Рецепт ее счастья

Екатерина Карстен о семье, гребле и женском счастье

В прошлом году Екатерина Карстен отметила 30–летний (!) юбилей спортивной карьеры. После Олимпийских игр в Рио, которые стали для нее седьмыми, Екатерина хотела поставить весло в чулан. Но передумала. И сейчас вновь готовится к чемпионату мира. Мы встретились на гребном канале в Бресте, где уже в эти выходные стартует молодежный чемпионат Европы. Говорили обо всем: спорте, жизни в Беларуси и Германии и, конечно, о женском счастье.

Фото  Александра  ШУЛЬГАЧА.

— Екатерина, почему вы все же решили остаться в гребле?

— Был момент, когда спросила себя: «А что дальше? Как жить без этих тренировок и соревнований?» Конечно, можно было бы пойти тренером, но мне этого не хочется. Продолжила тренироваться в Германии, тренер писал мне план подготовки. Весной приехала на Кубок Беларуси и выиграла. Потом стала второй на чемпионате Европы в одиночке. Сейчас с главным тренером нашей национальной команды решили, что в этом сезоне попробую себя в четверке, буду передавать опыт молодежи. Конечно, тяжеловато приходится, я ведь всю жизнь сидела в одиночке. А тут и скорости другие, и грести надо немного иначе.

— В вашей коллекции, наверное, есть медали с абсолютно всех топ–соревнований. В чем находите мотивацию?


— Мне очень повезло в жизни: я занимаюсь любимым делом и показываю в нем результаты. Можно сказать, у нас с греблей, а особенно с одиночкой, взаимная любовь. Поэтому с мотивацией у меня проблем никогда не было: я всегда с удовольствием тренировалась и выступала. С годами не растеряла этого.

— Впереди — чемпионат мира. Какие задачи ставите перед собой?

— Четверка — это все–таки большой экипаж, а мы пока не так долго сидим вместе. Посмотрим, на каком уровне находимся в мире, подумаем, как в следующем году проходить отбор на Олимпийские игры.

— То есть на восьмую Олимпиаду нацеливаетесь?

— Если здоровье позволит и если буду нужна команде, то, конечно. На самочувствие пока не жалуюсь, регулярно проходим медосмотр — все отлично. Так что посмотрим.

— Последние лет 20 вы живете в Германии. А часто ли бываете в Беларуси?

— Когда выступала в одиночке, приезжала на родину очень редко. Сейчас, когда пересела в четверку, все изменилось: как приехала в апреле, так и тренируюсь до сих пор, только на соревнования выезжала.

— Есть ли в Беларуси места, в которые обязательно заезжаете, когда находитесь на родине?

Муж Екатерины Вильфрид всегда выезжал на соревнования с супругой.
фото  Артура  ПРУПАСА.

— Первым делом еду в деревню Осечено, где родилась. И маму навестить хочется, и на деревню интересно посмотреть. Правда, там уже мало кто остался. А так почти все время проводим в Бресте, практически никуда не выезжая.

— У вас с Брестом связано многое — например, именно здесь вы познакомились с мужем, немцем Вильфридом Карстеном. Сильно ли изменился город за последние годы?

— Когда сдавала здесь на права, объехала, наверное, весь Брест. К тысячелетию города многое обновили: дороги стали лучше, возле вокзала ведутся работы. Очень понравилась Советская улица и улица Гоголя, где установлены кованые фигуры, — классно сделано!

— Вы говорили, что после окончания карьеры хотите жить в Беларуси.

— Когда обсуждали эту тему с мужем, он был согласен. Даже, наверное, инициатива о переезде в Беларусь больше от него исходила. Но сейчас Вильфрид серьезно заболел и хочет остаться в Германии. Дочь тоже сюда особо не рвалась, поэтому, скорее всего, все же останемся там.

— А чем, кстати, сейчас занимается ваша дочь? Она ведь по вашему примеру пошла в греблю и мечтала посидеть с вами в одной лодке.

— Эта мечта сбылась. Когда мы в прошлом году проводили сборы в Бресте, муж с дочкой приезжали. Я попросила у тренеров двойку, и мы покатались вместе. Она, возможно, и дальше занималась бы греблей, но наши графики было невозможно совместить. Когда начинается сезон, в Германии детей на соревнования должны возить родители. А муж всегда ездит со мной. Поэтому пришлось закончить — там никто не держит в секции детей, которые не выступают на соревнованиях. Она училась в школе по специальности «Компьютерный дизайн», а сейчас ее взяли на испытательный срок на работу, где нужно будет заниматься монтированием видеороликов.

— Вас узнают?

— В Минске чаще, особенно люди постарше. Раньше, когда обо мне много писали и рассказывали, популярности было больше. Но я не стремлюсь к этому. Мы с мужем в самом начале решили, что будем жить в Германии, в небольшом городе. Там меня знают в округе, но не отвлекают, и я могу спокойно заниматься своим делом. Мне так было проще: я тренировалась и не думала о том, как, например, одеться. Я простой человек, а на меня иногда смотрят, как на чудо какое–то. А что я сделала? Я просто работала на совесть.

— Вас часто называют Екатериной Великой, Железной Екатериной. Как относитесь к этому?

— Когда такие вещи говорят мне лично, смущаюсь, но читать такое, конечно, приятно.

— Вы только в этом году получили водительские права. Чего не хватало раньше: желания или времени?

— Времени и возможности. Немецкого языка я не знаю, поэтому в Германии учиться не могла, а в Беларуси бывала редко и приезжала ненадолго. К тому же все свое время отдавала спорту, не отвлекалась ни на что. Права хотела получить уже давно. Муж учил меня водить еще до появления дочери. Даже как–то возила их с братом у себя в деревне. А когда забеременела, муж сказал: «Все, никаких вождений». Родила, вернулась в спорт, снова не было времени. А сейчас, наконец, все получилось.

В прошлом году Екатерина  с дочерью Александрой впервые сели в лодку вместе.

— На что еще не хватало времени из–за постоянных тренировок, сборов и соревнований?

— Жалею, что так и не выучила немецкий язык, хотя 20 лет прожила в Германии. Иногда появлялись мысли пойти на курсы, но потом решала, что лучше в свободное время отдохну и восстановлюсь к следующему тренировочному дню. Если бы не мой тренер, вообще, наверное, ничего не знала бы на немецком. А так объясниться могу, но куда больше понимаю, чем могу сказать. У нас с дочерью интересная переписка: она пишет мне на немецком, я отвечаю на русском, потом переводим. Ей тоже непросто: она разговаривает по–русски, но читать–писать не может. Сейчас у нее стало меньше русскоязычного общения, и я замечаю, что иногда она задумывается, как перевести то или иное слово. Приходилось жертвовать и выездами на отдых. До четырех лет мы брали дочку с собой на все выезды и соревнования, потом стали оставлять в Германии. А когда приезжали в отпуск, никуда не ездили отдыхать — у нее начинались занятия в школе, не хотелось оставлять ее одну.

— Сейчас, когда Александра уже взрослая, наверняка с отдыхом и восстановлением стало проще.

— Да. После первой тренировки есть время на отдых, можно поспать. Когда дочка была маленькая, это удавалось не всегда. Сейчас времени хватает, между тренировками на сборах можно сходить в кафе пообедать. Но чаще я сама готовлю. Мясные блюда покупаю в кулинарии, а салаты и гарниры делаю сама.

— Любите готовить?


— Не очень. Я не умею выпекать, а дочка любит. Особенно на Рождество. Она как запланирует! Печенье, торты... Мне потом помогать приходится. Дочка любит, когда я ей готовлю. Она в еде непривередливая, ей нравится то, что я делаю, даже тогда, когда мне кажется, что это не вкусно. Я обычно готовлю по рецепту, мне надо, чтобы все ингредиенты были. У мужа все по–другому: что найдет в холодильнике, из того приготовит, и всегда вкусно. У меня так не получается.

— Остались ли у вас какие–то несбывшиеся мечты и непокоренные спортивные вершины?

— Медали я, наверное, все взяла, которые можно было. Сейчас самая большая мечта, чтобы дочь нашла себя в жизни, нашла работу по душе.

— Оглядываясь и на спортивную карьеру, и на прожитые годы, счастливой женщиной себя назвать можете?

— Да, однозначно. Я всю жизнь занимаюсь любимым видом спорта, показываю результаты. Мне удалось создать семью, и она всегда рядом со мной. Я счастлива.

tanyapast91@gmail.com



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.75
Загрузка...
Новости