«Разведрота ногами и руками вгрызалась в ледяное поле...»

ГРИГОРИЙ ОБЕЛЕВСКИЙ в Гродно человек известный. Он — ветеран Великой Отечественной войны, почетный гражданин города Гродно, почетный пограничник Республики Беларусь. В семнадцать лет добровольцем ушел на фронт. Участвовал в боях под Сталинградом, на Курской дуге, форсировал Днепр, освобождал Румынию, Венгрию, Чехословакию. За боевые подвиги награжден многочисленными орденами и медалями. В настоящее время возглавляет областную ветеранскую организацию Гродненской пограничной группы.

Несколько раз Григорий Обелевский находился на волосок от смерти, но каждый раз побеждал ее.

ГРИГОРИЙ ОБЕЛЕВСКИЙ в Гродно человек известный. Он — ветеран Великой Отечественной войны, почетный гражданин города Гродно, почетный пограничник Республики Беларусь. В семнадцать лет добровольцем ушел на фронт. Участвовал в боях под Сталинградом, на Курской дуге, форсировал Днепр, освобождал Румынию, Венгрию, Чехословакию. За боевые подвиги награжден многочисленными орденами и медалями. В настоящее время возглавляет областную ветеранскую организацию Гродненской пограничной группы.

— В июне 1941-го мне не было еще и шестнадцати, — вспоминает Григорий Обелевский. — Учился в ремесленном училище при военном заводе в Днепропетровске. Старшего брата Льва, который работал техником в вагонном депо, заочно обучался в институте, уже на второй день войны призвали в войска лейтенантом-артиллеристом. Брат ушел так быстро, что мать не успела даже ему пирожков испечь. Мамин гостинец с другом потом передали ему в казарму.

Когда немцы приблизились к городу, начался поспешный демонтаж оборудования заводов и отправка его на восток. Эвакуировались и люди. Григорий вместе с родителями, четырьмя младшими братьями и сестрой ехали в вагоне-теплушке. По дороге их несколько раз бомбили фашистские самолеты. Возле станции Дебальцево эшелон загнали в тупик, чтобы пропустить составы, которые направлялись к фронту. И тут с подростком произошло происшествие, круто изменившее его дальнейшую жизнь.

— Отец вдруг вспомнил, что мы забыли дома мыло, и отправил меня на станцию купить. Купив, я вернулся к поезду. Увидев мыло, соседка старушка-украинка попросила: «Ой, сынок, мини купы!» Дала мне 3 рубля 15 копеек, и я вновь отправился на станцию, до которой было метров 800. Пока шел, эшелон в это время тронулся. Я бежать. Но где его догонишь. Опечаленный, на станции стал узнавать, что идет в том направлении. Оказалось, что следующий рабочий поезд только через четыре часа. До Луганска добрался лишь вечером. Здесь на запасных путях стояло множество железнодорожных составов. Зашел к военному коменданту, объяснил ситуацию и попросил помочь. А он спрашивает: «Номер поезда знаешь?» — «Нет», — отвечаю. — «Как тогда я среди 64 эшелонов найду твой? Иди сам ищи». До утра я искал, но так и не нашел. Заплакал и вновь пошел к коменданту, — рассказывает о своих приключениях ветеран.

Таких затерявшихся беспризорников, как Григорий, набралось немало. Их направили в колхоз на уборку урожая.

Через некоторое время перевезли в Сталинград на тракторный завод, где они учились в ФЗУ и работали. Делали бомбы, снаряды. Порой у станка и ночевали. Также сплавляли лес по реке, рыли и строили оборонительные сооружения. Когда немцы подошли вплотную к городу, райком комсомола призвал молодежь на защиту Сталинграда. В числе первых был и Григорий Обелевский. Из военкомата комсомольцев направили в запасной полк,  потом — и на фронт.

— Доставили прямо к штабу 36-й гвардейской дивизии, где начали распределять по подразделениям, — продолжает рассказ Григорий Исаакович. — Нас, новобранцев, было человек триста. Первым вышел начальник разведки, которому нужно было отобрать три с половиной десятка человек в разведроту. Требовались бойцы сильные, смелые. Соваться туда с моими физическими данными было бесполезно. Но одним из первых там оказался мой друг — высокий, крепкий молодой человек. И он, едва встав в строй,  указал майору на меня: возьмите, мол, и этого цыганенка, отчаянный парень. Офицер, с недоверием измерив меня с ног до головы взглядом, произнес: «Выходи!»

Григорий Обелевский считает, что ему здорово повезло. Он попал к умным, толковым командирам. Они старались не только научить молодых бойцов всем премудростям военного дела, но и не подставляли их почем зря под пули. Новобранцев на серьезные операции не брали. Только спустя два месяца ему впервые пришлось участвовать в вылазке за линию фронта. Добытый «язык» выложил очень ценные сведения, и за успешное выполнение боевого задания молодой разведчик получил из рук командира дивизии первую свою награду — медаль «За боевые заслуги».

Накануне контрнаступления Красной Армии 38-й отдельной разведроте, усиленной связистами, саперами и ротой автоматчиков, дали задание провести разведку боем. Вот как повествуется об этом в книге «От Волги до Альп», основанной на данных Центрального архива Министерства обороны СССР: «Под покровом темноты группы разведчиков подползли к намеченным для захвата объектам и забросали их гранатами. В скоротечном бою гвардейцы овладели шестью дзотами противника. Саперы тут же заминировали подступы к ним. И сделали это своевременно. После мощного огневого налета немцы бросили в контратаку до двух рот пехоты. Советские воины стойко обороняли захваченный рубеж. Гитлеровцы, потеряв десятки       солдат,      откатились на исходное положение. И так повторялось 4 раза. Мужественно сражались разведчики И. Булатов, И. Гелих, А. Голубев, И. Замятин, Г. Обелевский… Они уничтожили до двухсот фашистов, а трех взяли в плен».

23 ноября 1942 года 6-я немецкая армия была окружена под Сталинградом. А 10 января 43-го начался штурм окруженной группировки противника. Командир дивизии поставил перед разведротой задачу захватить аэродром на окраине города, куда садились вражеские самолеты, поставляющие немцам продовольствие и боеприпасы. Не исключалась возможность, что оттуда попытаются увезти из окружения и фельдмаршала Паулюса.

На аэродроме разведчиков ждала засада. Не успели выйти на обледеневшее летное поле, как на них обрушился ураганный огонь пулеметов и артиллерии. Пришлось залечь и окапываться. В лед вгрызались с помощью ножей, поскольку никакого шанцевого инструмента при себе не было. Под утро пришел приказ отступать. Когда посчитали потери, оказалось, что почти половина бойцов осталась на летном поле навечно. Некоторые из них просто замерзли. Обелевскому повезло. Он выжил, хотя был на волосок от смерти — пуля пробила шапку и задела приклад автомата. Лежа на аэродроме, подморозил ноги и уши.

В начале февраля бои под Сталинградом закончились. Григорию Обелевскому вместе с другими бойцами некоторое время пришлось стоять в оцеплении в районе Бекетовки, охраняя плененного Паулюса, которого немцы пытались выкрасть. Затем красноармейцев перебросили на Курскую дугу. Здесь, под Белгородом, он получил свою вторую медаль «За боевые заслуги».

— Дело было так, — рассказывает ветеран. — Перед нашим контрнаступлением нужны были сведения о противнике. Мы захватили «языка» и переправили к своим. Но оказалось, что не того, кого надо. Нужен был танкист или связист. Пришлось идти еще раз. Но нас там уже ждали. Гитлеровцы в темноте забросали нас гранатами. Когда вышли к переднему краю, заметил, что нет моего напарника. Пополз искать. Нашел его тяжелораненым. Взвалив на себя, потащил к своим.

Немцы готовили наступление, и командование требовало информацию о противнике. Разведчики почти каждую ночь ходили в тыл врага. Одной из задач было выяснить, наводят ли фашисты мосты через Северный Донец. Она оказалась не из простых: немцы уложили настилы ниже уровня воды, и обнаружить их ночью было почти невозможно.

