Риск в лесу и деловой риск – обычное дело?

КАЖДЫЙ год в хозяйство «Борисёнок А. К.» Сенненского района приезжают россияне, украинцы, молдаване, граждане балтийских стран. Что их здесь заинтересовало? Дело в том, что производство зерна, картофеля, другой продукции растениеводства для Александра БОРИСЁНКА — только подсобные промыслы. Экономика хозяйства основывается на выращивании пушного зверя и собаководстве. В лучшие годы здесь выращивали 17 тысяч поголовья норки.

Даже конкуренция шести хозяйств в Сенненском районе разной формы собственности пока не привела к изменениям в охотничьих угодьях, которые удовлетворяли бы охотников и арендаторов. Почему?

КАЖДЫЙ год в хозяйство «Борисёнок А. К.» Сенненского района приезжают россияне, украинцы, молдаване, граждане балтийских стран. Что их здесь заинтересовало? Дело в том, что производство зерна, картофеля, другой продукции растениеводства для Александра БОРИСЁНКА — только подсобные промыслы. Экономика хозяйства основывается на выращивании пушного зверя и собаководстве. В лучшие годы здесь выращивали 17 тысяч поголовья норки.

В МОЛОДОСТИ Александр профессионально занимался спортом и в тяжелой атлетике поставил несколько мировых рекордов. Ну а позже пришло увлечение охотой. Оно-то и предопределило дальнейшую сферу деятельности. Сегодня Александр Борисёнок разводит охотничьих собак: лаек западносибирской и восточноевропейской пород. Есть и свои охотничьи угодья на 30 тысяч гектаров, из которых 17 тысяч гектаров — лес. Сам он в своем фермерском хозяйстве отвечает за собаководство и охотничью сферу, а его жена Екатерина занимается выращиванием пушного зверя — норки, лис-чернобурок, песцов. Но у нее, ветеринара по образованию, круг интересов и обязанностей касается всего охотничьего угодья. Женщина заботится о здоровье примерно сотни взрослых лаек и их щенков, стада диких кабанов различного возраста, живущих в вольерах, и даже двух бурых медведей, обитающих за крепкими железными прутьями.

Александр и Екатерина с интересом следят за мировыми тенденциями, государственной политикой в своей сфере. На территории Сенненского района — угодья шести охотничьих хозяйств: Белорусского товарищества охотников и рыболовов, Богушевского лесхоза. В четырех хозяйствах арендаторами выступают организации, в основе которых находится частная форма собственности. Так что конкуренция довольно жесткая. Однако, по мнению Александра Борисёнка, она так и не привела к изменениям в охотничьих угодьях, которые бы удовлетворяли как охотников, так и арендаторов.

Фермер рассчитывает, что более подходящие условия появятся после доработки Положения об охотничьих хозяйствах.

— Этим хозяйствам нужно выходить на новый уровень деятельности, заниматься специализацией, просчитывать ситуацию на перспективу, — рассуждает Александр. — Однако для этого должен быть штат специалистов, профессионалов.

У БОРИСЁНКА работают четыре егеря, ветврач, зоотехник. Охотоведа нет, и для зимнего учета зверей попросили помощи у специалиста Богушевского лесхоза Фарида Саяхова.

Насчитали 340 кабанов и 79 лосей. Плотность зверей — довольно высокая, поэтому егеря зимой занимаются подкормкой диких животных, для чего используют зерносмесь. С осени вблизи подкормочных площадок закладываются бурты картофеля, свеклы. Корм доставляют через день — гужевым транспортом, однако иногда фермеру приходится добираться до места на джипе или снегоходе.

МЫ ДВИЖЕМСЯ по одному из егерских обходов. Дорога, несмотря на недавний снегопад, расчищена. По ее сторонам попадаются обглоданные осины, хорошо видны дорожки, протоптанные кабанами. А вот и они сами. Пара молодых кабанов выбежала на дорогу и через десяток метров снова скрылась в лесу.

— На подкормочной площадке мы вряд ли их встретим. Сегодня корм везем вне графика, — объясняет Александр Борисёнок. Он не ошибся в своих предположениях. Зато удивила вышка, которую используют охотники для отстрела диких кабанов, — настоящая лесная избушка на высоте 5—6 метров с застекленными окнами, дымоходом.

— Такая вот охота! — улыбается фермер. — Однако условия для посетителей создаем, потому что клиент требует комфорта. И белорусам, и иностранцам интересна более всего охота на копытных.

Сейчас услугами Борисёнка пользуются преимущественно белорусы. А ему хотелось бы чаще видеть и заграничных гостей (для зарубежных граждан — более высокая плата за тур). Пока даже россияне не спешат ехать на охоту в Беларусь, потому что не развита необходимая инфраструктура. Такая ситуация сложилась не только в охотничьих хозяйствах. Не имеют необходимой материальной базы и турфирмы. Как выход из такой ситуации, Александр Борисёнок предлагает кооперацию субъектами сферы услуг своих возможностей.

