Растут как на дрожжах

В Сенно биатлонисты бегают по лесу в противогазах и мечтают быть как Домрачева

Сенненская спортивная школа обустраивается в здании бывшего кондитерского цеха

В белорусском биатлоне межсезонье. В нынешнем году оно приняло глобальные масштабы: после того как Дарья Домрачева, Надежда Скардино и Надежда Писарева объявили о завершении карьеры, перспективы самого любимого у белорусских болельщиков зимнего вида спорта вызывают множество вопросов. Самая юная из состава золотой олимпийской эстафеты — Динара Алимбекова — восстанавливается после операции на плече. Дарья Блашко, которую долго прочили на смену лидерам, решила связать свою спортивную судьбу с Украиной. Лидерское же бремя легло на плечи Ирины Кривко. Учитывая, что молодая спортсменка из Сенно минувшей зимой провела свой лучший сезон, в нее хочется верить. Но эти успехи едва ли отменяют вопросы о будущем. Чтобы разобраться с причинами образовавшегося провала между поколениями, мы решили заглянуть в спортивную школу, из стен которой в свое время отправилась к олимпийской вершине новый лидер белорусского биатлона.


Недавно сенненские биатлонисты справили новоселье. Бело–голубое здание детской спортивной школы, перестроенное из бывшего кондитерского цеха, на фоне окружающих его общежитий и покосившихся сараев выглядит космически. Таких бы два десятка по стране — перспективы наверняка заиграли бы другими красками. В дополнение картины тренер Валерий Лекторов, помогавший делать первые шаги в спорте многим спортсменам, включая Ирину и Виктора Кривко и Петра Ивашко, подъезжает к крыльцу на электровелосипеде. Выглядит современно, но Валерий Михайлович к прогрессу относится скептически — мешает. Хотя и не настолько, как футбол:

— Раньше лыжные гонки и биатлон в Сенно были, по сути, единственным спортом. Сейчас же появился зал у борцов, начали набирать легкоатлетов. Но хуже всего — футбол. Видишь — толковый парень, физические данные хорошие. Зовешь в биатлон, а он: «Я буду в «Манчестере» играть! Там платят больше, там круто!» Какой «Манчестер»? В лучшем случае — «Городея». Но понимают они это обычно уже тогда, когда шанс добиться вершин в биатлоне упущен. А наш биатлон хоть не стыдно по телевизору смотреть.

Валерий Лекторов.

В Сенно его смотрят почти всем городком. Биатлон здесь и раньше любили, но после того как Ира Кривко начала показывать результаты международного уровня, Кубком мира заболели даже бабушки. Лекторов рассказывает, что от вышедших в интернет пенсионерок по пути с базы домой он узнает все последние новости с трасс: хоть о Кривко, хоть о Фуркаде. О том, что Дарья Домрачева решила завершить карьеру, сенненские бабушки тоже узнали первыми, встретив тренера риторическим вопросом: «Это что ж, наша Ира теперь будет первым номером?» У Валерия Михайловича однозначного ответа на этот вопрос пока нет:

— Многое зависит от того, что решат по поводу россиянок. Вроде бы девочек присматривают. Одна, говорят, была в призах на чемпионате России среди юниорок. Возможно, и неплохо. Кузьмина, к примеру, бегает за Словакию — вопросов ни у кого не возникает. Главное, чтобы не привезли опять таких, которые ничем особо и не запомнились. Ира как–то приезжала и рассказывала: «Аж обидно, я у них выигрываю, а они все равно в приоритете». По–моему, если уж приглашать, то тех, кому есть за что платить и за что спросить. А что у нас провал образовался, так я после того, как Ивашко трехкратным чемпионом мира стал, тоже думал, что сейчас начну готовить звезд. А ждать в итоге пришлось долго...




В летней группе Лекторова — с десяток человек. В основном девчонки. После того как Домрачева и ее подруги по команде начали радовать победами, гендерное соотношение в детских группах заметно сдвинулось в сторону прекрасного пола. Но к подобным волнам Валерий Лекторов относится философски.

Одаренных ребят и в Сенно, и у других тренеров за последний десяток лет попадалось достаточно. Но подавляющее большинство этих самородков в итоге проскользнули сквозь пальцы, заявив напоследок: «Не хочу...» Результатов в итоге добивались те, у кого мотивация оказывалась выше таланта.

— Ира Кривко не была суперталантливой, но она была очень старательной и работоспособной. В итоге добилась гораздо большего, чем те, кто поначалу был способнее ее, но на каком–то этапе начали ворчать: «А зачем мне это надо?» Приходишь на тренировку, а у них пустые глаза: «А вы вот видели, как они после финиша на снег все в соплях падают?» Девочкам ведь хочется, чтобы красиво было...


Добиться обустройства сауны и тира в не приспособленном изначально для занятий биатлоном здании кондитерского цеха Лекторову стоило немало нервов. В итоге же условия оказались максимально приближенными к идеальным. По пути в лес, где биатлонисты обустроили себе стрельбище, тренер объясняет, что сауна для юных спортсменов — совсем не роскошь. Сохранить мотивацию для тренировок у подростков, возвращающихся декабрьскими вечерами с тренировки насквозь продрогшими и мокрыми, бывает очень непросто. Сегодня малышня может тренироваться не выходя на улицу.

— Для самых младших это очень важный момент. Работать с пневматическими винтовками они могут прямо здесь, в тире. Потом — бегать на трассу и опять в тепло. Это старшим уже нужно тренироваться только на стрельбище. А поначалу ведь здесь вообще ничего не было. Оружие старое, все вокруг разваливается и рассыпается. Я, молодой тренер, по первому времени даже решил забросить биатлон и начал развивать лыжные гонки. А потом понял: биатлон гораздо перспективнее. В лыжах — конкуренция запредельная, а в биатлоне у белорусов всегда были хорошие традиции. Те же, кто сетует на климат, несколько драматизируют ситуацию. У нас возле леса снег всегда долго лежит. В декабре, пока солью все вокруг еще не засыпали, я договариваюсь с коммунальщиками — они мне сюда снег с улиц свозят. В ЖКХ ведь много моих бывших учеников — всегда можно договориться. А построят в «Раубичах» лыжный тоннель — для молодежи вообще проблем не будет.


Пробирающиеся огородами велосипедистки в шортиках с винтовками за плечами выглядят экстравагантно, но местных жителей уже не удивишь. Привыкли. Зимой биатлонная группа в Сенно разрастается до шести с лишним десятков человек. К лету заметно худеет. Большинство отсеивающихся получают тренировочные планы и рекомендации, сколько нужно бегать или ездить на велосипеде. Выполняют единицы. Но Лекторов принципиально никого не уговаривает:

— Я никого не выгоняю. Пришел — добро пожаловать. Две недели — испытательный срок. У меня, к счастью, еще есть возможность выбирать, хотя и не так, как раньше. Большинство же тренеров просто набирают. Причем очень много — из многодетных, порой неблагополучных семей. И это накладывает свой отпечаток. Работаешь с таким парнишкой, вкладываешь душу, а у него уже в генах запрограммировано другое. Бабушка с дедушкой пили, родители пили, и ребенок, чуть только попробует спиртное, пропадает. У меня есть ученик, который в третьем классе жалуется, что никак не может бросить курить. А чего ждать, если каждый день они видят вокруг такую картину? Ты на тренировке можешь сколько угодно объяснять, что спорт, возможно, единственный шанс в жизни. Но улица потом навязывает совсем другую систему ценностей.

В отличие от здания школы трасса и стрельбище в Сенно выглядят точно так же, как и в большинстве подобных школ по всей стране. Расставленные вдоль насыпи в лесу мишени, по которым стрелял еще сам Лекторов и которые то и дело приходится восстанавливать после нашествий вандалов и охотников. Протоптанные и прокопанные тренерами в лесу тропинки, которые после ветреных дней приходится расчищать от шишек. Лекторов вспоминает, как заезжавшая в Сенно Елена Зубрилова восхищалась здешним рельефом, с которым и Альпы не нужны. После успехов Кривко местное руководство загорелось идеей заасфальтировать лыжероллерную петлю, но дальше расчетов дело не сдвинулось: денег нет. К слову, новое здание биатлонной базы тоже пришлось ждать еще с тех времен, когда побеждал Петр Ивашко. Впрочем, таланты Лекторов умудряется находить и на нынешних тропинках. Глядя, как девчонки отправляются на очередной круг, задается риторическим вопросом: «Куда они потом пропадают?»

Из нынешнего поколения лекторовских девчат самая перспективная — Катя Шаркович. Девушку уже приглашали на сборы в Новополоцкое УОР. На стрельбище Катя закрывает пять из пяти в режиме пулемета, но пока судьба ее остается неопределенной — низкий МПК. В последнее время показатель максимального потребления кислорода в Беларуси стараются ставить во главу угла, но, по мнению тренеров, делают это однобоко: «Вот, к примеру, Ковалевская от нас в Витебское УОР уехала — у нее тоже низкий МПК. Но она теперь чемпионка страны. Я со специалистами консультировался: недостаточно высокий МПК — не повод ставить на спортсмене крест. Кто тогда останется?» В тренерских кругах бытует мнение, что МПК можно увеличить. Один из вариантов — бегать по лесу в противогазах. В Сенно, кстати, уже экспериментировали. Вместо противогазов, правда, обошлись респираторами, но вид у бегавших по лесу с винтовками и в масках ребят все равно был экстравагантный. Помогло ли? Неизвестно.

— Чтобы работать по науке, четко понимая, чего ты добиваешься и что нужно изменить, необходимо иметь рядом лабораторию. В Новополоцке создали спецгруппу, с которой так работают, она теперь постоянно выигрывает. От нас туда девчонка попала. Сама из глухой деревни. Здесь ничего особого не представляла — все ее обыгрывали. Теперь — чемпионка страны. Так что с отсевом неперспективных нужно быть осторожными. У нас не так много спортсменов, чтобы пренебрежительно относиться к талантам.
Ищут замену

Бороться в предстоящем сезоне белорусским биатлонистам придется не столько за места в итоговом протоколе, сколько за сохранение квоты в Кубке мира. Плюс важно не ударить в грязь лицом на домашнем чемпионате Европы в «Раубичах». А для этого как минимум нужно заполнить существующую заявку, найти спортсменов. У мужчин вопросов нет: состав остался неизменным. Перед тренерским штабом женской команды задача стоит куда сложнее. Официально состав пока не оглашен, однако появление на сборах в «Раубичах» российских спортсменок намекает, что вариантов не так и много. В начале июня в Беларуси «сватали» двукратную чемпионку мира среди юниоров в эстафетах Ларису Куклину. Та в итоге попала в состав российской сборной и предположения о смене гражданства назвала слухами. В эти дни в «Раубичах» вновь тренируются российские биатлонистки, которые потенциально могут пополнить нашу команду. Зовут их Оксана Москаленко, Екатерина Бех и Анастасия Рассказова. По появившейся в СМИ информации, всех рекомендовал в недавнем прошлом тренировавший белорусскую команду российский тренер Николай Лопухов (девушек готовит его сын). Если девчата решат присоединить к белорусской команде, то две из них смогут выступать на международных стартах уже в предстоящем сезоне. Анастасия Рассказова ездила на юниорский Кубок IBU в прошлом декабре, и для быстрого, без двухлетнего карантина, перехода ей придется заручиться поддержкой Союза биатлонистов России.

У соседей к возможной рокировке отнеслись без энтузиазма. Все три девушки считались перспективными, и их возможный отъезд в Беларусь на фоне кризиса в российском биатлоне выглядит не самым лучшим решением. Как отмечает «Советский спорт», переговоры об условиях перехода еще предстоят, но в подготовку биатлонисток были вложены немалые деньги, и, возможно, будет принято какое–то положение, предусматривающее компенсацию затрат. В белорусской федерации пока от комментариев воздерживаются, но обещают расставить точки в ближайшее время.

komashko@sb.by

Фото автора.

Фото: Дмитрий КОМАШКО
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Дмитрий КОМАШКО
ТЕГИ:
Загрузка...