Минск
+3 oC
USD: 2.13
EUR: 2.35

В стране появилось общественное объединение «ЗаУсыновление»

Рожденные сердцем

Новое общественное объединение с говорящим названием «ЗаУсыновление» зарегистрировано недавно в Минске. Его создали родители, которые уже прошли этот путь и хотят поделиться своим опытом. С теми, кто лишь задумывается о такой возможности. Или нуждается в поддержке людей «в теме». Поэтому первый проект объединения — школа менторов для усыновителей «Разам». 


Не скрывая ничего

У Елены и Артема четверо мальчишек. Двое кровных, двое усыновленных. И все — родные. Когда первенцу исполнилось 4, обратились в Национальный центр усыновления (НЦУ). Почему? Всегда об этом думали. И услышав про сайт dadomu.by, начали просматривать анкеты детей.

— К концу второго месяца курсов для усыновителей в НЦУ сказали психологу, что нам очень понравился один мальчик, младше нашего на 3 месяца, — 34-летняя Елена вспоминает, что собрать все необходимые документы, чтобы стать кандидатами в усыновители, было не труднее, чем на получение водительского удостоверения. — Тогда и узнали, что у него есть шестилетний брат и живут они в приемной семье. 

Решиться забрать сразу обоих было сложно. Но, посовещавшись, супруги согласились. Иллюзий поубавилось, как только привезли братьев домой. 

— У многих родителей, которые приходят к усыновлению, есть твердое убеждение, что любовь все исцелит. Что мы берем детей, чтобы сделать их счастливее. По факту же, когда сталкиваешься со сложными бытовыми вопросами, детей приходится ругать, а где-то и наказывать. Бывает, этого становится слишком много. И тогда возникают сомнения. Вот и моя уверенность, что я успешная и очень правильная мама, пошатнулась. Сейчас понимаю, что это был нормальный процесс адаптации.

— А если однажды братья захотят отыскать биологических родителей?

— Думаю, что знать свою историю, свои корни — это естественное желание. Надеюсь, что мне хватит мудрости, чтобы им в этом помогать. Страха, что они уйдут навсегда, нет. А пока главное, чтобы дети понимали: эта тема не запретная в нашей семье и мы не обидимся… 

Елена и Артем подчеркивают: они не скрывают факт усыновления, ведь в этом нет ничего странного или постыдного. 

Дети в семье могут появляться по-разному. И усыновление — это для некоторых единственная возможность. 

Родители с гордостью рассказывают о сыновьях. Старший Алексей ходит на баскетбол. Средние Митя и Даник учатся в белорусскоязычной гимназии в одном классе. Там иностранный — китайский. Вся семья начинает в него погружаться. Младшему Ване только 3, но он уже всех «строит». А еще все вместе обожают играть в настольные игры. Купили дачу, чтобы чаще выезжать на природу. 

— Что для человека в жизни самое главное? — спрашиваю 11-летнего Алексея.

— Оставаться человеком, — отвечает не задумываясь.

Елена каждый день радуется: у нее такая большая семья — 5 мужчин, для которых она самая умная, самая талантливая, самая красивая... Это помогает справляться со всеми проблемами. А теперь еще и рассказывать об этом другим усыновителям.


Выбор осознанный

Олеся и Олег всегда хотели большую семью. Радовались появлению первого ребенка. Родить второго не позволили проблемы со здоровьем. Так и возникла идея с усыновлением. Но как примет нового члена семьи семилетний Данила? Хватит ли средств и здоровья, чтобы воспитать двоих? Что, если объявятся биологические родственники? 

Олеся не скрывает: это были пугающие вопросы, ответы на которые днями искала на многочисленных форумах, в книгах. А потом подумала: «Я безумно хочу ребенка. А где-то есть дети-сироты, которые безумно хотят родителей». И наступило прозрение…

— А как вы поняли, что Саша — ваш сын?

