Беларусь Сегодня

Минск
+16 oC
USD: 2.04
EUR: 2.32

Каками талантами обладали советские спортивные комментаторы

Рапсодия богемы

“Вечер. К родителям пришли гости. Через полуоткрытую дверь видно, как отец водружает на стол старый дедовский самовар, пышноусый Новиков-Прибой шепчет что-то на ухо улыбающейся Неждановой. Рядом с мамой сидит дирижер Голованов. Поглаживает окладистую бороду молчаливый и суровый на вид Отто Юльевич Шмидт. Чай пьют степенно, с разговорами, не торопясь. Мы с братом Юрием с нетерпением ждем самого главного: начинается домашний концерт. Василий Иванович Качалов читает стихи, Иван Михайлович Москвин — смешные рассказы, отец с Неждановой под аккомпанемент Голованова поют различные дуэты. Пел и Леонид Витальевич Собинов”.


Николай Николаевич Озеров даром что ли носил звание народного артиста РСФСР, что во все времена его считали распрекраснейшим расказчиком?! Эти строки я нашел в его книге “Всю жизнь за синей птицей” — а из нее потянулся стойкий аромат тех лет, когда спорт и искусство шли по жизни столь близко друг от друга, что их величали чуть ли не родственниками.

Вошедший в историю СССР как непревзойденный комментатор спортивных состязаний Николай Николаевич Озеров воспитывался в артистической среде. Его отцом был оперный певец Большого театра Николай Озеров, а прапрадедом — композитор, священник, протоиерей города Рязани Михаил Виноградов. Вполне логично, что с такими генами и с такими знакомствами, что позже будут описаны в книге, после окончания школы мальчик Коля поступил в ГИТИС на актерский факультет, а потом стал играть во МХАТе. Его самой запоминающейся ролью станет роль Хлеба в знаменитой пьесе Метерлинка “Синяя птица”, однако самым запомнившимся заголовком о его театральной карьере совершенно неожиданно станет вот этот из 1946 года — “Чемпион страны по теннису — артист МХАТа”. Николай Озеров 24 раза выигрывал чемпионаты СССР по теннису в различных разрядах и вообще не знал себе равных на корте в 1940—1950-е. Он бы и дальше играл (или в теннис, или в театре), но в 1950 году его пригласили в радиокомитет, потому что из двух футбольных комментаторов в строю остался только один — Вадим Синявский. Второго же — Виктора Дубинина — тогда только что назначили главным тренером московского “Динамо”. Озеров думал, что его зовут на очередное интервью о теннисе, а все оказалось совершенно иначе, и позже советский футбол и хоккей говорили его голосом.


“Он относился к спорту как к интересному времяпрепровождению, — так сегодня вспоминает об Озерове еще один комментатор из артистической среды, еще один прекрасный мастер тенниса Анна Дмитриева. — В его понимании спорт — это представление или спектакль. Этому действу Озеров придавал еще большую значимость своими репортажами. Сейчас мы немножечко увлеклись каким-то соперничеством на уровне военных действий в спортивных соревнованиях, но в те годы это больше воспринималось как игра”.

Недавно на портале sports.ru вышел большой материал об этой женщине. Анна Дмитриева — основательница спортивного ТВ современной России и долгое время глава спортивных каналов “НТВ-Плюс”, в свое время была

18-кратной чемпионкой СССР по теннису в трех разрядах, полуфиналисткой “Ролан Гаррос” в миксте и финалисткой юниорского “Уимблдона”. Ее отец — главный художник МХАТа Владимир Дмитриев, один из лучших друзей Булгакова. Отчим — выдающийся композитор Кирилл Молчанов, автор музыки к фильмам “А зори здесь тихие” и “Доживем до понедельника”. Брат — Владимир Молчанов, телеведущий. Крестные — актриса Ольга Книппер-Чехова, вдова писателя Антона Чехова, и двукратный номинант на “Оскар” режиссер Станислав Ростоцкий. В детстве она дружила с Андреем Мироновым и даже сушила его трусы после купания, а потом общалась со вдовой Колчака и жила в одном доме с Солженицыным и Корнеем Чуковским. Про нее проще всего сказать, что она видела в жизни все, и ей даже приукрашивать нет никакого смысла:


