России очень нужна эта премия. Именно сейчас

Вся Беларусь с гордостью узнала, что лауреат Нобелевской премии директор Санкт-Петербургского физико-технического института имени Иоффе Ж.
Вся Беларусь с гордостью узнала, что лауреат Нобелевской премии директор Санкт-Петербургского физико-технического института имени Иоффе Ж.И.Алферов - наш земляк, родился в Витебске.

Но откуда такое странное сочетание иностранного имени Жорес с исконно славянскими отчеством Иванович и фамилией Алферов?

Учительница из Чашников Ирина Торбина разыскала корни семьи Алферовых в самой глубинке Витебской области.

Оказывается, в Чашниках родился и вырос отец ученого - Иван Карпович Алферов. Сохранился дом, где он жил. В райцентре и сейчас еще здравствуют дальние родственники Алферовых.

Иван Карпович начинал свой трудовой путь на здешней бумажной фабрике. В 1912 году уехал в Петербург, а в 1917-м стал членом партии большевиков. Верность идеям коммунизма сохранил до конца своей жизни, поэтому и сыновьям дал имена пламенных революционеров: Маркс и Жорес. Причем имя Жорес отец произносил, ставя ударение на первом слоге. Первое имя, понятно, дано в честь К.Маркса, а Жорес - в честь Жана Жореса, основателя газеты Юманите и руководителя Французской социалистической партии.

В годы гражданской войны отец, И.К.Алферов, с оружием в руках защищал Советскую власть. Сохранилась мемориальная плита на месте захоронения погибших в бою под Лепелем красноармейцев - боевых товарищей Ивана Карповича. Всякий раз, наведывая родные места, он приходил поклониться этой могиле.

Старший брат, Маркс Иванович Алферов, пройдя Сталинград, Харьков, Корсунь-Шевченковскую битву, в 20 лет погиб в бою.

После войны семья жила в Минске. Иван Карпович прошел путь от красноармейца до директора завода, а затем главы целлюлозно-бумажного треста. Не раз в те трудные годы помогал землякам. Его хорошо помнят бывшие работники чашникской бумажной фабрики Красная звезда. Жорес закончил минскую СШ ј 42 и уехал учиться в Ленинград. По словам ученого, он уже в 10 лет собрал свой первый детекторный приемник. Главную роль в такой ранней специализации будущего нобелевского лауреата сыграл преподаватель физики единственной в разрушенном послевоенном Минске русской мужской средней школы ј 42 Яков Борисович Мельцерзон. Я, пораженный его рассказом о работе катодного осциллографа и принципах радиолокации, поехал учиться по его совету в Ленинград, в Электротехнический институт (ЛЭТИ), - вспоминает Жорес Алферов. - Радости моей не было границ, что моя счастливая жизнь в науке была предопределена этим решением. В письме родителям, жившим тогда в Минске, он писал о выпавшем ему огромном счастье работать в институте Абрама Федоровича Иоффе.

Став ученым с мировым именем, Жорес Иванович сохранил верность отцовским убеждениям: Ж.И.Алферов сегодня представляет фракцию КПРФ в Госдуме России.

Последнюю нобелевскую награду по физике в XX веке (а век уходящий недаром называют веком физики) поделили между собой трое ученых: два американца - Герберт Кремер и Джек Килби (причем один из них, Кремер, американец немецкого происхождения - тоже символично) и российский академик Жорес Алферов, выходец из Беларуси. Тут тебе и история, и геополитика, и просто политика. Все акценты уходящего века расставлены точно!

А в воскресенье весь мир видел торжественную церемонию вручения в Стокгольме Ж.И.Алферову Нобелевской премии. Вот несколько фраз, произнесенных нобелевским лауреатом: Вручение премии очень важно для поддержки науки. Это не просто большая радость для меня. Мы - страна оптимистов, потому что пессимисты все уехали. А мы вот остались здесь и будем трудиться, чтобы страна наша не только выжила, но стала бы наконец нормально развиваться.

Нобелевская премия нужна России именно сейчас. Как доказательство ее интеллектуального потенциала.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?