Размышления на валютной просеке

С 2018 года страна прекращает экспорт кругляка. Как Минлесхоз собирается заместить 70 млн долларов выручки?

Одни ждут боя курантов с радостью, другие — с тревогой. Наверное, похожие чувства будут испытывать руководители и работники нескольких отраслей, так или иначе связанных с лесом. Дело в том, что в нынешнем году заканчивается срок разрешения Президента на экспорт кругляка. В 2016-м заработал указ, запрещающий экспорт балансов, но из-за неготовности своих потребителей и из-за природных катаклизмов вступлению норм документа в силу была дана отсрочка. Государственная позиция остается неизменной: следует максимально перерабатывать древесину внутри страны и поставлять на экспорт товар с высокой добавленной стоимостью. Благо заводы, относящиеся к концерну «Беллесбумпром» и Банку развития, понемногу стали на ноги. Пусть и без помпы, но у нас запустили крупного потребителя древесных балансов — целлюлозно-картонный комбинат в Светлогорске. А значит, валютный карман у этой отрасли заметно пополнится. А у Минлесхоза по принципу сообщающихся сосудов он, напротив, должен помельчать. Какие идеи есть для компенсации ожидаемых потерь, узнавала корреспондент «Р».

Сосновые балансы Светлогорскому ЦКК лесхозы отгружают по 30,5 рубля, А на экспорт без учета провозных платежей — по 30 евро
Фото Виталия ПИВОВАРЧИКа

Постучим по дереву

Купить или не купить? Над таким вопросом сейчас размышляют в Осиповичском опытном лесхозе. По словам замдиректора по идеологической работе Аркадия Новикова, не мешало бы заменить повидавшие свое лесопильные рамы на более современное оборудование. А линию лесопиления, которая тоже отработала свой срок, если не заменить, то хотя бы капитально отремонтировать. И еще добавить к ней станок по переработке горбыля — для увеличения выхода обрезных, а значит, экспортных пиломатериалов. В планах предприятия еще значится приобретение и запуск линии по окорке и оцилиндровке древесины. Хватило бы денег, а их надо немало, и в основном в валюте. А эта статья доходов в следующем году заметно похудеет.

В Осиповичском лесхозе размышляют: смогут ли латыши, литовцы, немцы и голландцы купить больше пиломатериалов? Именно за счет этой продукции намерены частично нарастить валютную выручку

Во многом так произойдет именно из-за выбывающего экспорта кругляка, который теперь должен будет идти исключительно на внутренний рынок. Для лесхоза это не новость. Скорее, задачка со звездочкой: удастся ли отыскать резервы, чтобы не потерять «оборотку» и не уменьшить зарплату?

— Посмотрел, что у нас еще есть резервы загрузить имеющееся оборудование. Для этого, например, техобслуживание будем проводить в нерабочее время. Думаю, за счет этого сможем увеличить экспорт пиломатериалов на 10—15 процентов. В будущем нам надо будет решить еще один вопрос: в первую очередь мы должны обеспечивать сырьем предприятия концерна «Беллесбумпром» и другие организации. Для себя же брать ту древесину, которая останется как по количеству, так и по качеству. Не всегда из такой получаются хорошие пиломатериалы. А конкурировать за валюту нам придется.

По оценкам, установка только одной новой линии обойдется в триста тысяч евро. Раньше Осиповичский опытный лесхоз столько мог заработать за месяц на всем экспорте. Сейчас ситуация изменится. Хорошо, говорят, будет, если за счет увеличения отгрузки лесопиления и продаж кругляка нашим заводам удастся в итоге сравнять счет по выручке с нынешним годом. Впрочем, Аркадий Новиков указывает и на такой момент: цены на годовых торгах сформировались ниже, чем были в прошлом.

— Как бы они не упали еще больше. Ведь деревообрабатывающие предприятия могут воспользоваться тем, что поставщиков вдруг прибавится. Как-никак в стране 98 лесхозов, есть из чего выбирать. Но худший вариант — если оплата за древесину вдруг растянется на разрешенные три месяца.

Как наладить сбыт по-новому

— В нынешнем году, к слову, цены на экспортный кругляк приятно удивляют — прибавили в среднем пятнадцать процентов, — просматривает таблицы начальник планово-экономического отдела лесхоза Ирина Андросик. Благодаря этому в январе — октябре на счет Осиповичей пришло 1,6 млн долларов. Если бы не этот фактор, валютная выручка просела бы: как-никак аппетиты предприятий внутри страны постепенно растут. Но цены вдвое-втрое ниже. В этом году на наши деревообрабатывающие предприятия ушло в 1,8 раза больше балансов, чем на экспорт. Правда, в деньгах сумма оказалась сопоставимой с валютной выручкой от кругляка.

По оценкам, установка только одной новой линии обойдется примерно в три сотни тысяч евро

Невостребованного сырья для покупателей из Польши, Румынии, Узбекистана, Китая, Венгрии, Латвии остается все меньше. Они наслышаны об изменениях в нашем законодательстве, в курсе, что из нашей страны балансы идут к ним в последний раз. И сейчас активно ищут новых поставщиков.

