РЕПОРТАЖ: Красный Крест научил журналистов оказывать первую помощь

Как ни крути, а самые читаемые тексты в газетах и на сайтах связаны с насилием, катастрофами и прочими человеческими трагедиями. Поэтому и закономерно, что, освещая такие события, журналисты и сами нередко оказываются в местах, где кому-то нужна помощь. Но как отбросить ручку и блокнот, взять в руки бинт и хоть немного увеличить чьи-то шансы на спасение? А если помощь самому понадобится? Этими вопросами все чаще задавались представители Международного Комитета Красного Креста после командировок из очередной горячей точки или места землетрясения, где сталкивались с репортерами. Так и появился курс первой помощи, на котором журналистов решили обучить не стоять в сторонке, не снимать на телефон происходящее, а действовать. В первую группу таких учеников попала и корреспондент «СБ», и вот что из этого получилось. 


Утром выходного дня сонные журналисты, подтягиваясь на занятие, мысленно ставили себе галочку за совестливость: страшно хотелось поспать, но я встал и все же пришел! И с порога нас ждал бонус: курс для работников диктофона усеченный – все нужно освоить за день вместо стандартных двух. Правда, и поработать придется на совесть, ведь нашим тренером назначили Елену Русинович – специалиста БОКК, которая уже более 10.000 простых смертных в Беларуси и не только научила делать искусственное дыхание, перевязывать раны и обрабатывать ожоги.  


С первых минут стало понятно, что ситуация у нас до печального стандартная: медицинскую подготовку штудировали по учебнику в школе, год зубрили ее в университете и даже сдавали экзамены по терапии и хирургии, у многих за плечами еще и автошкола, где тоже была медицинская теория. Результат? Да собственно нулевой. Окажись рядом с нами окровавленный человек – паника, ужас, ступор…   


 - Каждый испытывает стресс в неотложной ситуации. Как с этим стрессом справиться? – подбадривает нас Елена.


 - Глубохо вдохнуть? – нахожу совет в архивах памяти где-то между лекциями по медицине и голливудскими боевиками. 

 - Можно сказать и так. Нужно посмотреть на ситуацию с другой стороны.  


Так мы пришли к главному вопросу: почему люди боятся подойти на улице к незнакомому человеку, которому может быть плохо? Причин-то, оказывается, много: и незнание, как помочь, и банальный эффект толпы, в которой проще стать безучастным зевакой. Но вот мы пересилили себя, стали тем первым прохожим, который бросился на выручку. Что дальше? Как теперь поддержать пострадавшего?


 - Самый плохой способ – сказать человеку «успокойся», - в очередной раз ошарашивает нас Елена. - Куда лучше подбодрит истекающего кровью фраза: «Я владею навыками первой помощи!». А для пущего эффекта многие волонтеры носят в кармане сетификат, такие навыки подтверждающий. «Уф, этот парень, вроде, знает, что делает», - велик шанс, что такая мысль вспыхнет в голове у пострадавшего, и он хоть немного успокоится. 


Главная мысль у занятия простая: есть набор навыков первой помощи, который работает и для воруженного конфликта, и при катастрофе, и в быту. Но для начала нам надо, как таблицу умножения, зазубрить алгоритм действий. Во-первых, осмотреть место происшествия. Во-вторых, осмотреть пострадавшего. Вызвать «скорую» и оказать первую помощь до приезда врачей. Пункта всего четыре, но в экстремальной ситуации даже их выполнить не так-то просто. 

- Мы не говорим «спасти жизнь», используем более мягкую формулировку «сохранить», - переходит Елена к объяснению наших действий, если нужно сделать кому-то сердечно-легочную реанимацию. Проще говоря, искусственное дыхание. 


Каждый навык мы отрабатываем друг на дружке, но вот искусственное дыхание – исключение. Его предстоит практиковать на специальных манекенах, у которых сопротивление грудной клетки идентично человеческому. Ведь чтобы научиться делать правильно, за время тренировок должна выработаться мышечная память: насколько сильно давить, чтобы был результат. Да, это только в фильмах процедура выглядит легкой и красивой. На деле же помощь одному пострадавшему может уменьшить размер одежды спасателя. Вот и у нас уже за две минуты даже крепкие парни покрылись испариной и изрядно подустали. 
 - Как руки? – интересуется нашим самочувствием тренер.  

Ну как вам сказать… «Вроде нормально», - отвечаем дружно, потирая разболевшиеся от перенапряжения запястья. 


Впереди блок занятия не для слабонервных – раны, травмы и ожоги. Елена еще и мастерски гримирует тех из нас, кто соглашается на роль статиста-пострадавшего.

- А кровь же не настоящая? – срашивает кто-то из коллег, наблюдая, как на еще минуту назад здоровой руке появилась жуткая кровоточащая рана.

- Сами варим, - успокаивает инструктор, подкрашивая края раны «для натуральности», и перечисляет ингредиенты: сахарный сироп и краска для ткани. Понятно, откуда такой конфетный аромат. 


 - А минералкой можно рану промывать, - интересуется кто-то из коллег, услышав про чистую воду. Не стоит? Почему?

 - «Не сыпь мне соль на рану…», - иронично пропевает другой журналист.   

Такие курсы для работников СМИ краснокрестовцы планируют проводить каждый квартал. Надеюсь, мне, как и коллегам, эти навыки не пригодятся. Но на всякий случай сертификат решила положить в сумочку. Пусть будет под рукой. 


Фото автора

1/
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?