Пока едем назад, мой собеседник рассуждает об охоте на птиц, ностальгирует об охотниках, которые «читали» лес как открытую книгу, знали норов зверей.

— Я не понимаю, почему нельзя разнообразить спектр услуг? Почему не разрешить, к примеру, весеннюю охоту на перелетных птиц, как это заведено в других странах. Зато на весенний отстрел кабанов даже план доводится, — недоумевает Александр Борисёнок.

По его мнению, в развитии охотничьего хозяйства важно перенять богатый западноевропейский опыт, как это сделали в странах Балтии и России. Там многие охотничьи угодья арендуют клубы по интересам, которые существуют на средства активистов, взносы организаторов и доходы от организации охоты.

АЛЕКСАНДР Борисёнок сотрудничает с российским клубом собаководов. На производственной базе сельского фермерского хозяйства регулярно проводятся соревнования собак, в том числе международные, по вольной охоте на кабана, медведя, других зверей. А с недавних пор к соревнованиям присоединилась Белорусская федерация собаководства. Подобные состязания, как и развитие собаководства, в Беларуси сдерживаются нехваткой в стране судей-кинологов.

— Кстати, собаководство у нас — сфера влияния Министерства сельского хозяйства и продовольствия, — рассказывает фермер. — Пока только здесь можно получить свидетельство судьи-кинолога, оформив документы. У соседей свидетельство выдает профессионал, с которым начинающий судья будет работать на соревнованиях.

О собаках Александр Борисёнок рассказывает с таким же восхищением, как и об охоте. И в этом нет ничего удивительного, он — заводчик. Его лаек знают во всей Восточной Европе. Чтобы приобрести у Александра щенка, записываются в очередь.

А зачем в хозяйстве два медведя? Не только чтобы с их помощью проводить соревнования и дрессировать лаек. В хозяйстве фермера они играют ту же роль, что и в дикой природе — выступают в качестве санитаров, употребляя отходы мяса, которое используют для питания пушного зверя и собак.

— Норка, в принципе, как и другой пушной зверь, очень деликатна, — вступает в разговор Екатерина Борисёнок. — Чтобы она росла здоровой, имела богатый мех, необходим сбалансированный рацион, в который обязательно включается мясо. В качестве других компонентов выступает дробленое зерно, минеральные добавки, витамины…

Для более наглядного знакомства со своим хозяйством она предлагает экскурсию и начинает ее с кормокухни, где готовится еда для пушного зверя. Особенно впечатляет промышленная дробилка мяса, через которую можно целиком пропустить сразу целую говяжью тушу. Вся территория хозяйственного двора обнесена сеткой, по периметру размещены собачьи будки. Лайки здесь еще и охранники. Внутри периметра территории — деревянные навесы с клетками, где обитают норки, лисы-чернобурки, песцы.

— Их не так много, как было десять лет назад, однако в последние годы поголовье все-таки подросло, — поясняет Екатерина. — Изделия из натурального меха снова популярны в мире. Мы почувствовали тенденцию, и стремимся следовать ей. Это, кстати, еще и гарантия экономической стабильности нашего хозяйства.

Почувствовали перемены на мировом рынке и в Витебской области. В регионе разработана для реализации в 2011—2015 годах программа под названием «Витебские меха». В ноябре прошлого года облисполком принял решение № 712, в котором намечены новые шаги в этом направлении.

С ХОЗЯЙСТВОМ фермеров познакомились представители областного Комитета по сельскому хозяйству и продовольствию, делают шаги навстречу, появилась заинтересованность делами звероводства. Но это еще не все. Решением Сенненского районного исполнительного комитета КФХ «Борисёнок А. К.» в деревне Ворошилы переданы производственные помещения свиноводческой фермы бывшего совхоза «Богушевский».

— На этих производственных площадях будем выращивать только норку, — констатирует Екатерина.

Сегодня в Беларуси производством меха занимаются преимущественного зверофермы «Белкоопсоюза». Свою продукцию они реализуют через аукционы, цена меха на которых только растет. Борисёнки сбывают сырье преимущественно частным способом. Какой его дальнейший путь к потребителю, производителей мало интересует. Больше их волнует ситуация в производственной сфере. В Беларуси заниматься разведением пушного зверя достаточно рискованно — деятельность, несмотря на существенные затраты, не страхуется. Однако Александр и Катерина не унывают. Однажды выбрав свой путь, идут по нему уже почти 20 лет. Да и для настоящего хозяина деловой риск — дело обычное.

Сергей ЛОЗЮК, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости