Риторический вопрос

Первое собрание в нашем обновленном, слитом из двух классов в параллели, 10 «А» — и первый же легкий шок. Мы остались вообще без родительского комитета! Потому что оба прежних «отработали свою карму». Отпахали бессменно каждый по пять лет. Провернули гору организационных мероприятий. И, натерпевшись обид со стороны родителей, которые школу посещают хорошо если пару раз в год, принципиально сложили полномочия. А другие подхватить их не захотели, так же принципиально. «Как же это? — растерянно озирала наша Мария Федоровна аудиторию, полную мам и пап. — Как же мы теперь будем? А за помощью мне теперь к кому обращаться?»

Услышав этот риторический вопрос, родители десятиклассников дружно превратились в первоклас­сников — уткнулись в свои блокноты, начали грызть ручки и изучать пейзаж за окном. Хотя, казалось бы, класс не выпускной — не надо готовиться к экзаменам, прощанию с базовой школой с его непременными атрибутами — фотоальбомами, цветами учителям, последнему вечеру–встрече учеников в старом составе. Нет, речь пока шла всего лишь о централизованной закупке тетрадей для контрольных работ. И все равно унылые лица и тяжкие вздохи. Из общей прострации всех вернул другой робкий вопрос: «А сколько стоит тетрадь?» Ох, зря Мария Федоровна назвала сумму. Родители живенько потянулись за кошельками и уже начали выстраиваться в очередь к ее столу. «Я не могу, не имею права собирать с вас деньги!» — взывала к нашей совести учительница. И совесть таки проснулась. Угадайте с трех раз, у кого? Конечно же, у «терпил» из самоустранившихся было родительских комитетов. «Хорошо, я составлю список», — обреченно сказала одна мама. «Хорошо, я куплю, — буркнула вторая. — Но только один раз! Казначеем не буду! Наслушалась уже после выпускного вечера, что все не так и не этак...» Как же быстро опустел потом класс! В нем только и остались те же члены тех же комитетов, которые все не могут сбросить с себя эту ношу. Потому что другим так удобнее: делать вид, что все в жизни класса происходит само собой, по мановению волшебной палочки. В конце концов, есть же классный руководитель! Он, видимо, считают быстро убегающие с собраний мамы с папами, и должен к тысяче своих непосредственных обязанностей присоединить еще и эту...

Видела и слышала не раз: выбор родительского комитета, особенно после начальной школы, — процесс очень мучительный. Учителя вынуждены чуть ли не умолять им помочь. Это, уверена, тоже удар по престижу профессии — наше эгоистичное желание оставаться в стороне. И активное нежелание поставить себя на место очень важного для наших детей человека, у которого тоже семья, уйма забот, требовательное начальство. Зато мы никогда не жалеем ни времени, ни яда на интернет–обсуждение проблем современной школы.

Вон в Украине собираются реформировать родительские комитеты, детализировав и расширив их полномочия. Мол, в нынешнем виде они изжили себя. Вообще, изобретение это еще царской России, в основном для частных школ, но и в советские времена родительское самоуправление имело мало влияния, что уж говорить о суматошном дне сегодняшнем. О том же твердят и в России. Не знаю. Возможно, здесь надо что–то менять. Но прежде, думаю, придется переключить какой–то тумблер в мировоззрении взрослых. А то, того и гляди, школьники останутся и без тетрадей для контрольных, и без выпускных вечеров.

gabasova@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости