судьба вашего дяди Жозефа Кесселя известна в России -- летчик и военный корреспондент в Первую мировую, впоследствии автор романов "Экипаж", "Лев", "Лиссабонские любовники", "Дневная красавица"... Книгу "Сибирские ночи" литературоведы назвали "жемчужиной культурного вклада русской диаспоры в западное искусство". Он действительно ощущал себя русским? -- Жозеф Кессель служил во французской авиации. Он был горд за Францию, но никогда не забывал России. Это подтвердилось, когда его уже принимали во Французскую академию -- своеобразное причисление к когорте "бессмертных". Дядя сказал тогда: "Знайте, вы выбрали русского, да к тому же еще и еврея, чтобы прославить его на тысячу лет!" Он хорошо говорил по-русски. Исключительно благодаря ему я начал читать "Войну и мир". -- А как сложилась судьба вашего отца Лазаря Кесселя? -- Отец под псевдонимом Сибер ступил на актерскую стезю. Первые премии он получил за исполнение трагедийных и комедийных ролей в консерватории драматического искусства в Париже, великолепно играл Гамлета, ему предсказывали блестящее будущее. Но он покончил с собой в возрасте 21 год. Мне было всего два года, я его совершенно не помню. -- Откуда тогда фамилия Дрюон? Это ваш творческий псевдоним? -- Нет, просто моя мать вновь вышла замуж. Я взял фамилию приемного отца Рене Дрюона. Он -- выходец из видного рода на севере Франции. Я обязан ему, его воспитанию, в значительной степени всем тем, чем я сегодня являюсь. -- В начале встречи с вами оренбургские студенты исполнили "Песнь партизан". Тогда, в 1943 году, она стала гимном французского Сопротивления... -- Да, мы написали ее с моим дядей. Мало кто знает, что автором музыки и первоначального русского текста была тоже ваша соотечественница -- Анна Юрьевна Бетулинская, в то время уже известная французская певица и композитор Анна Марли. -- Скажите, была ли у вас в детстве какая-нибудь мечта? Если да, то исполнилась ли она? -- Я осуществил почти все мои мечты. Я хотел быть дипломатом -- вы знаете, сколько у меня было встреч с главами государств, министрами... Я хотел кататься на лошади -- я стал неплохим наездником. Я мечтал иметь дом в деревне -- я в нем живу. Я посетил все страны, которые хотел посмотреть. Для человека, прожившего почти век, сегодняшнее посещение родных мест является венцом его жизни. -- Мсье Дрюон, в завершение традиционный вопрос о творческих планах... -- Я не могу сказать, что написал все книги, которые хотел бы написать. У меня проектов на тысячу лет и на десятерых! Наверное, уже поздно... Но я обязательно должен дополнить первый том моих воспоминаний о предках из Оренбурга!
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости