Ринг в клеточку

Драться, чтобы выжить - в Бобруйской исправительной колонии ежегодно проводят чемпионат по боксу

Огромная черная овчарка проводила нас совсем не праздным, натренированным взглядом и на всякий случай пару раз громко гавкнула. Она повидала на своем веку много гостей и постояльцев ИК–2 города Бобруйска, или, как ее еще называют, самой спортивной исправительной колонии страны. Мы прибыли сюда на очередной, ставший уже традиционным с 2008 года, турнир по боксу среди осужденных. Этот чемпионат — веха в жизни здешнего «населения». Отдушина, которую ждут год, чтобы потом вновь начать ожидание с нуля.

А в глазах мечты о свободе…

Недостаток пространства, возмещенный избытком времени

Первое, на что обращаешь внимание переступив порог КПП и услышав за спиной характерный металлический лязг, — тишина и чистота, будто очутился в санатории в час дневного сна. Но тишина эта гнетущая, от которой звенит в ушах, а чистота почти стерильная — в ней нет ничего от настоящей, яркой и насыщенной событиями жизни. И еще эти взгляды людей из–за решеток. Они просвечивают насквозь, пробирая до самой глубины. При этом невозможно выхватить какой–то один, они сливаются в общий большой пучок, способный, кажется, своей энергией пробуравить стены, которые скрывают главное, что эти парни успели в своей жизни потерять, — свободу. У каждого из тех, кто смотрит, свои причина и повод, приведшие их сюда и отрезавшие дорогу обратно. Это зона для лиц, впервые отбывающих наказание в виде лишения свободы с максимальным сроком до 25 лет. Статьи разные: бок о бок ходят и убийцы, и мошенники, и воры. Очень много молодежи, тех, кто попал сюда за наркотики. Говорят, что жить взаперти очень тяжело лишь первое время, а потом день сменяется днем, неделя неделей, а год проходит за годом. Привыкаешь. Не знаю, но поверить в то, что к этому можно хоть как–то привыкнуть, очень трудно.

Мне сказали не называть тех, кто отбывает здесь наказание, заключенными — они обижаются. Предложили другой вариант — осужденные. Так лояльнее и дипломатичнее, только мне кажется, что им все равно: как ни назови, жизнь от этого не изменится, а сны не перестанут быть волшебными и от этого еще более грустными — в них можно пойти любой дорогой и обнять мать или любимую девушку. Но рассвет возвращает к обыденности, к замкнутому кругу. И так будет еще очень долго, потому что даже день в неволе — это почти вечность. А для некоторых — это не день и не год, а десятилетия. Так что тут уж не до дипломатии.

Председатель Белорусской федерации бокса Дмитрий Тихомолов с бойцами–финалистами

На нашу группу, которая состоит из председателя Белорусской федерации бокса Дмитрия Тихомолова и его поплечников, ежегодно устраивающих в ИК–2 боксерский турнир, смотрят, как на шествие Дедов Морозов — мы привезли праздник и несколько арбузов. Пока ехали, Тихомолов много рассказывал о турнире и вообще о спорте в ИК–2, несколько раз подчеркнув особую роль в спортивной направленности колонии ее начальника полковника Юрия Трутко. Здесь можно начать новую жизнь и выйти на волю не только с чистой совестью, но в прямом смысле другим человеком. С высшим образованием (получив его дистанционно), а также слепив из себя Аполлона. Сформировать дух и тело помогут территория для воркаута, тренажерный зал, мини–футбольная, волейбольная и баскетбольная площадки. Проводятся также турниры по армрестлингу и гиревому спорту. Шутка ли: зимой даже каток заливают — есть массовое катание и своя хоккейная команда со зловещим названием «Ледорубы». И я вот думаю: если поставить на кон свободу или хотя бы вариант скостить часть срока и выпустить этих «ледорубов» против хоккеистов, скажем, «Лиды» или «Бреста», чья взяла бы? Мастерства, конечно, больше у профессионалов, но вот в плане мотивации здешние ребята любому дадут сто очков форы. А это очень важно.

Позорно не наказание, а преступление

Зал местного клуба оказывается забит под завязку задолго до стартового гонга. Ринг готов, звенит канатами и ждет первых бойцов. Сюда попасть — тоже привилегия, среди зрителей лишь те, кто не имеет замечаний, кто четко и ясно видит цель — исправление. Народ разношерстный, но до начала все сидят тихо как мыши — дисциплина. Нужно заметить, что не каждый чемпионат Беларуси сможет похвастаться такой четкой и профессиональной организацией. Продумано все до мелочей: каждому сделаны бейджики, у судей на ринге и за столиками (они все — тоже осужденные) выглаженная и выстиранная униформа, все выбриты, а каждый бой презентует яркая афиша, на которой бойцы выглядят матерыми профи из элиты мирового бокса. И, конечно, шоу–программа — как же без нее? Тоже собственными силами: в репертуаре ВИА «Февраль» песни разных групп, но особым успехом пользуются «Король и Шут», а также «Мумий Тролль». Из репертуара Ильи Лагутенко местные рок–н–ролльщики исполнили «Владивосток–2000», хотя кто–то из зрителей тихонько пошутил: «Спели бы лучше песню «Утекай!» С юмором всегда жить немножечко легче. Даже в колонии.

В председателях судейской комиссии долговязый парень со стандартной прической — она тут у всех одинаковая — Владислав Купцов. Чемпион мира по шахбоксу (раунд — шахмат, раунд — бокса) Леонид Чернобаев, который прибыл на турнир в качестве профессиональной поддержки и участника показательных выступлений, рассказывал во время предварявшего бои скромного чаепития, что парень этот с боксом на «ты» — призер юношеского чемпионата Европы по боксу. Было это, правда, очень давно, фактически в другой жизни — в 2009 году. Наверняка не такой представлял себе свою дальнейшую судьбу молодой и перспективный боксер Влад Купцов, но верно говорят: от тюрьмы да от сумы не зарекайся. Срок заключения осужденного Купцова скоро должен подойти к концу, и на повестку дня выйдет другой вопрос: что дальше?

Об этом думают многие. Влад пока точно не знает, но как вариант рассматривает возможность вернуться в бокс. В каком статусе — это уж как получится. Тот, кто сюда попал, не любит загадывать слишком далеко: зима и лето — год долой, еще немного и домой.

Стать зрителем турнира — тоже привилегия

Украл, выпил — в тюрьму

Первый финальный бой — в самом легком весе (до 62 килограммов). Публика просыпается: на ринг летят колкие реплики, свист и улюлюканье. Подбадриваемые ревом толпы, боксеры сбрасывают с себя оковы лишней скромности и начинают мутузить друг друга со всей удалью. Сразу видно, что в ринге не профессионалы — этот бой больше напоминает уличную драку, но по строгим правилам бокса, в перчатках и шлемах, защищающих голову от рассечений и сотрясений. В левом углу заключенный Андрей С., отбывающий наказание за грабеж с принудительным лечением от алкоголизма. Ему 32 года, он впервые надел боксерские перчатки в колонии и говорит, что с вредными привычками завязал окончательно и бесповоротно. В правом углу — заключенный Александр В., которому 27 лет, 7 из которых он уже провел в заключении. Еще 15 — предстоит: наказан за убийство, кражу и разбой. Поощрений за время пребывания в колонии пока не имеет. Но что будет дальше — неизвестно: здесь есть время подумать и многое переосмыслить. Взяться не только за штангу и боксерские перчатки, но еще и за ум.

От второго боя я получаю полное эстетическое удовольствие. На ринге двое молодых парней 21 и 24 лет. Оба осуждены по статье за наркотики. Один на 12 лет, другой на 4. Станислав Б. угодил сюда в 18 и к нему вполне применима формулировка «по глупости», но юриспруденция такими категориями не мыслит: dura lex, sed lex — закон суров, но это закон. Он 5 лет занимался рукопашным боем и видно, что здорово в этом преуспел: двигается легко, удары четкие и поставленные, реакция отменная. Да и характер спортивный: на ринге с соперником играет, ловко уходя от ударов, и пытается копировать изящную манеру Мухаммеда Али. К третьему раунду, правда, силы парня почти покидают — в колонии легко тренировать терпение, а вот физическую выносливость — проблематично, для утомительных кроссов нет ни времени, ни места. Станислав Б. в итоге побеждает решением судей, но его соперник Александр М., имеющий первый разряд по боксу, уступил в достойном и красивом бою — улыбка на лице говорит о том, что поражению он не особо расстроился.

