Рокоссовский нацеливался на Бридский мох

ОДНИМ из ее «крестных отцов» стал генерал армии, командующий 1-м Белорусским фронтом Константин РОКОССОВСКИЙ. Вразрез с обычной тактикой он настоял на проведении двух главных ударов своего фронта: первый — севернее Рогачева, второй — южнее Паричей. Против этого выступили Генеральный штаб и лично маршал Георгий Жуков. Но Верховный Главнокомандующий Сталин поверил полководческой интуиции генерала. Заметим, это была первая советская стратегическая операция, сроки которой согласовывались с западными союзниками. Те готовились к высадке в Нормандии и нуждались в ударе с другой стороны фронта.

22 мая 1944 года Ставка Верховного Главнокомандования утвердила оперативный план Белорусской наступательной операции «Багратион»

ОДНИМ из ее «крестных отцов» стал генерал армии, командующий 1-м Белорусским фронтом Константин РОКОССОВСКИЙ. Вразрез с обычной тактикой он настоял на проведении двух главных ударов своего фронта: первый — севернее Рогачева, второй — южнее Паричей. Против этого выступили Генеральный штаб и лично маршал Георгий Жуков. Но Верховный Главнокомандующий Сталин поверил полководческой интуиции генерала. Заметим, это была первая советская стратегическая операция, сроки которой согласовывались с западными союзниками. Те готовились к высадке в Нормандии и нуждались в ударе с другой стороны фронта.

В режиме полной секретности

В полосе предстоящего наступления войск 1-го Белорусского фронта противник создал мощную оборону. Главный рубеж состоял из сплошной полосы укреплений глубиной шесть, а местами и восемь километров. Она включала пять линий траншей, тянувшихся вдоль всего фронта. Даже сегодня их легко обнаружить в лесах Светлогорского района, рядом с трассой Бобруйск—Мозырь. Промежутки между рядами проволоки плотно минировались. Были построены и долговременные огневые точки. Для их устройства использовались башни танков, зарытых в землю. Легко вращавшиеся на 360 градусов, они обеспечивали круговой обстрел.

Все укрепления располагались в крайне сложной для наступления местности, изобиловавшей болотами и лесами. Но именно паричское направление и его ключевая точка прорыва — болото Бридский мох — стало самым успешным. Здесь прорыва противник никак не ожидал. Ведь на немецких военных картах вся территория была заштрихована как непроходимая.

Как подтверждают архивные данные, а также воспоминания очевидцев, ни одна из предыдущих крупных советских операций не готовилась с такой тщательностью, как «Багратион». Если бы враг обнаружил подготовку, то в Беларусь были бы немедленно направлены немецкие танковые дивизии и авиация из Украины. Поэтому подготовка к операции проводилась в строжайшей тайне. В полном объеме план наступления знали только шесть человек. Жесткие меры секретности строго соблюдались снизу доверху. Планы операции фронтов разрабатывались двумя-тремя лицами, писались от руки и докладывались в Ставке лично командующим.

Руководство вермахта так и не разгадало планов советских войск. Скажем, командующий группой армий «Центр» фельдмаршал Буш за три дня до советского наступления отправился в отпуск.

Посевную не откладывали

Начало операции было назначено на 19 июня. Однако из-за того, что железнодорожный транспорт не справлялся с перевозками, срок перехода в наступление пришлось перенести на 23 июня.

К маю 1944 года войска Красной Армии полностью или частично освободили 36 районов республики и областные центры Гомель и Мозырь. Именно в Гомеле разместились правительство и ЦК Компартии Белоруссии. Здесь же находился и штаб 1-го Белорусского фронта во главе с генералом армии Константином Рокоссовским.

Это было уже второе «свидание» Рокоссовского с нашей республикой. В 1930—1932 годах он командовал 7-й Самарской кавалерийской дивизией, входившей в состав Белорусского военного округа. Воинская часть дислоцировалась в Минске и его окрестностях. На месте нынешней гостиницы «Октябрьская» стоял дом, в котором жил Константин Константинович вместе с женой Юлией Петровной и маленькой дочкой Адой.

Через 12 лет он вернулся в Беларусь. Генерал не засиживался в штабном кабинете, постоянно был в разъездах и лично проверял ход подготовки к наступлению. Рокоссовский обходил окопы, беседовал с бойцами, угощал любимыми папиросами «Казбек», ел из солдатского котелка. Но первейшим долгом считал соблюдение строжайшей дисциплины, воинского порядка, субординации, точности. Сослуживцы не припоминали случая, когда он бы задержался на ту или иную встречу. Офицеры по Рокоссовскому сверяли часы.

Несмотря на занятость, командующий фронтом находил время и для сугубо гражданских и общественных дел — участвовал в митингах и собраниях на освобожденной территории, посещал трудовые коллективы. Зимой и весной 1944 года он побывал в госпиталях Гомеля, Речицы и других населенных пунктов, где вручал государственные награды бойцам и командирам, отличившимся в Гомельско-Речицкой, Калинковичско-Мозырской и Рогачевско-Жлобинской операциях.

Гомельский пединститут имени Чкалова получил от Рокоссовского для ведения своего хозяйства технику и лошадей. Дружба маршала с институтом, в дальнейшем Гомельским госуниверситетом имени Франциска Скорины, длилась многие годы.

Весной 1944 года командование 1-го Белорусского фронта выделило для освобожденных районов Гомельщины тракторы и горючее, посевной материал для ведения полевых работ. В Гомеле, в Новобелицком районе, был открыт детский дом для сирот. Восстанавливали и медицинские учреждения. В сравнительно короткие сроки благодаря капитальному ремонту, проведенному воинами 1-го Белорусского фронта, приступил к выпуску продукции Добрушский писчебумажный комбинат.

Сквозь тернии к маршальским звездам

Наверное, не все знают, что до войны Константин Рокоссовский был репрессирован и два с половиной года находился в питерских «Крестах». Он держался достойно и мужественно. Виновным себя не признал, никого не оклеветал и ничего не подписал. В марте 1940-го Константин Константинович был освобожден и полностью восстановлен в гражданских правах. Спустя годы Сталин извинился перед Рокоссовским за необоснованные обвинения. Возможно, это был единственный подобный случай. После Сталинградской битвы Верховный Главнокомандующий называл Рокоссовского по имени и отчеству. Такой чести удостаивался лишь маршал Шапошников.

Маршал Советского Союза Георгий Жуков в своих мемуарах писал, что Константин Константинович обладал редкими душевными качествами: «Они известны всем, кто хоть немного служил под его командованием. Более обстоятельного, работоспособного, трудолюбивого и по большому счету одаренного человека мне трудно припомнить».

В конце 70-х годов прошлого столетия мне, тогда еще молодому журналисту, посчастливилось брать интервью у маршала Ивана Баграмяна, который во время операции «Багратион» командовал 1-м Прибалтийским фронтом. Иван Христофорович увлекательно рассказывал о Рокоссовском:

«Константин Константинович выделялся своим почти двухметровым ростом. Причем он поражал изяществом и элегантностью, так как был необычайно строен и поистине классически сложен. Держался он свободно, но, пожалуй, чуть застенчиво, а добрая улыбка, освещавшая его красивое лицо, притягивала к себе. Эта внешность как нельзя лучше гармонировала со всем душевным строем Константина Константиновича, в чем я вскоре убедился, крепко, на всю жизнь сдружившись с ним».

А еще Рокоссовский занимался спортом, прежде всего конным, хорошо играл в теннис и волейбол, увлекался охотой и рыбалкой. Страстно любил природу и, как истинный поляк, великолепно танцевал мазурку. Любил русские народные песни, которых знал великое множество. Но как человек военный, особенно ценил песни в исполнении Краснознаменного ансамбля песни и пляски Советской Армии под руководством А. В. Александрова.

В конце войны Константину Рокоссовскому присвоили звание Маршала Советского Союза. 24 июня 1945 года он командовал Парадом Победы в Москве. Кстати, Рокоссовский маршал двух государств. По просьбе польского правительства он занимал пост министра национальной обороны Польской Республики.

Константин Константинович Рокоссовский был награжден двумя Звездами Героя Советского Союза, 7 орденами Ленина, 6 орденами Красного Знамени, орденом «Победы», орденами Суворова и Кутузова 1-й степени.

Один из творцов Победы, Рокоссовский так подвел итог своей полководческой деятельности: «Величайшее счастье для солдата — сознание того, что ты помог своему народу победить врага, отстоять свободу Родины, вернуть ей мир. Сознание того, что ты выполнил свой солдатский долг, долг тяжкий и благородный, выше которого нет ничего на земле!»

За огромный вклад в освобождение и восстановление разрушенного войной города Константин Рокоссовский в 1967 году был удостоен звания почетного гражданина Гомеля. Его именем назван проспект в белорусской столице, улицы в Бобруйске, Бресте, Гомеле, Речице, Кобрине, Жодино, Несвиже.

Александр ШЕВКО, «СГ»

Р.S. Отправную точку операции «Багратион» — болото Бридский мох — давно осушили. Неподалеку, в окрестностях деревни Раковичи Светлогорского района, планируется построить мемориальный комплекс, посвященный одной из самых значительных и стремительных битв Великой Отечественной войны. Это будет память о простых воинах и великих полководцах, которые выполнили свой солдатский долг и принесли нам Победу.

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости