Рассматривайте временность гуманно

Евгений Евтушенко - выдержки из последнего интервью для "СБ"

Поэта Евгения Евтушенко не стало 1 апреля, он ушел из жизни в возрасте 84 лет. Поклонники в Беларуси с нетерпением ожидали летнего приезда мэтра: планировалось большое турне и выступление в Минске. Не сложилось. В прошлый свой приезд в мае 2015 года, перед тем как с аншлагом провести творческий вечер в Белгосфилармонии, Евтушенко дал большое интервью корреспонденту «СБ»: рассказывал о своих белорусских корнях, делился воспоминаниями о людях, с которыми сводила судьба и долгая, щедрая на события жизнь. Выдержки из той беседы мы предлагаем читателю.


— Евгений Александрович, известно, что ваш дед родом из Беларуси, вы знаете своих белорусских родственников?

— Отец моей матери, Ермолай Наумович Евтушенко, — человек чапаевского типа, трижды Георгиевский кавалер Первой мировой войны, присоединившийся потом к большевикам, родился в селе Хомичи Калинковичского района. Был арестован в 1937 году и убит. Я не знал названия деревни, где дед родился, и мама не знала, она там никогда не бывала. И вдруг однажды во время разговора о футболе с приятелем прозвучала фамилия Хомич (я сам был очень хорошим вратарем, а Хомич был мой идол), и мама вспомнила: «Хомичи!» И я приехал сюда. Позвонил Андрею Макаенку, у него был сосед — начальник ВВС Белоруссии, он сразу сам сел в вертолет, и мы полетели в эту деревню. Оказалось, что две сестры моего дедушки еще живы. В деревне никого из них не оказалось: все были на картофеле. Мы пошли на картофельное поле, и там я увидел картину незабываемую, которую потом описал в одной из своих поэм. Это даже в кино восстановить невозможно. Я первый раз такое видел: работали женщины старшего возраста, довольно бодрые и боевые, а по полю ползали дети, которые ходить еще не умели, но они уже выкапывали картошку — они ползали с пользой! Это меня потрясло. Какая–то неведомая сила меня толкнула к одной из этих старушек. Я подошел к ней и спросил: «Вы — Ганна?» — «А ты кто?» Я сказал: «Я ваш внук». — «Так же умер с голоду в Москве! — сказала она и потом закричала на все поле: Кровиночка наша нашлась!» И со всех сторон ко мне ползли эти детишки с картофелинами в руках...

— Стихи для поэтов — все равно что дети, и, наверное, неправильно спрашивать, какие вы любите больше, какие меньше...

— Если бы я умер в возрасте Лермонтова, я был бы совсем другой поэт. Не написал бы многого. У меня есть одна любимая вещь — это поэма «Голубь в Сантьяго» 1978 года. Она спасла очень многих людей от самоубийства (я получил больше тысячи писем с таким признанием, а сколько еще случаев, о которых я не знаю!). Я даже поражаюсь, как мне удалось это написать, хотя поэма основана на подлинном материале и на реально произошедшей истории. Мне звонил Феллини, который прочитал «Голубя в Сантьяго» по–итальянски, и говорил, что это готовый сценарий... Но если снимать по ней фильм, он должен быть с чилийскими актерами и на испанском языке.

— У вас много произведений публицистических, на злобу дня. Чем обусловлено обращение к острым темам?

— Нужна ли злободневность поэзии, зависит от того, что происходит в мире. «Бабий Яр» был напечатан — и за неделю после публикации переведен на все языки. За неделю! «Наследники Сталина» — то же самое. Меня без этих стихов не было бы как поэта. Хотя меня не было бы и без других стихов — без любовной лирики в том числе. Не знаю, насколько это сочетается, но я не чувствую никакой перегородки, когда пишу стихи на так называемую гражданскую тему или на любовную.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Виктор Шнип, поэт, главный редактор издательства «Мастацкая лiтаратура»:

— Грустно, что уходят великие поэты. Со смертью Евтушенко в храме культуры погасла еще одна свеча. Конечно, это утрата и для читателей, и для всего творческого сообщества. Однако нам остаются произведения, которые, я думаю, переживут и автора, и всех ныне живущих. Все–таки поэты не умирают!

Наум Гальперович, поэт, руководитель международного радио «Беларусь»:

— Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина, Роберт Рождественский, Булат Окуджава — поэты, которые повлияли на огромное количество людей своего поколения и не только. Помню, еще школьниками мы читали их стихи: они были непривычными, современными, написанными о нас и для нас. Вместе с Евтушенко ушла целая эпоха. Конечно, есть и будут еще интересные авторы и хорошие стихи, но, как и любое неординарное явление, Евтушенко невозможно кем–либо заменить. И лучшие его стихи — оригинальные, самобытные, трогательные — останутся не только в истории советской литературы, но и мировой.

ovsepyan@sb.by

P.S. Евгений Евтушенко скончался в США.  Похоронят поэта согласно завещанию в подмосковном поселке Переделкино, рядом с Борисом Пастернаком. 
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Павел ЧУЙКО
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?