Минск
-2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Что происходит с животными-сиротами в наших национальных парках и как отразились зимние аномалии на привычках и поведении их обитателей

Расцвел подснежник... в январе

Жизнь в клетке — это зло или спасение? Год начался с трагедии: в Крефельдском зоопарке в Германии сгорели около 30 животных, в основном обезьяны. Чуть-чуть не дождались несчастные шимпанзе и макаки — в новом году плюс к домику для них планировали построить открытые вольеры. Кстати, именно в таких максимально свободных условиях содержат приматов в одном из крупнейших биопарков Испании в Валенсии.

В наших широтах, понятно, четверорукие без теплой хатки не выживут. Да и в национальном парке их не встретишь. Однако вольеры со зверями, доступные посетителям, есть практически в каждом заповеднике и нацпарке. Как туда попадают обитатели леса? В радость ли им нынешняя экстремально теплая зима и отразились ли климатические аномалии на их привычках и поведении?

Звезда Березинского заповедника — медведица Умка.

Семейные драмы в вольерах

И в животном царстве, как оказалось, бывают «отказники» и найденыши. Экскурсовод отдела экопросвещения Березинского биосферного заповедника Виктор Ровдо знает много таких историй. Примерно 70 процентов жителей вольеров Березинского заповедника — подобранные когда-то лесные сироты.

— Представители некоторых видов сами иногда регулируют численность потомства, — комментирует эту цифру собеседник. — К примеру, аисты, если чувствуют, что лето засушливое, могут выбросить птенца из гнезда.

А случаются ли семейные драмы внутри вольера? Запросто. Скажем, у старой волчицы родился детеныш — самочка. Мать ее, говоря человеческим языком, угнетала. Пришлось одну родственницу отправить в другое место. Более мирно в вольерах уживаются два лиса-найденыша.

Звезда Березинского заповедника — медведица Умка. Гулял себе медвежонок по деревне в Лепельском районе без всякого присмотра. Люди понаблюдали и позвонили в заповедник. Скорее всего, мать малыша погибла. Примерно полторы недели выкармливали Умку дома, вспоминает Виктор. Покупали ей детское питание, каши, выгуливали на поводке.

А ее предшественница, медведица Машка, прожила целых 34 года, хотя обычный максимум для этого вида — 30 лет. Вот и думай, где лучше — на воле или в сытости, под присмотром человека. Кстати, о еде. В заповеднике продают стаканчики со специальным полезным кормом. Хотя именно медведя кормить неспециалисту рискованно: лапой может «обнять» молниеносно.

Вопрос о корме много раз в заповеднике обсуждался. Интересно, что американские туристы были в некотором шоке от нашей традиции кормления. По их меркам, зверь не должен привыкать к человеку, да и перчатки нужны специальные. Скажем, в той же Валенсии у посетителей проверяют сумки и заставляют всю еду сдать под замок и «расписку». Ведь там соблазн протянуть лемурчику с огромными глазами печенье еще больше. Хотя кто посостязается с нашей медведицей?

Рысь поселилась на чердаке

Иногда в вольер приводит настоящая беда. Две куницы, попавшие в заповедник, чуть не примерили синие береты десантников. Во время урагана упало дерево, в дупле которого пушистиков оставила мама. Куницы вывалились оттуда, однако им повезло: ученые выходили. Здесь вообще готовы поступиться собственным комфортом, если это поможет спасти жизнь. Например, отогреть раненую сову и терпеть то, что ей нравится сидеть на мониторе компьютера и клацать по клавишам.


Рысь занесена в Красную книгу Беларуси. За территорией заповедника коты с кисточками на ушах прогуливались, а вот в неволю один из них попал из-за несчастного случая. Передняя лапа попала в браконьерский капкан. Так она и осталась укороченной на всю жизнь. Найденышу Рысе уже 4,5 года. Выпустить бедолагу в дикую природу нельзя: не выживет. Привыкнув к человеку, станет легкой добычей для браконьера.

По мнению Виктора Ровдо, еще один минус вольера — это отсутствие всего биоразнообразия. В природе аптека у тех же оленей под ногами, а вольеры, хоть в целом и занимают 11 гектаров, все же ограничены сеткой. Поэтому временами некоторых животных в санитарных целях переводят на другую «квартиру»: сами знают, какой корешок пожевать, чтобы восстановиться.

Заместитель генерального директора по науке и экологическому просвещению Национального парка «Беловежская пуща» Василий Арнольбик
также повидал немало человеческих «приемышей». Особенно запомнилась рысь, которая жила на чердаке у лесничего. После переезда в вольеры Беловежской пущи она подружилась с обычной кошкой, хотя в природе это бывает крайне редко.

Далеко не все найденыши остаются в парке. Заведующий экскурсионными вольерами Дмитрий Адамчук приводит в пример косулю-сеголетку. Ее нашли возле деревни Пелище Каменецкого района. Пастухи едва спасли малышку от коров, которые чуть не затоптали детеныша. В нацпарке вырастили кроху и скоро выпустят в лес. Посетителям ее не показывают, чтобы не привыкала к людям.

Иногда комбайнеры при уборке находят в поле маленьких зайцев. Именно так попала в вольеры семья ушастых. С тех пор у них родилось два потомства, подросших зайчат также выпустили на волю.

Лысухи зимуют с лебедями

Теплая зима разбудила даже майских жуков, обратили внимание сотрудники нацпарков и Березинского биосферного заповедника. А что еще далеко от нормы? Даже на самой холодной Витебщине и то природоведы заметили перемены. И это касается всей биофлоры. Майского жука сфотографировали в первые дни нового года, удивляет Виктор Ровдо. В некоторых местах расцвели подснежники. Впрочем, при оттепели такое поведение для первоцветов может быть вариантом нормы. А вот медведь должен к этому времени уснуть, они обычно накапливают жир, чтобы впасть в анабиоз. Но посмотрите только на проказницу Умку из вольеров Березинского заповедника! Она и не думает укладываться. Поведение ее диких сородичей сотрудники заповедника мониторят по фотоловушкам. Пернатых, которые находятся в вольерах, все же перевели на зимние квартиры и рацион, приближенный к естественному. Белый аист, канюк, малый подорлик и сыч согреты. Кстати, специалист напомнил, что нельзя подкармливать водоплавающих хлебом и батоном: из-за этого атрофируются их летные возможности.


На крыло совсем не спешат становиться и обитатели Нарочи. Ведь в начале января не замерзли даже мелкие озера региона, что видно по фотографиям начальника научного отдела Национального парка «Нарочанский» Ольги Ежовой. Покинули наши края только серые гуси. Для лысух крайний срок отлета на юг — середина октября. Но они зимуют в парке вместе с лебедями и прочим птичьим двором.

По словам Василия Арнольбика, большинству животных вполне комфортно. Снега мало, поэтому, к примеру, зубры прекрасно себя чувствуют на полях и лесной подстилке, кормов достаточно. Кстати, по итогам последнего обследования в пуще обитало 572 лесных великана. В ближайшие месяцы их подсчитают вновь, обычно это делают по снегу, а его-то и нет.

yasko@sb.by

Фото Ольги ЕЖОВОЙ и Олега ШАФАРОВИЧА.

P.S. В ближайшее время в отдельном материале мы расскажем, как реагируют на перемены погоды домашние и сельскохозяйственные животные, опираясь на мнение ученых и практиков.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...