— Мы, к сожалению, успели посмотреть двоих мальчишек. К сожалению, потому что это очень тяжело — выбирать. Появляется ощущение, что ты кого-то бросаешь. У второго ребенка был более серьезный букет диагнозов. Я понимала, что мы можем не потянуть. Помог совет врача: «Хватит играть в бога. Возьмите ребенка, которому сможете дать по максимуму, в том числе образование. А этот мальчик найдет свое место в другой семье». Тогда я готова была спорить. А сейчас четко понимаю: если судьба дает выбор, нужно правильно оценивать свои возможности. Усыновление — это осознанное решение и большая ответственность. 

Олеся не скрывает: когда увидела Сашу впервые в доме ребенка, какого-то озарения не было. Но сейчас не представляет, как могла бы жить без него. Про таких деток не зря говорят — рожденные сердцем. Он мало весил, отставал в развитии, беспокойно спал… Все диагнозы удалось снять до двух лет. Сложнее оказалось излечить психологические травмы. 

Эта семья до сих пор поддерживает отношения с домом ребенка. Ездят в гости, чтобы показать, как Саша растет, и еще раз сказать спасибо людям, которые о нем заботились. Сейчас Саше 7. Ходит в садик, любит собирать лего, учится играть на ударных. В следующем году в школу. 

— Я искренне благодарна судьбе и той маме, которая родила Сашу. Я счастлива. И вся наша семья. Все люблю в этом ребенке, хоть в нем и не течет моя кровь. Это меняет взгляд на мир. 


Экспресс-курс материнства

У Ольги и Ивана другая история — буквально за полтора года они стали многодетными родителями. Несколько лет безуспешно пытались делать ЭКО, но ничего не получалось. И в какой-то момент просто подумали: хватит тратить здоровье и деньги. Тем более врачи шансов уже не давали. 

— Сначала хотели усыновить одного ребеночка. А потом в базе данных детей-сирот НЦУ увидели анкеты кровных братиков, — рассказывает Ольга. — Решение приняли сразу, как только познакомились с мальчишками. А примерно через полгода я неожиданным образом забеременела. И в 27 лет стала многодетной мамой. Захару сейчас 5 лет, Богдану 3, а Матвею 6 месяцев.

Если честно, супруги и раньше думали про усыновление. В школе Ольга училась в одном классе с воспитанниками детского дома. Говорит, дети были замечательные, но с глубокой внутренней болью. Запомнила это навсегда. 

— Когда мальчишек привезли домой, была очень растеряна. Конечно, я читала много книг, закончила курсы усыновителей, но отсутствие опыта дало о себе знать… А потом все раз-раз и пошло. Как будто я всегда была мамой. И с каждым днем становится все легче.

Первое время старший сын не слушался, ломал вещи, портил одежду, в саду на него жаловались. Было трудно. Ведь не только у детей к родителям идет адаптация, но и наоборот. Годовалый младшенький очень много плакал. 

— Потребовался, наверное, год, пока дети стали совсем домашними, и я выдохнула. Захар помнит своих биологических родителей. Мы разговариваем на эту тему. Но так, чтобы смягчить эти воспоминания. Чтобы ему было легче принять. Богдан знает только, что он был в животике у другой тети, и больше вопросов пока не задает. Мне кажется, какую реальность ты детям преподносишь, в такой они и будут жить. А если что-то скрывать, тушеваться, наверное, будет только хуже. Мы стараемся быть честными. С их появлением жизнь наполнилась смыслом. И дома больше нет звенящей тишины.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Олеся, усыновительница: 

— Когда мы проходили этот путь, не с кем было посоветоваться. Как правило, люди не понимают: «Зачем?», «У вас уже есть ребенок», «Живут же без детей!» Поэтому, когда мы встретили других родителей-усыновителей, ощутили, что это — ресурс, чтобы помогать друг другу. И тем, кто только начинает идти по этому пути. Два года мы работали как инициативная группа — содружество усыновителей. Организовывали встречи, приглашали специалистов. А сейчас выросли в общественное объединение. Приглашаем к нам также приемных родителей и тех, кто еще только думает про усыновление.

dekola@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУШНЕР
Загрузка...