Родная душа

История одной фотографии художника Кима Шестовского

У него было запоминающееся имя. Услышишь один раз и уже никогда не забудешь. Мы познакомились в 1974 году на первом курсе «глебовки», Минского художественного училища, где он преподавал живопись и композицию. Познакомились и подружились навсегда. Имя он получил в честь Коммунистического интернационала молодежи. Революционное имя. Звучное. А ростом Ким Федорович был невелик. В мастерскую входил тихо и работы наши смотрел внимательно.

фото Евгениея Коктыша

Он — замечательный педагог. Может, это у него от Сергея Петровича Каткова, который в свое время учил его, еще мальчишку, держать карандаш в знаменитой изостудии минского Дворца пионеров.

Ким Шестовский долго преподавал в художественном училище. И сотни молодых людей прошли через его руки. Потом я часто думал, что именно педагогика его главный талант, именно в нем он реализовался, защищая своих учеников, поддерживая, благословляя, ругая, успокаивая и миря. Ведь всякое бывает...

Это он, Ким Шестовский, принес в мастерскую маленький альбомчик Пабло Пикассо и показывал нам его знаменитые картины «Девочку на шаре», «Свидание», «Любитель абсента», «Гернику»... Но не просто показывал, а рассказывал и объяснял, что, как, почему. Сегодня подобное в порядке вещей, а в те годы были другие примеры. Нам тогда рассказывали про картины Бориса Иогансона — «Допрос коммуниста» и прочее. Разговоры о великом Пикассо не поощрялись. Еще он рассказывал о Янке Купале, который дружил с его отцом и даже бывал в их доме, держал пятилетнего Кима на коленях. Великий поэт выглядел в тех историях живым человеком со своими слабостями, а не бронзовым памятником. Ким Шестовский напишет несколько холстов, посвященных поэту.

Потом, после училища и института, мы часто встречались в городе, то на «Комаровке», то на проспекте, на выставках. Говорили. Даже выпивали. Ведь мы были взрослыми, кто нас осудит?

То, что Ким Шестовский — настоящий художник, я понимал всегда, но ни разу не сказал ему об этом. Думал — успею.

Есть у моего учителя несколько совершенно простых и замечательных работ. Настолько хороших, что, увидев однажды, запоминаешь навсегда. Вот маленькая картина «Февраль». Заснеженное поле. Серое небо. Несколько деревьев. Стог, а рядом крестьянин на санях. Черный конь. Мужчина вилами, стоя на санях, берет со стога сено. Вот и все. Но в этой обычной сценке столько поэзии и правды, что дух захватывает. Смотришь и понимаешь, что можно не писать большие и важные картины, а хватит и вот такой. Предельно честной, глубокой и продуманной. Поразительно и то, что написана она художником не в молодые годы, а уже на излете жизни. Она как признание в любви: к людям, природе, родине...

Евгений Коктыш сделал этот снимок на открытии выставки, посвященной 80–летию Кима Шестовского.


ladzimir@tut.by

Версия для печати
евген, канада
молодец степаненко что вспоминает всех еще хорошо бы о А А Малишевском
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?