Минск
+12 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Реалии и мифы о БССР. Национальное равнодушие как элемент белорусского менталитета?

Реалии и мифы

В преддверии столетия Белорусской Советской Социалистической Республики мы продолжаем развенчивать устоявшиеся вокруг БССР мифы и домыслы. Сегодня — наша очередная беседа с известным белорусским историком, председателем Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Беларуси по образованию, культуре и науке, членом–корреспондентом Национальной академии наук, доктором исторических наук, профессором Игорем МАРЗАЛЮКОМ.


Миф 2-й*: Национальное равнодушие как элемент белорусского менталитета

— Игорь Александрович, на прошлой неделе вы аргументированно развенчали миф о том, что возникновение БССР стало волей лишь большевистского центра в Петрограде. Однако национальные запросы и интересы белорусского народа столетней давности сегодня трактуются порой как личные амбиции небольшой прослойки белорусской национальной элиты. И они, утверждается, столкнулись с откровенным равнодушием «тутэйшых» — и полным молчанием белорусов, проживающих вне своих традиционных земель. Неужели независимость была попросту не нужна?

— Это еще один натуральный миф. Белорусскому национальному комитету было на кого опереться. Дело в том, что на тот момент колоссальное количество белорусов, в том числе белорусских беженцев, находилось на территории западной части России. Подсчеты дают различные результаты, средняя цифра — 2 миллиона 300 тысяч человек. И это была солидная сила. Немало белорусов работали и на знаменитом Путиловском заводе в Петрограде. Они также принимали резолюции и требовали создания белорусской государственности.

Путиловский завод.

Но особую роль сыграло левое пробольшевистское крыло белорусских деятелей, которые сами себя называли белорусскими коммунистами. Это крыло, возглавляемое Александром Червяковым и Змитером Жилуновичем, сформировалось на основе ряда организаций Белорусской социалистической грамады, которые еще в конце сентября 1917 года — то есть еще в бытность существования Временного правительства — переименовали петроградскую Нарвинскую организацию Белорусской социалистической грамады в Белорусскую социал–демократическую рабочую партию большевиков — БСДРП(б). Да и петроградская организация БСГ стояла на таких же позициях. Впоследствии эти структуры слились и осенью 1918 года составили основу белорусской секции РКП(б).

Именно они в конце декабря 1918 года почти в ультимативном порядке высказались за создание Белорусской Советской Республики и за создание Белорусского рабоче–крестьянского правительства. Они же приняли воззвание к белорусскому трудовому народу. В духе Первого Всебелорусского съезда они декларировали необходимость тесной связи Советской Беларуси и Советской России. Они требовали гражданственности, белорусского языка и национальной культуры, создания самостоятельных органов управления и власти. Имена их известны — Змитер Жилунович, Александр Червяков, Иосиф Дыло. Они активно работали, убеждая в своей правоте Совнарком. Именно эти люди сделали все возможное и невозможное для того, чтобы 1 января 1919 года был обнародован Манифест Временного рабоче–крестьянского правительства Беларуси, провозгласивший ее советской, но — внимание! — Белорусской Советской Социалистической Республикой. Более того, провозглашался этнографический принцип определения границ.

Смоленская филармония — место провозглашения БССР.

— Случилось это в известном многим выдержанном в стиле классицизма здании филармонии, бывшего Дворянского собрания, расположенном в центре Смоленска. Фасад этого здания с тех пор украшает соответствующая мемориальная доска. Но отчего же это произошло именно в Смоленске?

Табличка на Смоленской филармонии.
— Смоленск был выбран не случайно. На тот момент он воспринимался как часть восточнобелорусской территории. И создание 1 января 1919 года БССР декларировалось в границах от Смоленска до Белостока.

— Но основная подготовительная работа велась все же на классических белорусских землях?

— Естественно. Белорусский национальный комитет, газета «Дзяннiца» проделали колоссальную работу. По сути, весь 1918 год прошел в жестких сражениях с теми деятелями большевистской партии, которые отстаивали диаметрально противоположную точку зрения. Теми, кто был в Минске, но настроен был антибелорусски. Это уже упоминавшиеся мною в первой части Кнорин, Мясникян (Мясников), Ландер. Их оппоненты же считали, что национальное самоопределение должно идти через самоопределение рабочих и крестьян. Они горячо отстаивали самобытность белорусского народа. Отстаивали право этого народа считаться равным народом во всемирной, как они говорили, интернациональной семье. Их называли социал–шовинистами, поливали грязью.

— Советские учебники, по крайней мере в мою бытность школьником, этот факт, скажем так, умалчивали...

— Однако история неумолима. Против Белнацкома в 1918 году шла просто агрессивнейшая кампания. И 25 октября 1918 года будущий первый руководитель советской Беларуси Змитер Жилунович на страницах газеты «Дзяннiца» дал публичный ответ на белорусском языке Кнорину, Ландеру и остальным. На первой полосе сразу бросался в глаза непривычно крупный кричащий заголовок: «Непрыстойна камунiстам», подписан же материал был так: «Камунiст–Беларус». Причем размещался этот текст рядом с перепечаткой — выпиской из протокола заседания пленума облискомзапа от 13 сентября 1918 года, отклонившего предложения Белнацкома о переименовании Западной области в Белорусско–Литовскую. Жилунович писал, что Белнацком подвергается нападкам из–за корыстных позывов тех, кто не хочет уступить власть тем, кому она должна принадлежать. Такие люди, по мнению Жилуновича, не являются коммунистами, ведь подобное поведение для коммунистов непристойно. Эта же тема была продолжена Жилуновичем и в других его газетных выступлениях.

Минск в 1918 году. Нижний рынок.

— И, как показало дальнейшее развитие событий, столь последовательная настойчивость дала свой результат.

— Да, Жилунович, Белнацком, представители левого белорусского движения большевиков были услышаны. 25 декабря 1918 года Жилунович и другие
Газета «Дзяннiца». 1918 год.
сотрудники Белнацкома встретились с наркомом по делам национальностей Сталиным и обсудили складывающийся вопрос в практической плоскости. И Сталин предложил — заметьте, не дал, а предложил — именно Белнацкому составить список будущего правительства Беларуси. При этом сам Сталин хотел помирить и тех, и других. В тот же день он по телефону сообщил о принятом решении Мясникову. Тот пытался возражать, но Сталин уже в те годы умел весьма немногословно оборвать. В конечном итоге был достигнут компромисс. Возглавил первое правительство Жилунович, часть его членов была кооптирована от Белнацкома, часть — от облискомзапа.

Уже одни эти факты показывают, что рассматривать первое провозглашение БССР как небелорусскую волю — значит, не уважать и не понимать события тех времен. Не понимать позицию тех, кто создал Белорусский национальный комитет, кто на протяжении всего 1918 года отстаивал право белорусов людьми зваться, отстаивал концепцию белорусского народа. И кто сделал все, чтобы советское правительство приняло то самое решение, без которого не было бы нынешней Республики Беларусь.

osipov@sb.by

* Продолжение. Начало в № 140.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
1.5
Загрузка...