Народная газета

Размышления некопенгагена

Почему вы расстались?
Она все время говорила “татаре”...

Представьте себе музыканта, который каждый день вынужден слушать фальшивую игру на скрипке. Примерно такие же мучения испытывает обычный образованный человек, когда слышит: “пОняла”, “тортЫ” и “со школы”. Хорошо еще, когда ошибающийся не имеет широкой аудитории. Тогда его можно тихонечко поправить.

— А можно? — спрашивает мой приятель. — И вообще, как поступить с продавцом отдела хозяйственных товаров, утверждающим, что “она сегодня последнюю лопату продАла”?

Я глубоко задумываюсь. Вообще, конечно, сама в таких случаях молчу. Примерно, как тот музыкант, пришедший на детский концерт. Это происшествие имело место быть с моим приятелем. Дети очень старались показать свои таланты, но, конечно, фальшивили нещадно. Друг мой первые полчаса, видно, уговаривал себя — это же дети. А потом стал багроветь, сошел с лица и вышел вон.

— Понимаешь! Ни один музыкант, даже если он ребенок, не имеет права выходить на сцену с фальшью. Пусть это будет маленькое произведение — но чисто!

Чуть не плакал. В случае с продавцом, я конечно, готова дать скидку. Ведь кто на что учился. Но, когда по радио и телевидению журналисты отрапортовывают об экономическом росте “отраслЕй” и объявляют, что на собрании присутствовали представители “прЭссы”, вспоминается Марк Твен: “Лучше держать рот закрытым и позволять людям думать, что вы дурак, чем открыть его и развеять все сомнения”. Журналисту, артисту ошибаться не позволено. Я так думаю. И это тот самый случай, когда речь идет о профессионализме.

Но как же быть с продавцом, управдомом и начальником? Вообще, исправлять речевые ошибки стоит с осторожностью. Даже не в смысле возможности обрести врага в лице руководителя. В этом деле, в деле поправок есть отдельный этикет. Во-первых, никто, кроме вас двоих, не должен слышать, что речь идет об исправлении ошибки. Тет-а-тет, тихонечко, можно поправить, но... Ни в коем случае не перебивать! Дослушать всю речь до конца и потом спросить у собеседника разрешения на то, возможно ли сделать несколько ремарок. Кстати, пока вы будете слушать, может, и желание исправлять пропадет ввиду нецелесообразности. Некоторые люди — отличные специалисты в своих областях, но речь у них ужасная. А им и не нужно в отличие от педагогов, например. Кстати, что же делать с профессором вашей кафедры, если он заявляет, что был “на бюллетне”. То же, что и с товарищем прапорщиком, героем анекдотов.

Построил прапорщик взвод и говорит:

— Сегодня, товарищи бойцы, будем грузить алюминь!

Один из отряда поправляет:

— Не алюминь, товарищ прапорщик, а алюминий.

— Да-да, алюминий! А особо умные будут грузить ЧУГУНИЙ!

Так что, пожалуй, ум он на то и ум, чтобы знать, зачем в некоторых ситуациях  молчать. И, да, запоминайте чужие ошибки. Вдруг тоже получите звание и будете уже тогда совсем другим прапорщиком — велеречивым и мудрым.

Тем не менее речь была, есть и остается визитной карточкой говорящего. Словарный запас, правильность ударений, даже интонирование могут рассказать о человеке больше, чем любое резюме. Помните “Пигмалион”?

— Да не желаю я грамотно говорить. Я хочу говорить, как леди.

Кстати, одна моя давняя знакомая давно скрылась за горизонтом, но навсегда осталась в моей памяти с короткой историей. Ей приглянулся  состоятельный мужчина и вот Ирочка изо всех сил старалась поддержать беседу:

— Да, — кивала головой, — да-да, я представляю, сколько в твоей жизни сложностей. Эти большие деньги... Их же все время нужно куда-то “влаживать”.

Мужчина тот посмотрел на Ирочку внимательно и пригласил на танец. Потому что уж очень она была хороша, только вот так и осталась одинокой. Даже не знаю, в правильности ли речи дело.

Одна довольно образованная итальянка как-то наблюдала за компанией своих соотечественников, сидевших в кафе.

— Таня, они, конечно, пытаются произвести впечатление на  девушек, но если бы барышни только знали, какой у этих парней отвратительный говор. Скорее всего, это сицилийские чернорабочие, купившие на распродаже туфли из бутика.

Здесь я замечу, что конфликт между итальянским севером (особенно миланцами) и югом сродни тому, как россияне иллюстрируют истории про Равшана, Джамшута и “молдауашек”. Дальше итальянка поделилась, что из всех встреченных в Минске итальянских мужчин “достойных женихов” она не видала.

— Они сюда и едут, потому что у нас “второй сорт”, а здесь просто ужас, какие красивые женщины с ними. Я в шоке.

А я люблю Бернарда Шоу. “Научить человека чему-нибудь можно только тогда, когда личность учащегося священна”. Это опять-таки ответ на вопрос — можно ли исправлять ошибки? С какой позиции вы это делаете? Если с любовью и уважением, если потому, что желаете добра и улучшения качества жизни того, кто говорит неверно, то да. Но это так редко. Чаще мы хотим исправить ошибки из вредности, отвращения и высокомерия. Эти качества еще хуже, чем неграмотность. Так что, если личность ошибающегося не вызывает теплоты, лучше самому чему-нибудь поучиться. Ведь иногда открываются удивительные вещи — балОванный, но баловАть,  зубчАтый и мозаИчный.

Кстати, есть упражнение. Найдите подходящий словарь и выбирайте каждый день по десять слов, которые ранее не употребляли либо произносили неверно. В течение дня нужно максимальное количество раз ввернуть в речь и диалоги эти слова. На следующий день вводите новую десятку, и повторяйте старые. Представляете, за год ваша речь обновится на 3650 слов! Это упражнение, кстати, очень полезно для профилактики болезни Альцгеймера, как и, в принципе, изучение разных языков. А свежие образы и слова создадут в мозгу новые нейронные связи, вы начнете видеть мир шире и отыскивать в повседневной рутине  возможности для осуществления  планов и мечтаний. Рост в области ораторского искусства приносит людям большие перемены в жизни. Хорошие, конечно. Зря мы так пренебрегаем правильностью речи, а порой даже стесняемся говорить верно, повторяя общепринятые ошибки, только чтобы не выбиваться из окружения.

Хотя все эти мои размышления не возводят меня в ранг речевого эксперта, сама иногда ошибаюсь. И вспоминаю анекдот. Говорит Анка Петьке:

— Я вчера на балу была. Такой фужер произвела!

— Вот, глупая, не фужер, а — фураж!

— Сам дурак, пойдем у Василь Иваныча спросим. Василь Иваныч, как правильно сказать — “фужер” или “фураж”?

— Ну, ребят... Я в этом деле не копенгаген.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
АЮВ
Чем интересно, Татьяна, не понравился мой пост? Ах да, эстетам не пристало. На вологодчине Окают. Куряне Акают. На вятке - Якают. Не комильфо, однако. Слух режет. Где-то я про это читал. Чтоб мужиком и  не пахло в Ваших палестинах. У французов "Р" не правильное, согласно последнему Постановлению ВЦСПС. Ах, ах, ах - крестьянка во дворянстве.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости