Россия и Иран объявили «о разгроме «Исламского государства»

Вчера прозвучало сразу два объявления, говорящих о том, что ситуация в Сирии выходит на новый геополитический уровень. Президент России Владимир Путин объявил, что совместная операция подконтрольных Дамаску сил и ВКС РФ на территории Сирии близится к концу. Военные уточнили, что войска могут быть выведены уже к концу этого года. Практически одновременно президент Ирана Хасан Рухани рассказал о полном разгроме группировки «Исламское государство» в Сирии и Ираке. Эти слова слегка диссонируют со словами Путина о том, что до полной победы над терроризмом, конечно, еще очень далеко. Но в главном Москва и Тегеран сходятся: каждое государство стремится зафиксировать свой вклад, а соответственно и свою роль в будущем послевоенном политическом процессе, который начинается уже сегодня.


В Сочи пройдет российско–ирано–турецкий саммит, где лидеры трех стран обсудят подготовку Конгресса народов Сирии. Помимо ВКС, которые служат главным козырем в сирийском процессе, Президент России выложил еще один — дипломатический. Он отметил значительный вклад в урегулирование ситуации, внесенный переговорами в Астане. «Благодаря астанинскому процессу нам удалось создать зоны деэскалации, а это, в свою очередь, позволило начать практически впервые настоящий, глубокий диалог с оппозицией», — подчеркнул Путин.

Астана и предстоящий Конгресс народов Сирии должны окончательно сместить с переговорной сцены Женеву, где тон задавал Запад. Теперь тон в переговорном процессе задает Москва, и в этом главное отличие от уже виденного нами ранее вывода российских сил, вызывающее сегодня стойкое ощущение дежавю.

Да, 14 марта 2016 года Владимир Путин уже заявлял о выводе из Сирии российских ВКС, и это звучало настоящей сенсацией. Тогда российский Президент объявил, что основная задача в Сирии выполнена. Если учесть, что ИГ не было разгромлено, то возникал вопрос, какая цель все–таки была достигнута? В первую очередь — внешнеполитическая. Для Президента Путина операция в Сирии стала возможностью вновь утвердить статус России как державы, без которой дела не делаются далеко за пределами ее границ. И еще важный момент — в 2016 году заявление Путина о выводе войск из Сирии прозвучало в день, когда в Женеве должен был стартовать раунд переговоров по мирному урегулированию. «Волшебное заклинание» Обамы о том, что нет военного решения сирийского кризиса, тогда еще подавало надежды на то, что двум международным коалициям — западной и российской с партнерами — удастся договориться.

Увы, перемирие, о котором договорились Россия и США, так ни к чему и не привело. Пришлось выстраивать всю конструкцию заново с опорой на региональных союзников. И надо сказать, что с начала первых астанинских переговоров России, Ирану и Турции удалось далеко продвинуться. Несмотря на сложнейший клубок противоречий, в который вовлечены ближневосточные государства, имеющие порой кардинально противоположных союзников в регионе, все же они уцепились за российскую ниточку, которая довела до Конгресса народов Сирии.

Наверное, главное, что их объединяет, — это желание не допустить распада Сирии. Не случайно Башар Асад заявил, что «благодаря российской армии Сирия спасена как государство». Это сигнал астанинской «тройке» об условиях, на которых Асад готов участвовать в послевоенном политическом процессе.

Кстати, он специально приехал в Москву, чтобы зафиксировать приверженность новому переговорному процессу, и это еще один козырь в руках России. Иран, в свою очередь, воспользуется преимуществом своих сил в Сирии «на земле». Ну а Анкара еще ранее заявила, что Россия и США должны вывести свои войска из Сирии, коль речь идет об установлении мира. И судя по тому, что Путин объявил о выводе войск, это был и косвенный ответ президенту Эрдогану. Восстановление дружественных отношений между Турцией и Россией тоже является значимым фактором в новой геополитической конфигурации, складывающейся на наших глазах.

Курдский вопрос, контроль «Хезболлах» в сирийских районах, демарш группы сирийских оппозиционеров, действующих под эгидой Саудовской Аравии, — все это частности. Главное, что за это время жизнь показала — дела в Сирии не делаются не только без России, но и без Ирана и Турции. Участие в переговорном процессе подняло роль Тегерана и Анкары не только в регионе, но и в мире. И, как видится, ради этого геополитического ресурса им стоит преодолеть свои противоречия за переговорным столом.

Вчера же в Кремле сообщили, что Путин проведет телефонный разговор со своим коллегой из США Дональдом Трампом и королем Саудовской Аравии Сальманом бен Абдель Азизом Аль Саудом после того, как проведет военные совещания.

romanova@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: РЕЙТЕР
Загрузка...