Минск
+17 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Народная артистка РСФСР Наталия Касаткина в ожидании январской премьеры

Разгрызем кракатук

Сорок два года назад вместе с Владимиром Василёвым она пришла в Театр классического балета. Когда Игоря Александровича Моисеева, организатора этого коллектива, министр культуры СССР Демичев спросил, кого он хочет видеть во главе труппы, тот не раздумывая сказал: «Только Василёва и Касаткину». Сейчас в репертуаре театра более 30 спектаклей. А Наталии Дмитриевне в июне этого года исполнилось 85.

Наталия Касаткина: Балет — это тяжелый вид искусства. Если его не любить, то это каторга.
ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

— Наталия Дмитриевна, как проходит юбилейный год?

— Свой день рождения я встретила далеко от Москвы — наш театр с грандиозным успехом выступал в это время в Китае с балетом «Лебединое озеро». Гастролировала вся труппа. Это была тридцать вторая наша поездка в Китай. Зрители аплодировали 20 минут. Я вышла под аплодисменты на сцену, а наши артисты вынесли букет цветов. 

— Какими постановками будет отмечен юбилейный год?

— Весь сезон Театра классического балета посвящен юбилею. 12 сентября на Новой сцене Большого театра состоится показ легендарной нашей постановки с Владимиром Василёвым «Сотворение мира» на музыку Андрея Петрова. В ее основе история Адама и Евы по мотивам рисунков знаменитого французского художника Жана Эффеля. Сейчас идут репетиции.

Балет «Лисистрата», в основу которого легла одноименная комедия Аристофана, покажем 5 октября в Государственном Кремлевском дворце. Автором музыки к этой постановке выступила Ольга Петрова, дочь композитора Андрея Петрова.

Кульминацией станет балет в нашей постановке «Кракатук». Премьера пройдет на исторической сцене Большого театра 11 и 12 января 2020 года.

— Кракатук — это же Щелкунчик?

— Кракатук — это орех. А балет о том, как принц превращается в Щелкунчика. Музыку пишет Эдуард Артемьев с использованием отдельных тем музыки Чайковского. Когда я сочиняла мужские партии в этом балете, то поняла: из меня просто «прет» Василёв. После того как он ушел из жизни, я не осталась одна — во мне как бы два тела. Мы прожили 64 года вместе. Первой исполнительницей в его первом балете была я. 

— У вашего театра обширный репертуар, но до сих пор нет своего здания. Какая сцена самая любимая, где идут ваши спектакли?

— Артисты любят Кремль и его просторную сцену. Моя же любимая — это сцена Большого театра, где я протанцевала более двадцати лет.

— Тяжело создавать свой театр?

— Радостно. Первый спектакль был «Гаянэ» на музыку Хачатуряна, который тогда был еще жив.

— Власти считали, что «падение» Михаила Барышникова началось с вашего «Сотворения мира».

— Барышников после нашего балета стал по‑настоящему знаменитым. Его зажимали, а он был фантастическим танцовщиком. Барышников обогатил природу театра, он открыл в драматической персоне подтекст, который делает очевидным внезапный жест. Герои Барышникова не только говорят, но и кричат, и шепчут молча. Владимир Василёв придумывал прыжки, которые стали по всему миру называться «прыжками Барышникова».

— Где сейчас сохранились сильные классические балетные школы?

— В Беларуси, Узбекистане, в Прибалтике... В Беларуси творил блестящий хореограф Валентин Елизарьев, в 1992 — 1996 годах он возглавлял балетную труппу ГАБТ оперы и балета Беларуси. Союзное государство высоко оценило его творчество, и в прошлом году он стал лауреатом премии Союзного государства в области литературы и искусства.

— А где публика самая благодарная?

— Везде разная и везде благодарная. Например, в последний раз мы возили в Беларусь Стравинского — «Весну священную» и «Жар‑птицу», гастроли проходили в Большом государственном театре оперы и балета. Белорусы высоко оценили наше творчество. А в моем юбилейном сезоне покажем наш вечер Стравинского на Новой сцене Большого театра 31 октября.

— Это правда, что мир балета полон интриг?

— Мир балета дружный. Многие пары живут вместе десятилетиями. Настя Волочкова, когда рассказывает про то, что в пуанты конкурентам насыпают толченое стекло, просто пиарится. Да, это кровавое искусство в смысле труда. Воспитание балетом — все равно что армия. На первом месте — дисциплина. Балет — это тяжелый вид искусства. Если его не любить, то это каторга.

— Кто приходит на ваши спектакли?

— И бабушки с внуками, и мамы с детьми. «Спартак» очень любят студенты. Труппа у нас молодая. Это выпускники лучших школ Москвы, Петербурга, Перми.

— В кабинете у вас над макетом к будущему спектаклю «Кракатук» висит скрипка...

— В детстве по желанию бабушки я начинала на скрипке. Моя мама — писательница Анна Кардашова. Последняя ее книга была о нас с Василёвым — «Два героя в одном плаще». Папа — инженер‑строитель, он строил многие высотные здания в Москве, советский павильон и постамент под мухинскую скульптуру «Рабочий и колхозница» на знаменитой выставке в Париже.

— А как вы отдыхаете?

— За работой. На даче в Снегирях сижу на балконе и пишу новое либретто или записываю хореографию. Рядом Пушкин.

— Кто?

— Щенок. Когда кинологи пришли к нам на спектакль «Ромео и Джульетта», в знак благодарности они сказали: «Просите что хотите в подарок». Мне понравилась маленькая лошадка. «Лошадки кончились», — сказали кинологи. И подарили щенка.

Татьяна Хорошилова

sh@rg.ru
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...