Добавил сложностей и жук-короед, нашествие которого наблюдается по югу страны. Ребром стал вопрос: как быть с техсырьем, которого прибывает? На внутреннем рынке сухая древесина практически не используется, поясняет Аркадий Новиков, наши предприятия рассчитаны на сырорастущую. Как вариант — пустить сосны и ели, которые продолжат «падать» во время выборочных санитарных рубок, на дрова. Но их уже сейчас с избытком. А может, сразу отправить на переработку в щепу и опилки, которых тоже ждут за границей? Но стоит такой товар меньше, чем непереработанный сухостой. Замдиректора размышляет:

— Очевидно, что с нового года отрасли придется научиться работать и зарабатывать по-новому.

Ценник  для  елочки

Леонид ДЕМЬЯНИК, заместитель министра лесного хозяйства:

— В последние годы экспорт кругляка занимал примерно половину валютной выручки и приносил около 70 млн долларов ежегодно. Теперь перед лесхозами остро стоит вопрос: чем перекрыть выбывающие доходы? Свое видение они изложили в бизнес-планах на следующий год. Областные объединения приезжали в министерство и «защищали» обобщенные варианты.

Один из выходов, который мы видим, — увеличение переработки древесины в своих собственных цехах, выпуск продукции с более высокой добавленной стоимостью, расширение ассортимента и рынков сбыта. Благо в последние два года мы активно развиваем собственную деревообработку. Нашей программой промышленного развития деревообрабатывающих производств на 2016—2020 годы предусмотрено заменить 38 линий лесопиления, установить новые сушильные камеры, оборудование по окорке, оцилиндровке древесины, линии сортировки… План на пятилетку — минимум 60 процентов выпускаемой продукции продавать на экспорт. На момент старта программы этот показатель составлял сорок три процента по отрасли. За неполные два года в наших лесхозах уже установили четырнадцать линий лесопиления, еще две на подходе. Они современные, потребляют меньше электроэнергии. Доля выхода экспортных пиломатериалов теперь в среднем по стране превысила половину от общего объема их выпуска.

Часть выбывающих денег перекроет внутренний рынок. Правда, вряд ли удастся здесь заработать недостающие, по нашим оценкам, 30—35 млн долларов. Ведь цены на внутреннем рынке вдвое-втрое ниже, чем на внешнем.

Несмотря на то что со стороны Польши из-за буреломов образовалось большое предложение, цены за рубежом держатся высокие. За счет этого мы могли своевременно выплачивать зарплату и вносить в бюджет налоги и иные обязательные платежи. Теперь во многом будем зависеть от своевременности расчетов на внутреннем рынке. Если в целом по предприятиям концерна «Беллесбумпром» просроченная задолженность уменьшается, то по Светлогорскому ЦКК — основному потребителю балансов — она увеличивается и уже составляет около 3 млн рублей. Получится ли сохранить динамику по этим предприятиям и сократится ли задолженность по Светлогорскому ЦКК с выходом на потребление 2,4 млн кубометров древесины?

В то же время долги сельхозорганизаций и предприятий сферы ЖКХ растут. Суммарно они уже не вернули вовремя более 11 млн рублей. Раньше мы могли закупить горюче-смазочные материалы, заказать вагоны по предоплате за счет экспорта и поставить древесину на внутренний рынок. теперь технологическая цепочка будет зависеть от точности в расчетах. На первое время своих оборотных средств у нас хватит. Но потом не станет их — не будет лесозаготовок и деревообработки в имеющихся масштабах.

К слову, цены на внутреннем рынке последние три года на основные виды продукции не поднимались. Мы просчитали: чтобы восполнить выпадающий экспорт, увеличения производства пилопродукции будет мало. Если не поднимется цена, мы будем работать в убыток. Но поднять стоимость в одностороннем порядке мы не можем. Ведь древесина продается на бирже по сложившимся котировкам. И когда предложение заметно вырастет, наивно полагать, что цены тоже увеличатся. Между тем мы просчитали: неплохо, если бы цены выросли на 15—20 процентов. Тогда бы могли выполнять свои обязательства — покупать новую технику, обслуживать лизинговые платежи, кредит Всемирного банка, проводить техперевооружение, сажать новые леса и ухаживать за ними, вовремя выплачивать зарплату...

Сейчас прорабатываем вопрос с рядом госорганов, в том числе с Минэкономики и МАРТ, чтобы изменить указ по биржевым котировкам. Предлагаем сделать стартовой ценой цену организации-заготовителя, чтобы стоимость на бирже не была ниже этой отметки, иначе понесем большие убытки. Проект предложения готов: еще раз  обсудим его у себя и затем разошлем заинтересованным.

P. S. К сожалению, поделиться своим мнением о предложении Минлесхоза в «Беллесбумпроме» и Банке развития отказались.

druk@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости