Радость дарящая

Пара слов вдогонку уходящей Дарье Домрачевой

В нее влюбились все и как–то сразу, в едином порыве, словно собрали нас в кошелку и бросили с размаху в омут с головой. Вот не было Дарьи Домрачевой на нашем спортивном небосклоне и вдруг — бах! — она возникла. Обожаемая и уважаемая. Улыбчивая. Солнечная. И кажется уже, что была всегда. Со своим мнением, четким и твердым, но ненавязчивая, дипломатичная. В этом тоже особенность Даши, как любя и по–родственному называет ее вся страна — и стар, и млад: она не притворяется, не виляет хвостом, натура цельная и твердая, знающая, чего хочет и как этого достичь, но при этом, глядя на нее, всегда хочется улыбаться. Непроизвольно, это идет из глубины души. Не знаю, есть ли у Дарьи Домрачевой враги, но лично я всегда слышал в ее адрес только хорошие слова. Даже скорее милые. Добрые. Нежные. Ни разу ни от кого ни одного худого выражения! Хотя враги быть должны, жизнь так устроена. Она слишком заметная фигура, чтобы никому не мозолить глаз. Не раздражать. Не нервировать. Это удивительно, но Дарье, кажется, даже никто не завидует. Наверное, потому, что всего в своей жизни добилась сама. Своим талантом. Трудолюбием. Железным профессионализмом. А с другой стороны, как можно завидовать Эвересту? Им можно только любоваться, восхищенно глядя. И улыбаясь.


На этом снимке известного фотографа Геннадия Семенова Даше всего 19 лет. Она юна, свежа и полна надежд. На дворе 2005 год. Лето. Жара. Ксения Ситник победила на детском «Евровидении», Максим Мирный в паре с Йонасом Бьоркманом выиграли «Ролан Гаррос». Победы Домрачевой еще впереди, пока о ней никто в мире ничего не знает. Даже Оле–Эйнар Бьерндален, звезда первой величины, спортсмен экстра–класса, великий и неповторимый, на шее которого уже висело к тому времени пять золотых олимпийских наград, четыре из которых он взял на Играх в Солт–Лейк–Сити–2002, вернувшись оттуда живой легендой биатлона. Удивительно замысловаты порой бывают дорожки к настоящему, большому счастью. Словно леший нас крутит среди леса дней и событий, пытаясь запутать и обмануть. Тыкает носом в будничные эмоции, уверяя, что это и есть волшебная сказка бытия, заваливает делами, которые кажутся значительными и неотложными. За всем этим ворохом часто теряется суть, барахтаешься, плывешь, а берега не видно. Бьерндалену в 2005–м был 31 год, ровно как Дарье Домрачевой сейчас. До встречи с Дашей его ждало еще немало событий в личной и спортивной жизни, радостей и разочарований, но провидение, сделав удивительный зигзаг, соединило две уникальные судьбы. Две половинки. И вот уже Даше 31, на ее шее 4 олимпийских золота, и она заканчивает карьеру.

Дарья Домрачева прожила необыкновенную и яркую биатлонную жизнь, вписав свое имя в историю белорусского и мирового спорта, став первой спортсменкой, удостоенной звания Героя Беларуси. Грустно, что Даша уходит. Потому что теперь холодные зимние вечера станут еще более долгими и тоскливыми: больше не за кого будет болеть, наше солнышко ушло за тучи, спрятавшись и уединившись. Но разве могла она поступить иначе? Человек, который всегда предан делу и привык исполнять его на совесть? Она вернулась на лыжню, став мамой, потому что должна была пройти вслед за мужем путь к очередной мечте, к Играм в Пхенчхане. Потому что вслед за ней шла команда белорусских девчат, подвести которых не могла, не имела права. И они вместе совершили маленькое чудо, выиграв олимпийское золото в эстафете. Славный аккорд для окончания чудной симфонии.

Это прекрасно, что Даша не погналась за двумя зайцами и не позволила року вновь крутить ею, водя в суете и спешке средь леса дней и событий, пытаясь запутать и обмануть. Да, можно было польститься перспективой стать круче всех и рвануть за Магдаленой Форсберг, у которой 42 победы в Кубке мира против 34 у Домрачевой. У каждого собственные приоритеты и принципы. Чем в жизни руководствуется Даша, она ответила своим решением, подсказанным, думаю, не разумом, а сердцем: закончить карьеру. На одной чаше весов были спортивные амбиции и медали, на другой — семья. Да, зимой всем нам будет грустно и тоскливо без Дарьи Домрачевой на биатлонной трассе. Но зато кому–то в этот час будет очень уютно и тепло находиться рядом с ней — дочке Ксении и мужу, сменившему мундир великого спортсмена на скромный отцовский фартук. У Даши тоже теперь другая жизнь и другое звание: не чемпионки и не героя страны. А мамы и жены.

Необычайно прекрасное окончание большой истории великой спортсменки.

Фото  Геннадия  СЕМЕНОВА.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...