В «Беллегпроме» рассказали, как будут работать предприятия легкой промышленности в новых экономических условиях

Ровные швы рынка

Экспорт медицинских масок, ставка на импортозамещение, развитие собственных производственных цепочек: председатель концерна «Беллегпром» — о том, как будут работать предприятия легкой промышленности в новых экономических условиях.

Ситуация с распространением коронавируса внесла коррективы в работу многих секторов экономики по всему миру. В некоторых странах легкую промышленность даже стали включать в число наиболее пострадавших от эпидемии отраслей наравне с общественным питанием и сферой услуг. Наш легпром тоже столкнулся с определенными нюансами: некоторые процессы замедлились, по отдельным позициям существенно снизился спрос. Вместе с тем нынешнюю ситуацию производители как сырья, так и готовой продукции вполне могут использовать для будущего роста. В этом убеждена председатель концерна «Беллегпром» Татьяна Лугина.

Находить плюсы

«Р»: Татьяна Алексеевна, очевидно, ситуация с пандемией и закрытием границ сказалась на отрасли. С какими сложностями сталкиваются компании и как эту ситуацию можно повернуть себе во благо?

— Действительно, легкая промышленность почувствовала определенное снижение. Больше всех в этом плане из-за общего спада потребления пострадала кожевенно-обувная отрасль, особенно предприятия, работавшие не на внутренний рынок. По нашим оценкам, падение составило минимум 30—40 процентов. У компании «Белвест», например, торговая сеть в России состоит из 327 магазинов, на время карантина у соседей они все закрылись, холдинг потерял до 70 процентов выручки. Несмотря на это, у нас производство не останавливалось.

В целом с апреля на текстильных предприятиях, где экспорт в структуре отгрузок составлял не менее 50 процентов, ощущается падение. Некоторые экспортные заказы сорвались из-за того, что многие страны ввели жесткий карантин. В то же время за последние два месяца мы больше чем 10—15 процентов пока не потеряли. Все швейно-трикотажные предприятия отрасли работают на протяжении всего периода (и в мае в том числе) при полной загрузке. Сегодня сотрудники всех компаний благодарны государственному решению сохранить производственную деятельность. Люди прекрасно понимают: лучше ходить на работу, чем сидеть дома без зарплаты.

Да, мы видим, что ситуация с пандемией во всем мире сегодня-завтра не разрешится. Изоляция каждой отдельной страны приостановила некоторые экономические связи, поэтому наша задача — думать о позициях замещения, а также об освоении новых контрактов уже сейчас.

Сегодня внутренний спрос на маски полностью удовлетворен.

«Р»: Раз уж мы заговорили о пандемии, давайте вспомним, как легкая промышленность перепрофилировалась и начала шить медицинские маски.

— Это очень хороший пример. В апреле на пошиве масок сконцентрировались многие швейные предприятия, в том числе и те, которые не входят в концерн. Стояла задача отшивать в сутки сначала 1,5 миллиона защитных масок, а после — 2 миллиона. Силами только одного концерна решить ее было бы очень сложно из-за ограниченности человеческих ресурсов. Я очень благодарна всем председателям областных исполнительных комитетов, которые помогли мобилизовать всю легкую промышленность страны. Таким образом удалось за 7—10 дней к середине апреля выйти на суточный объем в 2,2 миллиона масок, в то время как в конце марта мы выпускали 500—700 тысяч штук. В тот период операторами по реализации масок были «Белмедтехника» и «Белфармация», которые поставляли их в учреждения здравоохранения и аптеки. Сегодня внутренний спрос удовлетворен, поэтому маски свободно можно купить в торговых сетях наших предприятий.


Сегодня мы задумываемся и об экспорте: предприятия концерна планируют в ближайшее время поставить в страны ЕС 1 миллион защитных масок, пробная партия отправится и в Россию. Соответствующие договоренности достигнуты, уже заключены контракты.