“У Ольги Леонардовны Книппер-Чеховой часто собирались гости. И всегда это происходило так торжественно, вкусно. На столе лежали сложные еды. Рихтер играл время от времени. Приходили мхатовские актеры, читали стихи. Велась беседа... У нее, конечно, было дореволюционное воспитание. Всегда причесана, одета. Не просто в кофтах и юбках — у нее была именно одежда. Она ведь и мне с одеждой помогла перед первой поездкой за границу — на “Уимблдон” в 1958-м. Я-то ехала на соревнование и не думала, в чем буду там ходить. А она, наоборот, видела фасад и понимала, что мне потребуется несколько платьев. Строго сказала об этом моей маме. Мне сшили платье в ателье. Потом Ольга Леонардовна вспомнила про прием. У нас же в Союзе никаких приемов не существовало. Так мне купили еще одно платье — с розоватым оттенком. И даже неплохо получилось”.
Анна Дмитриева и Николай Озеров.

В  1972 году Анна Дмитриева выпустила книгу, которую назвала “Играй в свою игру”. Там, кстати, можно обнаружить много теннисных подробностей (вот вы, например, знаете, что фраза “Он предложил ей микст” в переводе с теннисного языка очень часто обозначает “Он к ней небезраличен”?!), но почти ничего не найдешь о советской артистической богеме. Спишем эту околичность на существовавшие в те годы правила общественной игры. Вспомним, как самого Озерова третировали за случайную встречу в Марселе с легендарным французским теннисным мушкетером Анри Коше, которого в СССР на почве всеобщей подозрительности однажды заподозрили в сотрудничестве с вишистами. Так и писали (“Озеровым допущена явная политическая беспечность и, во всяком случае, безответственность”), и только заступничество высокопоставленных друзей не позволило хулителям дяди Коли вытолкать его на обочину жизни.

Вспоминая сегодня старые времена, проще всего сказать, что в спортивной редакции Центрального телевидения СССР подобралась удивительная команда, где каждый был большой личностью. Озеров — теннисист и артист. Маслаченко — вратарь сборной страны по футболу. Сурков — чемпион Союза по академической гребле. Еремина — чемпионка мира и Европы по баскетболу. Виктор Набутов — лениградский футболист, волейболист, легкоатлет, ставший еще и родоначальником целой телевизионной династии. Перетурин — футболист. Евгений Майоров — настоящая легенда хоккея. Кого ни возьми из той команды, каждый будет выглядеть глыбой. А во главе всего этого стоял Александр Иваницкий — олимпийский чемпион по вольной борьбе. Они знали каждого, и их знали все.
К сожалению, в перестройку и позже, когда на ТВ подули новые ветра, когда погоня за рейтингом стала заменять погоню за профессионализмом, и в цеху комментаторов произошли революционные изменения. Виктор Гусев может сколько угодно рассказывать, что он внук того самого поэта Виктора Гусева, что написал слова песни “Полюшко-поле”, что в 1944-м пошел кушать вместе с композитором Хренниковым да и скончался прямо за обеденным столом, да только куда больше слов будет сказано о других. О том, как у Владимира Перетурина однажды забрали его “Футбольное обозрение”, а он перенес два инсульта и до самой смерти был прикован к постели. Или как Озерова чуть ли не взашей вытолкали из Останкино. А он силился, но никак не мог понять, за что. Укусивший его скорпион только закончил черное дело, начатое людьми: давно ослабленный диабетом организм не смог справиться с последствиями укуса, в результате чего комментатору пришлось ампутировать ногу. С тех пор вплоть до самой смерти в 1997 году он почти не выходил из дома...


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи