Разбор полетов

О российско–грузинских отношениях

В Нью–Йорке должно пройти экстренное заседание Совета Безопасности ООН, на котором будут рассматриваться последние события в Абхазии, точнее, в небе над этой непризнанной республикой. По обыкновению, составить однозначную картину происходящего в зоне грузино–абхазского конфликта сторонним наблюдателям практически не представляется возможным. Стороны как всегда предоставляют противоречивую информацию. Из первых поступивших сообщений можно было сделать лишь один достоверный вывод: в воскресенье утром что–то произошло на формально несуществующей границе между Грузией и Абхазией с абхазской ее стороны. Затем стало известно, что был сбит беспилотный самолет–разведчик. После некоторых колебаний Грузия признала, что самолет ее. Вопрос, кто его сбил, остается открытым. В Сухуми поспешили объявить это заслугой своей ПВО. Тбилиси доказывает, что стреляли из российского истребителя МиГ–29. Москва, естественно, все отрицает...


Антон Павлович Чехов ввел «формулу», согласно которой, если в первом акте на стене висит ружье, то в последнем оно обязательно выстрелит. Сдается мне, что нынешний самолетный инцидент, как и все остальные медиа–бомбы, взрывавшиеся в грузино–российских отношениях в последние годы, из той же пьесы. Владимир Путин на прошлой неделе дал поручение правительству «по взаимодействию с органами власти Абхазии и Южной Осетии в торгово–экономической, социальной, научно–технической областях, в сфере информации, культуры и образования в целях обеспечения всесторонней защиты законных интересов граждан России, проживающих на этих территориях». Российскими паспортами, как известно, обзавелось подавляющее большинство жителей двух непризнанных республик. Фактически российский Президент дал «добро» на установление прямых отношений между Москвой, Сухуми и Цхинвали, которые ранее были невозможны или, скорее, затруднены, поскольку Абхазия и Южная Осетия формально входят в состав Грузии. Россия и сейчас не признает их независимость, тем не менее последние шаги свидетельствуют о движении во вполне определенном направлении.


«Кремль перехватил инициативу, выступив с четким аргументом, имеющим двойной смысл, — отмечается в редакционной статье британского журнала «Экономист». — В первую очередь он направлен против Грузии: вы двигаетесь в НАТО, вы нас провоцируете — получайте по заслугам. А во вторую очередь — против НАТО: если вы действительно хотите взять Грузию под крыло, опасайтесь прямого военного конфликта с нами».


Из зоны грузино–абхазского конфликта поступают тревожные сообщения о концентрации военных и техники. Это должно беспокоить международное сообщество. И все же, как представляется, речь идет об игре на нервах. Не созванивались бы Владимир Путин и Михаил Саакашвили, если бы считали ситуацию безвыходной. Они, конечно, обменялись по телефону претензиями: российский Президент назвал «противоречащими смыслу и духу» закона полеты грузинских самолетов–разведчиков над зоной конфликта, а его грузинский коллега потребовал отменить «незаконные акты» по поддержке Абхазии и Южной Осетии. Тем не менее важен сам факт общения...


Ну и самое, пожалуй, позитивное, что произошло в российско–грузинских отношениях за последние дни — есть и такое! — это возобновление транспортного и почтового сообщения, а также возможность поставок грузинской продукции на российский рынок. Как любые санкции, они не дали и не могли дать никакого результата, кроме отрицательного...


Корни нынешнего обострения на грузино–абхазской границе, несомненно, ведут к прецеденту Косово. Далеко не все последствия этого шага просчитаны политиками и учеными–международниками. В последнем номере российского журнала «Профиль» я обнаружил крайне любопытную статью министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Дипломат рассуждает об опасных тенденциях в международных отношениях и одной из таких называет одностороннее провозглашение косоварами суверенитета. В частности, по мнению российского министра, «абсолютизация суверенитета Косово работает на внутриевропейские потрясения».


«Нельзя исключать, что в условиях резкого снижения цены отделения государства Евросоюза начнут фрагментироваться раньше, чем он превратится в «Европу регионов». Связанные с сепаратизмом националистические выбросы будут тянуть Европу назад, в «традиционное» прошлое», — считает Сергей Лавров.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...