«Река оголила берега, перекаты, плюс небо задалось. Потрясающе!»

Ролики о белорусской природе и сельской жизни путешественника из Минска набирают тысячи просмотров

С инженером Юрием ГАРКАВЫМ познакомилась полгода назад. Писала про мост через Свислочь вблизи агрогородка Турец Червенского района. Переправа развалилась, и люди ходили вплавь через опасную реку за ягодами и к родне на тот берег. Когда писала статью («Турецкий демарш», № 61 от 1 июня 2017 года), нашла короткометражку в сети «Мосты Свислочи, или Белорусская Венеция». Путешественник Юрий Гаркавый вместе с товарищем на моторной лодке прошел 215 километров по реке от Минска до реки Березины и снял видео о мостищах, мостах, кладочках и даже кладбищах былых переправ.


В кадр попал тот самый турецкий мост, за который «СГ» ратовала вместе с сельчанами. Другие яркие и динамичные ролики – «Река Сож», «Западная Двина», «Болото. Ельня», «Свислочь, которую мы не знаем», «Река Щара» — о белорусской природе и сельской жизни. Деревенский паренек с удочкой ждет клева, ребята в жару ловят мальков в реке простыней. Буренки спасаются от зноя в воде, а вот колхозные домики-близнецы прямо на берегу, на волнах качаются хозяйские лодки. Сюжеты простые и притягательные, их уже оценили тысячи людей из разных уголков мира.

С путешественником из Минска, который через объектив видеокамеры показывает свою любовь к родной Беларуси и пиарит наши красоты на весь мир, наш разговор.

— Юрий, у многих ваших фильмов тысячи просмотров. Сколько денег приносят?

— Я не зарабатываю на фильмах и не продвигаю их в сети. Десяток лет назад познакомился с главредом журнала «Рыболов-практик». Объездил с ним тысячи километров суши и воды. И если товарищ свои впечатления выплескивал в журнале, то я просто захлебывался от них. Для меня одного их было много. Первый фильм снял в походе на болото Ельня. Друзья не скрывали: «Интересен только нам, и пересматривать 45 минут еще раз не станем». Так у моих фильмов о природе появилась динамика. Например, из поездки привожу пару часов видео, а готовый сюжет всего 2 минуты.

— Понимаю, когда сельчане ходят на болото за клюквой – зарабатывают. Но что там забыли вы, жители асфальта?

— На болоте чувствуешь жизнь, время течет по-другому. Все понты пропадают. Кто-то скажет, ходить по трясине – это нормально, дух познания, преодоления. Где бы ни был, уйду и просто почавкаю по ближайшему болоту, отведу душу. И как заново родился. Может, любовь к таким местам оттого, что мои корни с Полесья, бабушка из Юровичей Калинковичского района, дедушка из Речицкого.

— Во время путешествий общаетесь с жителями деревень?

— Даже если река проходит по городу, на берегу сельская жизнь. Урбанизация на реке – это очистные сооружения. А вот приходит горожанин на берег с удочкой, и он уже сельский человек. Близкий к природе. С рыбаками, местными жителями общаемся часто: как проехать или как место зовется. Остановились как-то на Птичи, мужики песок на берегу в мешки грузят. «Как место называется?» — спрашиваем. «Желтопес», — отвечают. Нигде на карте такого географического названия нет, а вот у местных — «желтопес». Вообще, взаимоотношения в маленьких городах, селах совсем иные, чем в городе. Люди живут как на ладони, все друг друга знают. Поэтому искренние, без масок.

— Откуда возникла идея фильма «Мосты Свислочи, или Белорусская Венеция»?

— Случайно. Мосты киногеничны, все они разные. Бетонные, деревянные, просто трос натянут, а то и вовсе корявки или только сваи торчат. Мосты – это люди. А люди исконно селились у реки. И по переправам можно судить, насколько кипит жизнь в деревне по соседству.

— Вы прошли на моторке, байдарке Свислочь, Березину, Сож, Западную Двину, Днепр, Неман, Щару, Птичь, Вилию. Какая из рек больше всего впечатлила?

— Я бы не стал сравнивать реки. Каждая уникальна. Западную Двину мы поймали в кадр такой, какой вживую ее больше никогда и не увидишь. Уровень воды был предельно низкий. Река вырисовывается во всей красе, оголяет берега, видны перекаты. Зрелище потрясающее. Плюс небо задалось, а это значимая составляющая нашей природы. Сож – одна из самых древних рек Беларуси, по некоторым данным, существовала еще до ледника. Снимали в три заезда, на ней много изгибов, богатое локальное разнообразие. На берег в иной день выскакивали больше 100 раз, чтобы уловить хорошие кадры. Жара стояла сумасшедшая, люди остывали в реке. Этот фильм стал в сети одним из самых популярных.

Припять в моем рыбацком опыте самая рыбная река. Кормность этой реки беспрецедентна, потому что она по весне разливается, как ни одна другая река в стране. И рыба всем этим пользуется.

Год потратили на то, чтобы пройти Птичь. Сначала пешком, потом на байдарках, затем на «моторе». Сумасшедше длинная, изгибистая. Обычно река начинается с болота, низины, а тут исток – это родник возле деревни Нарейки Дзержинского района. Идешь по средней Птичи — десятки километров нет даже берега, чтобы выйти. Гудит выпь, комары, где-то кабаны проскачут, лось.

— Юрий, особенно вы неравнодушны к реке Вилии. Почему?

— Это вы верно подметили. У меня даже творческий псевдоним – Вилейский. Как-то на рыбалке в Ошмянце, куда езжу всю жизнь, было несколько Юриев, а меня знали как человека, который крайне неравнодушен к этой реке, так и прозвали. Почему Вилию люблю? Она сегодня малоинтересна для рыбака, но не похожа ни на одну другую реку страны. Я на ней практически вырос. С родителями там бывал ежегодно, традицию сохраняю. Материал для фильма о любимой реке уже отчасти отснял, ждем погоды и когда река откроет свои берега и перекаты.

ostapchuk@sb.by

Фото из личного архива Юрия ГАРКАВОГО

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости