Равнение направо

Почему толерантная Швеция теряет терпение и склоняется в сторону ультраправых

Спокойная и богатая Швеция нынче переживает не самые лучшие времена. Прошедшие там парламентские выборы продемонстрировали не то чтобы кризис модели “шведского социализма”, но отчетливо обозначили ее слабые места. И теперь властям скандинавского королевства придется приложить немало усилий, чтобы восстановить статус-кво и вернуть своим избирателям былую уверенность.

scoopnest.com

Справедливости ради отмечу, что в победе правящей Социал-демократической рабочей партии никто не сомневался. Да и с чего вдруг? Вот уже много лет небольшая Швеция с населением менее десяти миллионов человек входит в число крупнейших экономик мира. Крона ни в чем не уступает доллару или евро. А здешняя модель социального государства даже у развитых стран вызывает зависть. Неудивительно, что социал-демократы уже более ста лет занимают первые места на выборах. Но в этот раз они показали худший результат в истории. Чуть более 40 процентов голосов — явно не тот результат, на который рассчитывали лидер партии, премьер-министр Стефан Левен и компания (помимо СДРПШ, в правящий красно-зеленый альянс входят также Левая партия и партия охраны окружающей среды). Примерно столько же набрал оппозиционный альянс правоцентристских партий. 

Но еще большей сенсацией стала “бронза” крайне правых “Шведских демократов”. В 2010 году эта партия впервые попала в парламент, едва преодолев проходные 4 процента. На прошлых выборах у них было уже втрое больше голосов. Сегодня почти каждый пятый избиратель проникся идеями “Шведских демократов”. Столь стремительное восхождение на политический олимп главного противника действующей власти неприятно удивило многих не только в Стокгольме, но и в Брюсселе. Им есть о чем беспокоиться. Недавно таблоид Expressen опубликовал расследование о том, что ряд кандидатов от этой партии в юности принадлежали к нацистским группам. Однако у избирателей оказалась своя логика.

— Традиционно на выборах преобладает обсуждение экономической политики, тема безработицы, налогов, благосостояния, заботы о пожилых людях, образования в школах. Однако сейчас на фоне роста числа криминальных группировок в больших городах этот список пополнили также темы преступности и правопорядка. В прошлом году проводились опросы о наиболее важных политических проблемах, и миграция заняла первое место, — говорит профессор политологии Лундского университета Андерс Саннерстедт. 

Швеция всегда гордилась своей щедростью и великодушием по отношению к иностранцам. Особенно это проявилось во время Второй мировой войны. Нейтральная страна не подверглась разрушениям, сохранила промышленный потенциал, ее экономика продолжала бурно развиваться. Королевство нуждалось в рабочей силе, поэтому иммиграционное законодательство было максимально мягким. В страну хлынули норвежцы, бежавшие от нацистов, прибалты, датские евреи. Потом пришла очередь иранцев, спасавшихся от гонений шаха Пехлеви, и чилийцев, скрывавшихся от генерала Пиночета. Затем пожаловали эритрейцы, сомалийцы и курды. Государственная система предоставляла беженцам социальные льготы, жилье, качественное образование, отпуск по уходу за ребенком, пособие по безработице.

Лояльность к гостям стала частью шведской идентичности и в период наплыва мигрантов в 2015 году. Тогда в Швецию прибыло рекордное число просителей убежища — 163 тысячи человек. В пересчете на душу населения это больше, чем в любой другой стране Европы. Всего же за последние пять лет королевство приняло более 600 тысяч мигрантов. В центры размещения беженцев и на вокзалы местные приносили еду, лекарства, теплую одежду и детские игрушки. Но поведение “понаехавших” сильно отличалось от привычного. Приехавшие оседали на окраинах крупных городов, не горели желанием работать и учить шведский язык, мусорили на улицах и совершали мелкие преступления.

Швеция всегда считалась одной из самых безопасных стран. А тут что ни день — то новое ЧП, связанное с иностранцами. Убийства, грабежи с применением огнестрельного оружия, поножовщина, угоны и поджоги машин, которые, кажется, превратились в любимую забаву молодежи из этнических анклавов. Если в 1998-м было около 400 подобных инцидентов, то теперь ежегодно фиксируется 1300—1500 поджогов. Этим летом полыхали десятки автомобилей в Гетеборге, Мальме, Хельсингборге. Катастрофически выросло число преступлений на сексуальной почве. Если в 1970-е таких инцидентов было не более 40 на 100 тысяч населения в год, то сейчас уже более 200.

Постепенно терпение у великодушных шведов иссякло. За долгие годы они привыкли к сытой, размеренной жизни. Теперь же каждая шведка признается, что не чувствует себя в безопасности. А 12 процентов женщин говорят, что ни под каким предлогом в одиночку не выходят вечером на улицу. Правительство выделяет огромные деньги на социальные пособия беженцам. Те, в свою очередь, годами делают вид, что ищут работу, но предложенные места им не подходят. В итоге они довольно сносно живут на пособия и не собираются ассимилироваться. Естественно, это сильно возмущает коренное население. Ведь в Швеции одни из самых высоких в мире налогов. У некоторых они “съедают” до половины зарплаты. И осознавать, что твои деньги идут на содержание чужаков, которые не приносят никакого блага стране и лишь доставляют больше проблем, очень непросто. 

Фото AP

Рецепты “Шведских демократов”, которых возглавляет 39-летний парламентарий Йимми Окессон, просты и понятны многим. Они предлагают полностью закрыть страну для всех просителей убежища не из скандинавских стран, выслать часть мигрантов, ужесточить наказание за преступления, увеличить полномочия полиции. Кроме того, партия озвучивала намерения инициировать референдум о выходе из Евросоюза, так называемый Swexit. Если изначально ядром поддержки “Шведских демократов” были менее образованные “синие воротнички” из южных регионов страны, то сегодня за партию готовы голосовать многие. Их главный лозунг — “Сохраним Швецию шведской”. И хотя ультраправые наверняка рассчитывали на больший процент, Йимми Окессон радостно потирает руки: 

— По большому счету, мы уже победители. Мы выросли настолько, что влияем на дискуссии в обществе и его эволюцию.

Правда, проблема в том, что теперь, скорее всего, предстоят длительные переговоры по формированию правительства. С одной стороны, либерально-консервативный альянс может заключить коалицию с националистами. Это само по себе шокирующее событие, которое окончательно выведет правых популистов из изоляции и завершит трансформацию политической системы страны. Тогда, возможно, Швецию ждет репрессивно-полицейский крен с “наведением порядка” в социально неблагополучных районах, резким ужесточением миграционной политики и отказом от социальных компромиссов. С другой стороны, нельзя исключать и заключение “большой коалиции” по опыту Германии, где социал-демократы играют роль младших союзников Христианских демократов. Если все-таки договориться не получится, то страну ждут перевыборы.

КОММЕНТАРИЙ

Петр Петровский, эксперт аналитического центра РОО “Белая Русь” 

— Результаты выборов и достаточно сильные позиции “Шведских демократов” вызваны прежде всего ошибками в культурной и миграционной политике местных властей. Интеграция приезжих оказалась невозможной по многим параметрам. Это как раз и вызвало неприятие большинства населения к проводимой политике. Не следует забывать, что в Швеции в культурной сфере проводились реформы в плане гендерной политики, что также вызывало раздражение основной части ее населения. Поэтому сейчас мы наблюдаем правоконсервативную реакцию, которая, в принципе, вписывается в общеевропейский тренд усиления ультраправых националистических партий. 

Между тем устойчивость любой социально-экономической и политической модели базируется на соблюдении баланса интересов между властью и обществом. С одной стороны, не должно быть элементов грубого национализма, а с другой — необходимо поддерживать национальную идентичность. В странах ЕС происходит шараханье из стороны в сторону. В 2000-е годы усиленно строился так называемый мультикультурализм, когда национальные идентичности пытались стереть общеевропейской. Сегодня жестким ответом на такую политику стал радикальный национализм со всеми вытекающими последствиями. То есть определенный баланс, гармония, умеренность, как у нас в Беларуси называют “памяркоўнасць”, и являются тем ключом, который обеспечивает реализацию интересов общества и безопасность.

konon@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости