Минск
-7 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Миф 3-й: Белорусские национальные элиты были против БССР

Реалии и мифы

Продолжение. Начало в №№ 140, 145.
В преддверии столетия Белорусской Советской Социалистической Республики мы продолжаем развенчивать устоявшиеся вокруг БССР мифы и домыслы. Сегодня — наша очередная беседа с известным белорусским историком, председателем Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Беларуси по образованию, культуре и науке, членом–корреспондентом Национальной академии наук, доктором исторических наук, профессором Игорем МАРЗАЛЮКОМ.

Миф 3-й

Белорусские национальные элиты были против БССР

— Игорь Александрович, вы уже развенчали миф о том, что возникновение Белорусской Советской Социалистической Республики было исключительно «московским проектом». Однако по сей день можно встретить рассуждения о том, что наша национальная элита восприняла БССР откровенно в штыки. Так ли это?



— То, что национальные элиты категорически не разделяли идею Белорусской Советской Республики и видели иные идеалы, — это миф. Даже если речь идет о тех, кого в современном политическом дискурсе выставляют главной антитезой БССР — я имею в виду Белорусскую Народную Республику. И что же мы узнаем? На самом ли деле большинство ярких представителей БНР было против государственности на советской основе?

Чтобы ответить на этот вопрос, интересно ознакомиться с реакцией этой также социалистической, но небольшевистской линии. Так вот, безусловно, на первом этапе — в 1918 году, до провозглашения Белорусской Советской Республики, — существовал жесткий антагонизм между Белнацкомом и Радой БНР (Рада эта воспринималась теми, кто делал ставку на советскую Беларусь как нечто самозваное и марионеточное). Но тем интереснее, как события развивались далее.

Антон Луцкевич
У нас есть очень интересный документ — дневник Антона Ивановича Луцкевича. Который в 1919 году был премьер–министром Рады БНР. И информация о провозглашении ССРБ — того, что станет позже БССР, — поступила Луцкевичу и Раде БНР 10 января 1919 года. Единственный нюанс — они ошибочно считали, что советская Беларусь провозглашена не в Смоленске, а в Минске. Но сути это не меняет, и Луцкевич пишет в своем дневнике: «Яшчэ ранiцай у газетцы «Эхо» з’явiлася вестка, што савецкiя ўласцi абавясцiлi незалежнасць Савецкай Беларускай Рэспублiкi. Гэта ўсiх нашых так наэлiктрызавала, што ўсе нашы як адзiн гатовыя ехаць у Менск i працаваць разам з бальшавiкамi. Гэта ж настраенньне i на заседаннi Рады».

— Надо полагать, выводы и настроения отнюдь не сиюминутные. Этой весной гродненский дневник Антона Луцкевича был презентован в самом городе над Неманом. При этом цитировалась еще одна любопытная запись, сделанная тремя днями ранее: «Ранiшнiя газеты прынеслi вестку аб заняццi Вiльнi бальшавiкамi. Пры iншых варунках гэта б вызвала агульны сум, але цяпер мы шчыра цешымся, бо гэта адзiны ратунак ад польскага панавання: адзiны антыдот супраць польшчыны — гэта бальшавiзм». И все же Луцкевич в подобных суждениях был одинок?

Карта Литбела.

Аркадий Смолич
— Отнюдь. Другой ярчайший представитель белорусского национального движения — Аркадий Смолич, издавший в 1919–м свой знаменитый учебник «География Беларуси», который выдержал пять переизданий, — после поездки в Киев, столицу Украинской Народной Республики, 13 января 1919 года пишет в рапорте Луцкевичу, что готов полностью принять любые пути, лишь бы они привели к национальному и социальному освобождению белорусского народа. В частности, Смолич писал в рапорте: «Хоць я лiчу, што бальшавiзм для краю — больш шкоды, чым карысцi, хоць ён нас мацней прывязвае да Масквы, чым гэта хацелася б, але калi ён дае магчымасць шырокай культурнай працы, узнае и баронiць нашу дзяржаўнасць, и галоўнае — калi ён давядзе яе да натуральных рубяжоў, створыць Беларусь абъяднаную, якая хоць некалькi месяцаў пражыве цяпер супольным жыццём, дык мы мусiм ухвацiцца за гэтую идэю. Прызнаць яе нацыянальным заданнем часу i проста стаць у рады абаронцаў гэтага парадку. I ваяваць у гэтых радах хоць бы з усiм светам».

— Невероятно. И все же, надо полагать, реальных противников у БССР также хватало.

— Естественно, были и те, кто ее просто категорически не признавал. Наиболее категоричную позицию в этом плане занимал ЦК Белорусской партии социалистов–революционеров. Они выступали за белорусскую социалистическую государственность, но считали, что большевики не могут создать настоящий социализм.

Карта ССРБ.

Как бы то ни было, все мы знаем, что провозглашенная 1 января 1919 года ССРБ просуществовала недолго. Уже через полтора–два месяца появится Литовско–Белорусская республика, которая тоже будет существовать лишь несколько месяцев — до июля 1919 года. И это отдельный разговор. История белорусско–литовской федерации как эдакого ремейка Великого Княжества Литовского витала в головах многих политиков обеих республик и в 1915–м, и в 1916–м годах. И Лит–Бел стал своего рода реакцией на эти мысли, хотя и недолгой: литовцы сделали все, чтобы стать реально независимой страной. Но это уже, повторюсь, тема отдельного разговора.

osipov@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...