После Курской дуги войска Красной Армии освободили Харьков, вышли к Днепру. В числе первых у реки оказалось и подразделение, в котором служил к тому времени уже старший сержант Григорий Обелевский. Разведчики сели пообедать. В это время к ним подъехал командующий фронтом генерал Иван Конев. Командир роты поспешил доложить ему, что вверенное ему подразделение вышло к Днепру. «Хорошо, что вышли. А теперь берите подручные средства и переправляйтесь на тот берег!» — приказал командующий.

В ночь с 26 на 27 сентября 1943 года небольшая группа красноармейцев была уже на правом берегу Днепра. Окопались. Наутро немцы начали бомбить занятые нашими бойцами позиции. Несмотря на яростные бомбардировки, плацдарм удалось удержать. Через некоторое время через Днепр переправилась и вся дивизия. Тогда впервые Григорий увидел, как после очередного авианалета его боевой товарищ буквально на глазах из черного брюнета превратился в седого блондина.

10 октября Обелевский по приказу командира роты знакомил новичков с передним краем обороны. В одно из мгновений рядом разорвался снаряд.

— Меня, говорили, подбросило на метра полтора, — рассказывает ветеран. — Сначала показалось, что оторвало ноги. Но потом врачи установили, что осколки перебили руку, попали в обе ноги и плечо. Один  застрял в запястье. Я попытался его вытащить, но не получилось. Не смогли это сделать и подоспевшие санитары. Меня направили сначала в медсанбат, потом — в госпиталь.

После выздоровления Григорий Исаакович прошел Румынию, Венгрию. Победу встретил в Чехословакии — под городом Братислава. Ему предложили поступать в военное училище. Согласился. После учебы попал в пограничные войска, в Таджикистан, на границу с Афганистаном. Вскоре там женился.

Однажды в разговоре с командиром обмолвился, что жена — детский врач, сидит без работы и может потерять квалификацию. Его перевели на другое место службы, на Черноморский флот. Случилось так, что в 1956 году там произошло большое ЧП — гибель флагманского линкора «Новороссийск». Корабль взорвался и дал крен. Предлагалось несколько реальных вариантов спасения судна. Но ни один из них своевременно не был принят, и в результате линкор пошел ко дну вместе с членами команды и курсантами двух училищ.

После этого были сделаны серьезные выводы, и многие командиры лишились своих должностей. И Обелевскому, сухопутному офицеру, неожиданно пришлось стать моряком, приехав на Черноморский флот для укрепления командного состава.

Потом была учеба в Москве на пограничном факультете Высшей школы КГБ. Продолжил службу в Закавказье. В 1969 году направили в Гродно на должность заместителя начальника погранотряда по тылу. Из нескольких вариантов он выбрал Беларусь, потому что из Витебской области была родом мать. Прослужив в Гродно 12 лет, в 1981 году в звании полковника был торжественно отправлен в запас.

Уже находясь на заслуженном отдыхе, Григорий Обелевский много лет трудился военруком в Гродненском культпросветучилище. И сегодня, в свои восемьдесят шесть, он бодр, активно участвует в воспитании подрастающего поколения, передает свой богатый боевой и трудовой опыт молодым офицерам. Вместе с супругой Музой Аркадьевной вырастили дочь и сына, дождались внуков и правнуков. В начале нынешнего года чета Обелевских отметила 60-летний юбилей совместной жизни.

Геннадий ГИЛЬ, «БН»

Фото автора

P. S. Своих родных, которых он потерял во время эвакуации, Григорий Обелевский все же нашел еще в годы войны. Произошло это совершенно случайно. Когда он учился в Сталинградском ФЗУ и работал на заводе, друг предложил вместе съездить на главпочтамт получить письмо. Там подросток в шутку поинтересовался, нет ли письма и для него. К его большому удивлению, ему вручили весточку от старшего брата, который после ранения оказался в одном из тбилисских госпиталей. Знакомый брата рассказал тому, что встречал в Сталинграде парня, очень похожего на него. Брат решил на всякий случай написать в Сталинград письмо Григорию с пометкой «до востребования». В нем был указан и адрес родителей, эвакуировавшихся вместе с заводом в Оренбургскую область.

Координаты родных оказались очень кстати. Работая в колхозе, Григорий заработал два центнера зерна. Этот хлеб он отправил родным. Позже родители сообщили, что та посылка их здорово выручила...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости