Минск
+23 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Валентин Сукало рассказал о деталях общения с Президентом

Разговор у Президента

Фото Виталия Гиля.
О деталях общения с Президентом в вечернем эфире телеканала «Беларусь 1» рассказал Председатель Верховного Суда Валентин Сукало. Предлагаем читателям ознакомиться с печатной версией специального телепроекта «Разговор у Президента».


Об оценках и выводах

— Прошлый год был для нас особенным. По распоряжению Президента была создана специальная рабочая группа, которая изучала эффективность объединенной судебной системы. Результаты и выводы этой комиссии Президенту доложены. Думаю, что, в принципе, оценка Главой государства будет даваться при проведении специального совещания с судейским корпусом в начале апреля этого года. Думаю, что это совещание будет совмещено с процедурой торжественного открытия здания Верховного Суда. Таким образом, Глава государства хочет предметно рассмотреть вопросы, связанные с функционированием судебной системы. Причем, я думаю, речь будет идти, конечно, не о каких-то позитивных результатах, не об успехах. Речь будет идти о неиспользованных возможностях, о резервах.

Мы видим эти нереализованные возможности. Мы видим свои упущения. У нас есть предложения. Мы готовы ответить Главе государства на все те проблемы, о которых он, очевидно, будет говорить.

Думаю, в первую очередь это связано с тем, что после реформирования судебная система оптимизировала объемы правосудия. Оптимизировала нагрузки на судей. Сегодня это не катастрофические цифры, и у нас есть все возможности для продвижения вперед: увеличения качества и оперативности правосудия, повышения эффективности, повышения доверия населения, может быть, перехода на более современное правосудие в широком понимании этого слова. На справедливое правосудие. В общественном понимании тоже этого термина. Наверное, об этом тоже будут подниматься на совещании Главой государства вопросы.

О взаимодействии

— На это же совещание будут приглашены все наши коллеги — руководители силовых, правоохранительных органов. Думаю, это будет полезно. Мы выскажем свои претензии к работе правоохранительных, силовых структур. Очевидно, и у  наших коллег будут какие-то замечания в адрес судебной системы, которые мы выслушаем с удовольствием и воспримем, если это обоснованные предложения и замечания. Кроме этого, на предстоящем совещании силовых структур, которое анонсировано  Главой государства, я думаю, что будет предложено и мне высказать свои замечания, предложения по совершенствованию работы не только судебной, но и всей правоохранительной системы. Поэтому мы тоже будем готовиться и к этому совещанию.

О предстоящей амнистии

— Я думаю, Глава государства принял очень правильное решение. Потому что последняя амнистия у нас была 5 лет назад в связи с 70-летием освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. И вот по прошествии пяти лет вновь юбилейная дата, к которым, как правило, такие законы разрабатываются и принимаются. Глава государства поручил МВД, Верховному Суду и всем заинтересованным органам разработать такой проект закона к этой юбилейной дате и предусмотреть те категории осужденных, которых коснется закон об амнистии. Я думаю, поскольку это будет юбилейная дата, то, возможно, это будет несколько более широкая амнистия, нежели обычно, и коснется в том числе и лиц, отбывающих наказание за некоторые преступления. Может, не за особо тяжкие, но за некоторые тяжкие преступления, за менее тяжкие, не представляющие повышенную общественную опасность.

Как правило, такие законы исполняются на протяжении шести месяцев, и в этом процессе комиссии, специальные суды будут рассматривать всех, кто будет подпадать под эту амнистию. Трудно сказать, какое количество осужденных коснется эта амнистия, но я думаю, что несколько шире, чем это было обычно.

О борьбе с коррупцией

— Эта тема всегда остра. Она, я думаю, сегодня обостряется. Потому что количество коррупционных преступлений в прошлом году выросло, и значительно. Оно уже превысило тысячу осужденных. И в структуре преступности оно занимает все более обостренное и опасное место. Мы соответствующим образом на это реагируем.

Рассматриваем значительное количество дел, в том числе по различным системам и отраслям, но меня беспокоит то, что мы вносим частные определения в необходимых случаях, но не исследуем глубинные процессы коррупции. Не проводим криминологические серьезные исследования: в чем же реальные причины распространения коррупции в той или иной сфере или отрасли. Мы видим, что даже самые жесткие меры наказания не останавливают коррупционеров. В чем же тогда реальная причина? В чем психология этих лиц? Может, есть какие-то причины на подсознании? В чем криминология такого явления в нашей стране, как коррупция?

Мне кажется, в этой части недорабатываем. Не проводим такие исследования. Главное, ведь не только осудить, а все делать для того, чтобы остановить.  Может, здесь есть универсальный принцип? Мы не думаем об этом. Может, не всегда последовательны и решительны в отношении взяткодателей?  Может, в последнее время взяткодатели становятся такими «героями», которые изобличают, а сами не привлекаются к ответственности? Может, здесь тоже есть причина?

Может, излишнее администрирование, которое тоже является одной из причин коррупции? Когда каждая виза, каждое решение повышает коррупционный риск. Может быть, коррупция, связанная с изменением формы собственности, связанная с приватизацией, может, здесь есть причины, которые нам нужно выяснять и устранять.

Говорить, что вся проблема в антикоррупционных комиссиях, — наверное, упрощенный подход. Преступления коррупционные совершают и члены этих комиссий, и даже председатели. Это не панацея от всех бед — антикоррупционные комиссии на предприятиях и в отраслях. Есть более глубинные причины, о которых мы до конца не знаем.

Об ответственности судей

— У нас есть нарушения кодекса чести судьями, даже случаи привлечения к уголовной ответственности. Президент об этом информирован, мы этого не скрываем. И принимаем достаточно жесткие меры к таким судьям, освобождаемся от таких людей. В прошлом году один судья был привлечен к уголовной ответственности и осужден к лишению свободы. Шесть судей мы освободили по дискредитирующим основаниям, 46 наказаны за нарушение кодекса чести, привлечены к дисциплинарной ответственности, 178 работников аппарата наказаны за различные проступки. То есть мы достаточно сурово подходим к совершению проступков самими судьями. Если судья нарушает закон — это недопустимо и необъяснимо. Судья в общественном понимании должен олицетворять собой закон. Даже управление транспортом в нетрезвом состоянии является основанием для освобождения судьи от должности. Поведение в семье, в быту, злоупотребление спиртными напитками – все это для обычных людей воспринимается, может, не так страшно. Но для судей это чрезвычайная ситуация, на которую мы очень жестко реагируем.

О деле tut.by

— Слишком повышенное общественное внимание к этому процессу. Присутствие огромного количества дипломатов, репортеров, мне кажется, мешает суду, оказывает косвенное давление на него. Мне бы хотелось, чтобы такие процессы проходили спокойнее. Думаю, что суд разберется, примет верное, справедливое решение. Но не надо мешать. Не только по этому делу. Иногда средства массовой информации пытаются предсказать, комментировать возможные решения. А это прямое или косвенное давление на суд. Поэтому я попросил бы СМИ быть более осторожными при освещении и комментариях подобных процессов.

Ведь сегодня одно из требований к правосудию в его новом качестве — это максимальная открытость. Современные информационные технологии уже лишают возможности даже сделать какие-то элементы правосудия закрытыми. Настолько развиты современные коммуникации, что любой телефон в кармане присутствующего в зале суда позволяет транслировать этот процесс в режиме онлайн в интернете. Я уже не говорю об аудиозаписи процесса, которую мы разрешили для любого его участника.

О подростковой преступности

— Думаю, это в значительной степени результат той среды, в которой живет современная молодежь. Согласитесь, насилие, какие-то страшные преступления, ужасы стали неотъемлемой частью нашего телевидения, интернета. Все стало настолько открытым и доступным, что, хотим мы того или нет, на уровне подсознания у молодых людей, особенно с развивающейся психикой, все это становится естественным и приемлемым. И если этому не противостоять в школах, семьях, то такая ситуация может приводить к очень тяжелым преступлениям, иногда просто необъяснимым. Я попросил бы здесь об адекватной реакции на подобные факты преступлений и приговоров. Несколько лет назад, когда в минской гимназии ученик с ножом напал на преподавательницу, причинил ей тяжкие телесные повреждения и был осужден на восемь лет лишения свободы, в интернете и средствах массовой информации поднялась целая волна в защиту этого ученика. Мы не должны потакать таким фактам, а очень строго, жестко подходить к оценке и защищать преподавателей тоже. Те, кто инициирует подобные вещи в интернете, они тоже влияют и на правосудие, и на распространенность подобных вещей в дальнейшем. Поэтому все вместе должны противостоять таким тенденциям и явлениям.

О гуманизации законодательства

— Об этом также будет идти разговор на предстоящем совещании у Главы государства. Некоторые упрекают белорусские суды в излишней жесткости и суровости, но я бы так не сказал. Даже в прошлом году при высоком уровне рецидивной преступности (она у нас составляет почти 40%) суды нашли возможность на 2.400 меньше человек направить в места лишения свободы, чем было в 2017 году. Каждый год примерно для 2 тысяч человек мы находим возможность не избирать столь суровое наказание, как лишение свободы, а определить альтернативное наказание. Это непросто, но суды такую возможность находят, что говорит о гуманизации нашего законодательства и судебной практики. И о том, что суды не настроены на чрезмерно суровые карательные санкции. Кроме того, мы в прошлом году прекратили полторы тысячи дел по причине их малозначительности, примирения сторон и их раскаивания. А в отношении 90 человек были вынесены обвинительные приговоры без назначения наказания.

О возможности замены пожизненного заключения

— Пожизненное заключение как высшая мера наказания было установлено в 1997 году. Для того чтобы начать применять какие-либо льготные возможности для освобождения или замены пожизненного лишения свободы на иной вид наказания, необходимо минимум 20 лет — раньше это делать по закону нельзя. Поэтому сегодня как раз наступил тот период, когда можно ожидать таких решений. Сегодня более 160 человек отбывают пожизненное заключение. В прошлом году к нему был приговорен 1 человек, еще двое — к исключительной мере наказания (расстрелу).

Так будет выглядеть новое здание Верховного Суда.

О скором вводе нового здания Верховного Суда

— Все строительно-монтажные работы были завершены к концу прошлого года. Но оборудование, коммуникации, аппаратно-программный комплекс, компьютерные сети оказались достаточно сложной проблемой для установки, наладки и испытания, поэтому мы не торопились. Мы хотим войти в действительно новое, современное и оснащенное здание, в котором будут созданы все возможности для новых условий работы. Сейчас ведутся испытания уже установленных систем. 10 марта рабочая комиссия окончательно проверит готовность здания к его полному вводу, а в начале апреля состоится его торжественное открытие — вместе с совещанием судейского корпуса. Все руководители судебной системы, а также наши гости, наши коллеги получат возможность освоить и новый зал, и новое здание в целом.

Об оснащении нового здания

— Все достаточно скромно, вся мебель отечественная. Сам проект был оптимизирован, в том числе с участием Главы государства. Мы значительно отошли от изначальной сметной стоимости и планируем сейчас даже сэкономить бюджетные средства. Так что никаких излишеств нет. Но это будет фундаментальное, серьезное здание, являющееся, по сути, Дворцом правосудия. Оно станет частью судебной реформы, частью нового правосудия, о котором будет говорить Глава государства. В таких условиях и должно совершаться новое правосудие. В новом здании, по сравнению со старым, вдвое увеличены все площади. Если старое здание располагает 6 залами, то в новом их 16. А также современное оборудование, компьютерные сети, видеокамеры, возможности проводить судебные заседания в секретном режиме, возможности вести судебные заседания и допросы людей, находящихся под защитой. Это здание, которое можно будет показывать зарубежным коллегам. Здание, которым можно гордиться.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...