Расправившись с беззащитной Юлией, 17-летний парень веселился и ходил колядовать...

МЫ МОЛЧА прошли по заснеженным метрам улицы, оказавшимся последними для тринадцатилетней Юлии ЛЯШУК. Расстояние здесь очень короткое. От одноэтажного здания школы, где она училась, и Дома культуры, куда в предновогодний вечер ушла на праздник выступать в роли Снегурочки, до ее дома рукой подать. Надо было только пересечь дорогу, проходящую через деревню, миновать Свято-Юрьевскую церковь, устремившую в небо высокие купола, — и до калитки двора Ляшуков считанные метры. Но их не суждено было пройти Юлии.

Наш корреспондент прошел по горячим следам преступления в деревне Лядец Столинского района.

МЫ МОЛЧА прошли по заснеженным метрам улицы, оказавшимся последними для тринадцатилетней Юлии ЛЯШУК. Расстояние здесь очень короткое. От одноэтажного здания школы, где она училась, и Дома культуры, куда в предновогодний вечер ушла на праздник выступать в роли Снегурочки, до ее дома рукой подать. Надо было только пересечь дорогу, проходящую через деревню, миновать Свято-Юрьевскую церковь, устремившую в небо высокие купола, — и до калитки двора Ляшуков считанные метры. Но их не суждено было пройти Юлии.

В ПЕРВЫЕ часы наступившего Нового года вместе с подружкой они возвращались с праздничной дискотеки. Расстались девочки возле церкви. За подружкой на машине подъехала мама. Она предложила подвезти домой и Юлю, но та в ответ лишь махнула рукой. Мол, что тут осталось, доберется и сама.

Больше Юлию Ляшук живой не видел никто. До своего дома она так и не дошла. Целых две недели родные девочки, соседи, друзья не находили себе места, терялись в догадках. И надеялись на чудо. Юлю искали сотрудники правоохранительных органов и жители деревни. Увы, поиски завершились печально. Тело девчушки нашли закопанным на поле близ деревни. Подозреваемый в убийстве местный житель — 17 лет от роду! — указал милиционерам место, где зарыл труп, пытаясь замести следы страшного преступления.

— Юленька росла на наших глазах, — с трудом сдерживая слезы, говорит жительница Лядца, учитель начальных классов с 35-летним стажем Клавдия Домашчук. — Ее родители и младшая сестра живут через дом от нас. Замечательная семья. Мама медик, папа ремонтирует автомобили. Есть у них мастерская по ремонту техники, собственный магазинчик. Все нажито честным трудом. И детки очень вежливые. Юленька, когда проходила мимо, всегда здоровалась, улыбалась. Чудесный был ребенок. В школе хорошо училась, участвовала в художественной самодеятельности, прекрасно пела. Даже не верится, что ее нет в живых. Сердце обливается кровью, когда подумаешь, какая судьба выпала на ее долю.

В ПОСЛЕДНИЙ путь 17 января Юлию Ляшук проводили практически всем районом. Траурная процессия растянулась от церкви до самого кладбища. Жители Лядца, Больших и Малых Орлов, Бережного, Стругов и других деревень, семьи, приехавшие из Столина, Давид-Городка, молча шли к месту последнего приюта девочки, несли венки, цветы. Говорят, слез не стеснялись даже мужчины.

— Горе сплотило людей, — говорит председатель местного СПК Владимир Веренич. — Помогали следствию, как могли. Никто не задавал лишних вопросов и не возмущался, когда сотрудники правоохранительных органов предъявляли ордер на обыск. Конечно, никто и думать не хотел, что на такую жестокость способен свой, местный. И хотя в Лядце проживает около тысячи человек, но, как говорится, каждый на виду. Произошедшее лично у меня не укладывается в голове.

ВЫЙТИ на след убийцы следствию оказалось непросто. Преступник старательно заметал следы. По всему было видно, что он наблюдал за Юлей, когда девочка возвращалась с дискотеки домой, выбрал момент, когда она осталась одна на темной улице. Кстати, о недостаточной освещенности этого участка местные жители обращались в Лядецкий сельисполком. Проблема поднималась и на страницах «Белорусской нивы». Фонари загорелись, но уже после того, когда в деревне случилось ЧП.

Жители домов, расположенных в этой части населенного пункта, говорят, что в ту ночь не слышали ничего подозрительного — ни криков о помощи, ни иных звуков. Сразу после исчезновения Юлии не было обнаружено никаких ее вещей, а потом то тут, то там стали появляться предметы, принадлежащие ей: возле заброшенного сарая — мобильный телефон (на его дисплее было более ста пропущенных звонков), фотоаппарат, перчатки. Вещи были аккуратно сложены, словно их кто-то специально подбросил. Далее по уклону, ведущему к речке Ветлице, протекающей за дворами сельчан, нашлись резинка для волос, Юлин сапог, бюстгальтер…

У всех, кто вел поиск, кто с нетерпением ждал обнадеживающих новостей, возникло тревожное подозрение: случилось что-то страшное, непоправимое. Но они надеялись: вдруг произойдет чудо, и Юля окажется живой. Предполагали, что девочку похитил кто-то из заезжих. Хотя на новогоднем празднике таких не было. В Лядце редко появляются приезжие гости. Деревня расположена в стороне от больших дорог. До Столина отсюда больше тридцати километров, до белорусско-украинской границы — еще больше.

УТРОМ 15 января стало понятно, что чуда не случится. Момент, когда тело девочки нашли в поле за речкой, для многих стал настоящим шоком.

В деревне говорят, что предполагаемый убийца, которому, кстати, недавно предъявлено обвинение, после исчезновения Юлии не подавал ни малейших признаков волнения, вместе с другими участвовал в ее поиске. На старый Новый год ходил колядовать в молодежной компании, веселился, как ни в чем не бывало. Когда его задержали, многие не могли поверить, что он причастен к трагедии. Правда, все знали, что он из непростой семьи: отец сидит в тюрьме, детей воспитывает одна мать, не так давно трагически погиб старший брат... Но откуда у молодого человека такая жестокость?

Многим сельчанам, с которыми мы разговаривали, до сих пор кажется, что все произошедшее — страшный сон. Завтра настанет новый день, и все будет по-прежнему. Когда без опаски в темное время суток можно будет ходить по улицам деревни, не бояться за детей, которым от школы до дома пройти несколько десятков метров.

Клавдия Николаевна и Павел Александрович Домашчуки, общий стаж работы которых в школе почти 75 лет, вспоминают, что раньше тоже проводились и новогодние праздники, и шумные дискотеки, и другие развлекательные мероприятия. Но первый день 2012 года навсегда разделил жизнь спокойной и благополучной деревни на «до» и «после» трагедии.

ЛЮДИ рассказывают, что младшая Юлина сестричка Марина до сих пор не может нормально говорить, не получается справиться с ударом, обрушившимся на ее хрупкие плечи. А мать без слез не в состоянии произнести имя погибшей дочери. Родным и близким уже никогда не смириться с болью. Думал ли об этом убийца, когда шел вслед за беззащитной девочкой? Вряд ли. Будь в нем хоть что-нибудь человеческое, он никогда не решился бы на такое преступление.

Александр КУРЕЦ, «БН»

Фото Николая ВОЛЫНЦА, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?