Резина для советского автомобилестроения

ЛЮБАНЩИНА дала стране 18 Героев Социалистического Труда. Так отмечены успехи мастеров по выращиванию картофеля и сахарной свеклы, животноводов и руководителей хозяйств. Высшей степени отличия удостоены и несколько человек за выращивание мало кому известной сегодня технической культуры кок-сагыз.

«Колхозная правда» подробно писала о тех, кому за успехи по выращиванию кок-сагыза в пятидесятые годы прошлого века вручали Звезды Героя Социалистического Труда. Где они сейчас?..

ЛЮБАНЩИНА дала стране 18 Героев Социалистического Труда. Так отмечены успехи мастеров по выращиванию картофеля и сахарной свеклы, животноводов и руководителей хозяйств. Высшей степени отличия удостоены и несколько человек за выращивание мало кому известной сегодня технической культуры кок-сагыз.

Только в 1948 году 7 любанских колхозниц получили за него ордена Ленина. Более 30 удостоены орденов Трудового Красного Знамени, около ста отмечены медалями «За трудовое отличие» и «За трудовую доблесть». Оказывается, даже руководитель прославленного колхоза «Чырвоная змена» Кузьма ШАПЛЫКО высшую награду СССР — Золотую Звезду Героя — тоже получил за выращивание кок-сагыза. Вот что по этому поводу 7 июля 1951 года писала «Колхозная правда»:

«На осушенных торфяниках вдоль реки Орессы раскинулись плантации кок-сагыза. Издавна любанские колхозники снискали себе славу мастеров высоких урожаев этой ценной культуры, сотни из них удостоены правительственных наград. В эти дни любанские каучуководы отмечают новую победу. За получение высоких урожаев кок-сагыза Указом Президиума Верховного Совета СССР звание Героя Социалистического Труда присвоено председателю колхоза «Чырвоная змена» Кузьме Ивановичу Шаплыко, бригадиру этого колхоза Пелагее Ивановне Галай и бригадиру тракторной бригады Любанской МТС Григорию Павловичу Сущене.

Колхоз «Чырвоная змена» — передовой в районе по выращиванию кок-сагыза. За последние годы члены этой артели накопили богатый опыт, в совершенстве изучили агротехнику возделывания кок-сагыза и твердо идут по пути дальнейшего подъема урожайности. В 1950 году, например, с площади 27 гектаров здесь было снято по 60 центнеров корней каучуконоса. Не без гордости называют члены артели имена колхозниц Домны Масусевой, Лукерьи и Ирины Шаплыко и многих других, сумевших вырастить на закрепленных за ними участках по 90—92 центнера корней кок-сагыза с гектара».

Что же это была за культура? Почему ей придавали тогда такое большое значение, а сегодня она неизвестна даже специалистам агрономической службы?

При подготовке материала в Любанском районе я многим задавал эти вопросы. Одни пожимали плечами, другие называли кок-сагыз сорняком. И только немногие, в основном ветераны да работники местного краеведческого музея, вспоминали, что представляла собой эта ценнейшая на то время культура, как и зачем ее выращивали. В первые послевоенные годы она была своего рода «королевой полей», за выращивание которой наград не жалели.

Когда молодой Стране Советов понадобилось наладить производство собственного каучука, сразу возник вопрос — из какого сырья? Основной на то время природный каучуконос — гевея — на территории СССР не росла, а экспортировать ее, как и натуральный каучук, было слишком дорого. Поэтому ученые получили задание разработать технологию производства искусственного каучука, что вскоре и было сделано. Уже в начале 30-х годов в Ленинграде заработал первый завод по его выпуску. Однако он, как оказалось, уступал натуральному по эластичности. Пришлось искать заменитель гевеи, которым и стал кок-сагыз.

На эту культуру биологи вышли случайно. Члены одной из экспедиций в поисках российской гевеи увидели на Тянь-Шане, как местные жители жевали какие-то корешки, после чего во рту оставалась масса, чем-то напоминающая остатки современной «жвачки». Растения были похожи на наши одуванчики, растущие на неухоженных лугах и пастбищах. Вскоре их «переселили» в европейскую часть России, в том числе и Беларусь. Разработали технологию возделывания кок-сагыза в новых условиях, корни которого, как оказалось, можно использовать для производства каучука. Каждый гектар мог давать их до ста центнеров. В тот же Любанский район из Москвы приезжали ученые, обследовали местные торфяники и пришли к выводу, что более подходящего места для выращивания этого тянь-шаньского цветка, чем в «Чырвонай змене», не сыскать. Свою прописку он получил также в Руденском (теперь Пуховичский), Рогачевском и некоторых других районах республики и стал основным натуральным сырьем для резинопроизводящей отрасли. Создавались бригады по производству кок-сагыза, о нем слагались стихи, ему посвящались песни. На страницах средств массовой информации того времени о его производстве, передовиках можно найти немало различного рода материалов. Он считался стратегически важной культурой. В конце 1951 года состоялся даже слет передовиков Минской области. Кок-сагызу уделили пристальное внимание даже высшие руководители СССР.

После Сталина о принудительно внедряемом выращивании этого растения начали забывать. Тем более что ученые предложили другие виды синтетического каучука, которые превосходили по своим качественным характеристикам тот, что изготавливали из кок-сагыза.

— Некоторые наши мальчишки, мои ровесники, пробовали жевать корешки кок-сагыза, — вспоминает 75-летняя Галина КРЕНЬ, — но в открытую делать это боялись, потому что наказывали. Да и родители не позволяли, всячески запугивая нас, говорили: это отрава, жевать корешки нельзя ни в коем случае. Но, насколько я помню, никто из ровесников от этого не пострадал.

Галина Тимофеевна помнит, как выращивали эту техническую культуру, насколько она была востребована и какое ей уделялось внимание. Правда, этой работой сама не занималась. А вот ее отец Тимофей АНИСИМОВ, который вскоре после Великой Отечественной войны стал вторым секретарем райкома партии, а потом и первым, был пионером в организации производства тянь-шаньских цветков на Любанщине. Работа эта, по свидетельству очевидцев, оплачивалась неплохо.

— В качестве материального стимулирования в сельповский магазин привозили галоши, сапоги, бахилы, другую резиновую обувь различных размеров, которую отпускали по спискам, — продолжает Галина Тимофеевна. — На то время она считалась модной, а носить ее — престижно. Но получить такое поощрение можно было при условии большого количества трудодней, выработанных на кок-сагызе. Однажды не одной парой такой обуви поощрили и моего отца, помню – даже детских размеров. Были там и бахилы, которые мы отдали бабушке.

Сегодня свидетелей тех событий в «Чырвонай змене» остались единицы. Да и тянь-шаньский каучуконосный цветок давно канул в Лету. Но одного из полеводов того времени все-таки удалось найти. Восьмидесятилетняя Елена БРАГИНЕЦ помнит, как приезжала из Москвы специалист-женщина, учила, как сеять, ухаживать и убирать кок-сагыз.

— Сеяли его и обрабатывали поначалу вручную, мотыгами, все вместе, — вспоминает Елена Брагинец. — Потом стали брать для себя или своих семей участки до полугектара. За лето приходилось мотыжить раза три, плюс обработка конными культиваторами. К уборке корни достигали толщины с палец. Выкапывали их лопатами, складывали в «кашы», чистили, свозили в кучи, взвешивали. Куда их отправляли, не знаю. Но помню, что платили за него хорошо. По итогам сезона давали резиновую обувь. Нам читали лекции, как правильно выращивать кок-сагыз, собирать корни, обрабатывать участки, чтобы в летний период ветер не высушил торфяную почву.

Плантации кок-сагыза находились между Любанью и нашими Сорочами, — продолжает собеседница, — где теперь стоят фермы. Корешки могли доходить до полуметровой длины. Семена собирали кто в фартук, кто в мешочек, причем в безветренную погоду, чтобы не разнес ветер.

В «Чырвонай змене» возделывали кок-сагыз с 1946 года. В первый год на каждого из членов каучуководческого звена приходилось по 0,09 гектара посева. Затем эта площадь возросла до 0,25 гектара, а после укрупнения колхоза — от 0,30 до 0,50 гектара.

«Люди хорошо справляются с порученным делом, — писала тогда «Колхозная правда». — На помощь им пришли механизация и передовая советская агротехника. А прославленный каучуковод нашей страны Герой Социалистического Труда Александра Шаплыко часто проводит в колхозе лекции и беседы о способах возделывания кок-сагыза. Всю зиму она руководила агротехническим кружком, а в горячие летние дни часто посещает плантации, оказывает каучуководам действенную помощь советом и практическим показом».

После того как перестали выращивать кок-сагыз, Елена Брагинец больше его не встречала. По справочной литературе знает о нем и старший научный сотрудник местного Музея народной славы Антонина СИМОНОВА, хотя с интересом рассказывала о тех, кого прославил этот цветок. Одним из признанных мастеров высоких урожаев кок-сагыза считалась Пелагея ГАЛАЙ, удостоенная звания Героя Социалистического Труда. В 1950 году, будучи бригадиром, она собрала с каждого гектара по 68,5 центнера ценных корней. А на опытном поле этот показатель вообще «зашкаливал» до 90 центнеров. Опытом выращивания кок-сагыза она делилась в Академии наук БССР на научной сессии по вопросам мелиорации и сельскохозяйственного освоения болот. Высшей наградой Родины в марте 1949 года была отмечена и Александра ШАПЛЫКО.

За долгое время работы в колхозе овладел технологией выращивания этой культуры и механизатор МТС Григорий СУЩЕНЯ. Весь летний период он следил за состоянием посевов. Его бригада закончила 1950 год с отличным результатом — выработка на каждый 15-сильный трактор составила по 650 гектаров, а урожай кок-сагыза — 60 центнеров с гектара.

По некоторым данным, с одного гектара кок-сагызовых плантаций можно было получить не более 80 килограммов каучука. Так что резина для советского автомобилестроения давалась нелегко.

Анатолий ЦЫБУЛЬКО, «БН»

Фото из архива местного Музея народной славы

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?