К слову, пошив масок позволил многим компаниям работать на полную загрузку и даже повысить швеям зарплату на 10—15 процентов. Кроме того, некоторые предприятия даже специально набирали для этого новых сотрудников. Благодаря этой ситуации мы поближе познакомились со многими частными предприятиями, с малым и средним бизнесом, это пошло на пользу всем.

Пошив масок позволил многим компаниям работать на полную загрузку и даже поднять зарплату швеям.

 От импортного — к собственному

«Р»: Какие сектора легкой промышленности, на ваш взгляд, сегодня могут занять большую долю на внутреннем рынке?

— У нас достаточно уверенные позиции в плане импортозамещения. На мой взгляд, большие перспективы в этом плане у белорусской обуви и галантереи. У нас есть дизайнерский потенциал, хорошая продуктовая линейка, трудовые ресурсы, технологические мощности. Вместе с тем сегодня следует больше соответствовать ожиданиям со стороны покупателей в соотношении «цена — качество». Сейчас на рынке много дешевого, но менее качественного товара из азиатских регионов.

В то же время в стране около 70 процентов обуви изготавливается из натуральной кожи. Так сложилось, что качество продукции и здоровье покупателей было и остается приоритетным в разработке и производстве товаров легкой промышленности. В этом наше преимущество. Да, порой нам сложно конкурировать по ценовому фактору с дешевым импортом, но стратегически мы не намерены менять курс и удешевлять обувь за счет использования дешевых материалов. С учетом распространения COVID-19 сложилась ситуация, когда мы особенно плотно работаем с обувщиками, фокусируя их внимание на том, чтобы оставаться на внутреннем рынке. Ведь рынки все равно откроются, внутренний спрос тоже вернется. Поэтому сегодня уже нужно думать о будущем: готовить коллекции к школе, к следующему сезону осень-зима. Для наших предприятий нынешняя ситуация — это возможность отвоевать долю внутреннего рынка, чтобы усилить свои позиции. Я верю в эти позиции.

«Р»: То есть сейчас то самое время, когда нужно более усиленно развивать собственные более дорогие бренды?

— Вот именно. И мы ставим в этом плане весьма амбициозные задачи. Например, нам сложно конкурировать в бельевой группе, полки в которой в последние годы заполнили товары из Узбекистана и Кыргызстана. Поэтому мы делаем ставку на другие ниши. Например, планируем развивать спортивное направление в одежде: уже в июне предложим покупателям новую коллекцию спортивных костюмов и футболок. Большие планы на деловой стиль и костюмную группу. На осень запланирован выпуск новой женской коллекции деловых костюмов из камвольных тканей.

В целом стоит задача выпускать более технологичный и трудоемкий продукт, идти в более дорогие сегментные группы. Бороться с рынками, где есть дешевая рабочая сила и дешевое сырье, смысла нет.

«Р»: Татьяна Алексеевна, а какую задачу ставите по импортозамещению?

— Задача по импортозамещению — сконцентрировать в стране высокотехнологичные производства с максимально глубокой переработкой собственного сырья (льноволокна, полиэфирных и акриловых нитей и волокон). Все эти проекты основаны на модернизации легкой промышленности: речь о проектах на Оршанском льнокомбинате, «Камволе», Барановичском производственном хлопчатобумажном объединении, кожевенных заводах.

В стране увеличилось производство и потребление хлопчатобумажной ткани и трикотажного полотна.

Мы видим, что растет внутреннее потребление тканей с содержанием шерсти, а также полушерстяной пряжи, увеличилось производство и потребление хлопчатобумажной ткани и пряжи, трикотажного полотна. Мы ориентируем швейные предприятия (такие как «Свiтанак», «8 Марта»), чтобы они смотрели не только на импортное сырье, но, имея необходимое оборудование, выпускали трикотажные полотна у себя и работали по полной производственной цепочке. Это позволит в конечном итоге существенно снизить себестоимость готовой продукции.

konoga@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей ВЯЗМИТИНОВ