Бойцы друг друга не жалели

Чувство справедливости

Пчелиный гул зала заставляет меня вспомнить, что многие боксеры с мировым именем не смогли избежать проблем с законом и имеют в своих биографиях характерные учетные записи. Бегло прогоняю в своей голове фамилии и судьбы. Про Майка Тайсона, конечно, знают все. Но есть и другие. Клифорд Эттьен — самый зрелищный боксер года по версии журнала «Ринг» в 2000 году. Был задержан за разбой, похищение и попытку убийства. Получил 150 лет без права на освобождение. По сравнению с ним любой срок в ИК–2 — просто семечки. Легендарный Санни Листон — это вообще прожженный мафиози: имел 2 срока и более 20 задержаний. Полный набор уголовного кодекса: наркотики, подтасовка результатов поединков, драки и разбои. Плохо кончил — его нашли мертвым в своей квартире. Большие надежды в тяжелом весе на закате
Бернард Хопкинс
ХХ века подавал африканец Айк Ибеабучи, но парень имел серьезные проблемы с психикой. В итоге был обвинен в изнасиловании и нанесении телесных повреждений, помещен на принудительное психиатрическое лечение и осужден. Особый случай — знаменитый Бернард Хопкинс. Самый возрастной чемпион мира за всю историю, завоевавший титул по одной из основных версий в возрасте 46, 47 и 49 лет, вообще малолетний преступник. С 13 лет промышлял гоп–стопом, а в 17 получил первый и очень серьезный срок. В тюрьме и надел боксерские перчатки, увлекся боксом настолько, что вышел и стал легендой. Такое тоже бывает.

Виктор Рыбаков
Из боксеров советского периода первыми на ум приходят две фамилии: тезки — Виктор Агеев и Виктор Рыбаков. Рыбаков — бронзовый призер Олимпиад в Монреале и Москве, сел уже после завершения карьеры, получив срок за фарцовку фарфором. Наказание отбывал, кстати, в Беларуси, в Оршанской колонии. Вспоминает о тех временах так: «Тяжелая мужская жизнь, попадать туда не надо. Но если уж попал — надо сохранить достоинство, характер и силу. Пройти это испытание, раз уж Господь послал». И еще дал совет всем боксерам. Особенно тем, кто на свободе: «Боксерам пить нельзя. Вот у меня — врожденное чувство справедливости. Стоит прикоснуться к спиртному, сразу же просыпается. У многих боксеров так. Молодым говорю: ребята, будете выпивать — обязательно кому–нибудь по башке дадите. А вне ринга это наказуемо».

Виктор Агеев
Агеев — тот вообще легенда! Родом с бандитской Пироговки, он пронес свой независимый и жесткий характер через всю жизнь. Болельщики навсегда запомнили его невероятную манеру ведения боя, невиданную до тех пор (середина 1960–х) открытую стойку с опущенными, не прикрывавшими голову руками. Агеев был кумиром всей передовой интеллигенции СССР, подобно Высоцкому, Евтушенко или футболисту Стрельцову. Некоторые даже полагают, что знаменитая «Песня о сентиментальном боксере» была написана Высоцким именно про Агеева. Но Виктор любил гульнуть. О его похождениях ходили легенды: о драках, загульных маршрутах от Сандуновских бань до аэропорта «Внуково», где буфет работал круглосуточно. А поводом для наказания стала драка в ресторане «Метрополь»: забыл на столе сигареты и решил вернуться. Швейцар пропустил, а другой, в штатском, остановил. Агеев не знал, что это капитан милиции, и одним ударом сломал ему нос. Медицинское обследование выявило потом еще и сотрясение мозга. Второй раз Агеев попал в следственный изолятор снова из ресторана — не угомонился. Когда выяснилось, что задержанный уже ранее судим, печальный финал стал неизбежен — суд, тюрьма...


Кто не терял хоть раз свободу, тот не поймет ее цены

Все это в голове пронеслось вихрем. Удар слева, апперкот, хук справа, левый джеб, нырок и двоечка: тук — бах! На ринге ИК–2 бой ведут два мастера спорта. Евгений С. 10 лет своей сознательной жизни отдал занятиям таэквондо, занимался в одном зале с Арманом–Маршалом Силлой, становился вторым на чемпионате мира среди юниоров. Когда его жизнь слетела с катушек, он, наверное, и сам теперь толком не скажет, но так получилось, что спорт однажды вдруг отошел на второй план, на первый пропустив наркотики. Это был довольно громкий процесс — «дело четырнадцати», он широко освещался в прессе: 14 торговцев спайсами получили тогда от 10 до 15 лет лишения свободы. Среди них была даже молодая мать, и он, бывший чемпион. А первоначальной зацепкой для следствия стала закладка психотропа, найденная в одном из детских садов (!) Минска.

Вспоминать о тех днях Евгений С. не любит. За решеткой он провел уже 3 года и за это время многое переосмыслил. Временем окончания срока у него значится 18.12.2026 — выйдет, стало быть, перед Новым годом, когда загадывают желания и ждут чудес. Свободы парень лишился в 22, снова увидит ее в 34. Чудовищная временная пропасть, в которую даже просто заглянуть страшно, мороз продирает кожу! Каким будет мир и он сам через такое количество лет? Ответить на этот вопрос сегодня не сможет никто.

Бой закончился, но судья поднял другую руку — Александра Ш. Мастер по боевому самбо попался на мошенничестве в составе группы лиц. Но он, можно сказать, счастливчик — получил чуть меньше трех лет и следующим летом выйдет на свободу. Ему всего 24 и есть время начать все заново, с чистого листа. Потому что нет таких соблазнов и пряников, которые были бы дороже свободы. Это факт, который здесь прочно вползает в твою голову, бросает якорь и выходить не желает ни при каких обстоятельствах. Если, конечно, ты человек адекватный и способный воспринимать мир во всех его проявлениях.

Я листаю стопку досье: занимался боксом, муай тай, смешанными единоборствами, рукопашным боем, ушу... 22, 23, 24, 26 лет. Они молодые и спортивные, кажется, сами не понимают, каким ветром их сюда занесло, когда могли бы строить свою жизнь совсем иначе: мудрее, веселее, красочнее. Увы, очень часто понимаешь это слишком поздно, когда изменить уже ничего нельзя. Наркотики, наркотики, снова наркотики, особо злостное хулиганство с применением оружия, кража, хищение... Сколько историй и судеб зашифровано в этих статьях УК! У Антона Л. срок 4 с половиной года, ему всего 22, но уже применено принудительное лечение от алкоголизма. Пошло на пользу — парень хоть и выглядит старше своих лет, но свеж и бодр, этакий кряжистый боровичок с пудовыми кулаками. Его соперник падает на настил ринга уже во втором раунде — нокаут! В супертяжелом весе также досрочно побеждает 24–летний Артур Щ., отсидевший половину из своего 8–летнего срока. Он счастливо улыбается во весь рот — этот боксерский день в ИК–2 города Бобруйска за то и любят, что он позволяет насладиться моментом и хоть на время забыть о том, что жизнь течет за высоким забором.

— Отрезвел, собрался с мыслями, многое понял, — в интервью участники турнира будто под копирку бодро рапортовали о передуманном. — Спасибо администрации, мы имеем возможность читать, заниматься самообразованием и спортом. Вообще, жить можно. Но лучше, конечно, сюда не попадать, а сразу пойти своей дорогой.

И все–таки один вопрос не давал мне покоя:

— Парни, а чего вам здесь не хватает больше всего?

Они все ответили одинаково:

— Свободы.

Не теряйте то, что вам дорого.

s_kanashyts@sb.by

Фото автора.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости