Рецепт от болезни роста

Учтены мнения дилеров, бизнеса и производителей: Общественно-консультативный совет при МАРТ одобрил инструкцию по методике расчета предельных отпускных цен на лекарства

Цены на лекарства в аптеках волнуют всех. В соответствии с Указом Президента в стране регулируются оптовые и торговые надбавки на все лекарства. В то же время цены, по которым их продает производитель, такого механизма не имеют, их формирование зачастую бывает непонятным. Их-то и хотят сделать максимально прозрачными. Как ожидается, после введения механизма расчета предельных отпускных цен некоторые позиции могут подешеветь на 10—15 процентов. 

Некоторые позиции на прилавках могут подешеветь на 10—15 процентов.

С нового года регистрация предельных отпускных цен почти на сорок лекарств от онко- и сердечно-сосудистых заболеваний станет обязательной. Это предусмотрено принятым в конце августа Указом № 345 «О регистрации цен на лекарственные средства». На днях общественно-консультативный совет при Министерстве антимонопольного регулирования и торговли одобрил проект постановления ведомства, который утверждает инструкцию о методике расчета тех самых цен. Дело за малым: получить зеленый свет от Минюста, принять документ — и пилотный механизм готов. 

По порядку рассчитайсь

Цифры на ценниках так или иначе волнуют каждого из нас. Чтобы снизить градус обеспокоенности, в начале года в МАРТ заявили: ценовые параметры должны быть разработаны для каждой отрасли. Начать решили со здравоохранения, а именно — с лекарств. Дело в том, что в соответствии с Указом № 366 «О формировании цен на лекарственные средства, изделия медицинского назначения и медицинскую технику» в стране регулируются оптовые и торговые надбавки на все лекарства. Чем выше стоимость препарата, тем ниже накрутка. В то же время цена производителя остается неурегулированной. Ее-то и хотят сделать прозрачной. Как ожидается, некоторые позиции на прилавках могут подешеветь на 10—15 процентов. 

Документы для регистрации предельной отпускной цены будет принимать РУП «Центр экспертиз и испытаний в здравоохранении», потом пять дней он вправе проверять полноту и достоверность данных. Далее информация идет в МАРТ, где проводится экономический анализ — максимум десять дней. Понадобятся уточнения — прибавляется еще столько. Потом заявка попадает в Минздрав на регистрацию. Дали добро эксперты ведомства — решение оперативно направляется в Центр экспертиз и испытаний в здравоохранении и в течение двух дней вносится в реестр. Цены регистрируются в белорусских рублях, для импортных лекарств во внимание берется обменный курс за последние три месяца. Поводы для отказа в регистрации — недостоверные или неточные данные, превышение представленной цены над рассчитанной в соответствии с методикой. 

С нового года регистрация предельных отпускных цен почти на четыре десятка лекарств от онко- и сердечно-сосудистых заболеваний станет обязательной.

Меньше можно, больше — нет

Проект инструкции о методике одобрили на ОКС в МАРТ, «чтобы бизнесу было комфортно и население почувствовало результат». В основе — регистрация минимальной из предельных отпускных цен. Есть два варианта ее вычисления для оригинальных препаратов. Первый — по среднему арифметическому значению минимальных цен производителя на лекарственное средство в 15 странах, включая страну-производителя. В списке — Армения, Болгария, Венгрия, Кыргызстан, Молдова, Литва, Латвия, Польша, Россия, Румыния, Чехия, Эстония и Франция. Восемь из них имеют открытый рынок регистрации цен на лекарства, остальные приближены к нам территориально, по социально-экономическим и демографическим показателям. Правда, глава МАРТ Владимир Колтович поручил разработать индикаторы-пояснения по выбору стран и принять их на коллегии ведомства. Мол, выбор референтных государств — это выбор цены, а цена — расходы граждан и бюджета. Второй вариант — средневзвешенное значение цены реализации, сложившейся за год или время, предшествующее дню подачи заявления о регистрации. 

Что же касается дженериков, то цена их должна быть не выше цены оригинального препарата. Изначально предполагалось, что они будут стоить на треть дешевле. Но, изучив опыт ФАС, наши специалисты пришли к выводу: есть риск вымывания недорогого сегмента лекарств. Поэтому в БГЭУ разработали формулу, в соответствии с которой будут регистрироваться такие препараты. 

— Мы ушли от затратного метода при определении предельной отпускной цены. Он достаточно трудоемкий, малопрозрачный и некорректный в отношении иностранных производителей. В то же время оставили его для обоснования повышения цен для дешевых лекарств, произведенных в странах ЕАЭС, если изменилась стоимость сырья, материалов и накладных расходов. Правда, повышение в таком случае не будет выше инфляции в предыдущем календарном году и выше прогнозируемого уровня на нынешний. Выросшие затраты на сырье и материалы из-за форс-мажоров или колебания курсов валют на таких же условиях будут учитываться и для препаратов среднего сегмента, выпущенных в странах «пятерки». Кроме того, любой производитель может поднять цены на ожидаемый уровень инфляции, — пояснила замначальника управления социальной сферы и услуг МАРТ Наталья Василевская. 

А если вдруг резко «подпрыгнет» доллар, что будет с ценами импортеров? Если курс вырос больше, чем ожидалось, иностранный производитель может запросить регистрацию предельной отпускной цены по новой. С условием — чтобы она была не выше рассчитанной по методике. То есть если у нас курс сильно изменился, а в 15 странах нет, то фактически основания для повышения цены нет. Согласятся ли на таких условиях работать международные фармкомпании? 

— Выход есть: либо определяем спецоператора, либо открываем рынок и говорим о параллельном импорте. Понятно, что предложенный механизм предстоит обкатать на нашем маленьком рынке. Будем присматриваться к процессу в первое время, чтобы оперативно реагировать на недочеты, если они появятся. Но если придется выбирать между ценой и наличием лекарств, наличие поставим на первое место, — заверяет Владимир Колтович. 

Сроки поджимают

По словам замдиректора РУП «Центр экспертиз и испытаний в здравоохранении» Татьяны Тумели, реестр уже разработан, создан отдел регистрации цен.
Впрочем, некоторые эксперты опасаются: удастся ли уложиться в сроки? На прохождение всех этапов уйдет минимум 18 рабочих дней. Максимум — 28. Вроде, быстро. Но если считать календарные дни, самый быстрый срок регистрации — 42 дня, чуть больше осталось до нового года. Наталья Василевская поясняет: 

— Задержки ни за МАРТ, ни за Минздравом не будет. Мы, например, будем рассматривать документы в течение суток, чтобы обеспечить вход лекарств на рынок, не поставить в цейтнот производителей. Главное — как можно быстрее согласовать инструкцию, пройти экспертизу в Минюсте и провести рабочие встречи, чтобы побыстрее все разъяснить бизнесу. 

Впрочем, он в курсе дела. По крайней мере, исполнительный директор Ассоциации международных фармацевтических производителей в нашей стране, куда входит два десятка крупнейших мировых игроков, Наталья Макеева знакома с темой с весны:

— Указ затрагивает чуть меньше половины участников ассоциации. Все ждут принятия окончательного варианта методики, чтобы отправить эту информацию в свои штаб-квартиры и начать подготовку документов. Лучше это сделать намного раньше рождественских праздников. Могу сказать, что каждый производитель, кого затронули изменения, приложит максимум усилий, чтобы пациенты не остались без лекарств. 

Предложенный механизм должен защитить внутренний рынок от необоснованно дорогих лекарств. Совмин и заинтересованные госорганы будут внимательно следить за ситуацией, чтобы подвести промежуточные итоги действия Указа № 345. И до июля 2020 года ответить, насколько целесообразно расширять его действие на все другие препараты. 

КОММЕНТАРИЙ В ТЕМУ

Вячеслав ШИЛО, заместитель министра здравоохранения: 

— Многие страны с еще меньшими объемами рынка работают по схожей методике, а мировые компании относятся к их условиям с пониманием. Так что поставки будут. К слову, при проведении централизованных закупок мы анализируем цены практически в тех же странах, что предложены. Что касается сравнения цен у нас и в России, год назад мы попозиционно сравнивали — в 245 случаях у нас они были выше. В то же время в 2011 году, до скачка курсов валют, препараты у нас стоили вдвое меньше, чем у соседей. А мы до сих пор не можем прийти к тому паритету: россияне в силу веса своего рынка настояли на поставках в рублях. 

druk@sb.by Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Артур ПРУПАС
Новости