Беларусь Сегодня

Минск
+16 oC
USD: 2.04
EUR: 2.32
Источник: Знамя юности
Знамя юности

«Зайца с двумя головами никто не видел». Радиофобия: мифы и факты

Радиофобия: мифы и факты

С момента аварии на Чернобыльской атомной электростанции прошло 32 года. 26 апреля – Международный день памяти о той катастрофе. Но помнить о ней не значит подпитывать страхи, которые приобретают самые разные формы: от недоверия к продуктам питания из пострадавших районов до рассылки будоражащих SMS «закройте форточки, не выходите на улицу». Что опаснее для здоровья – радиация или постоянные мысли о ней? И как перестать взращивать в себе радиофоба? У начальника управления реабилитации пострадавших территорий Департамента по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС Министерства чрезвычайных ситуаций Валерия Бохонко есть ответы на эти вопросы.

Валерий Бохонко

«Не свечусь, как видите!»

Чтобы даже коротко представить моего собеседника, все равно нужен целый абзац. Валерий Бохонко – доцент, кандидат технических наук, академик Белорусской инженерной академии. Имеет три высших образования. Много лет работал в районе, пострадавшем от катастрофы на ЧАЭС. Но по опыту видит, что страшатся радиации не только там:

– Беспричинную боязнь источников облучения – радиофобию – породил режим строжайшей секретности в первые годы после аварии. Спустя три десятилетия у некоторых людей остается недоверие к официальной информации о реальной обстановке на территориях радиоактивного загрязнения. Это проблема, которую приходится решать до сих пор. Необоснованное беспокойство способствует ухудшению здоровья больше, чем радиационный фон. Но многое зависит от стрессоустойчивости и образованности человека: насколько он независим от чужого влияния и может подвергнуть слухи критическому анализу. Кстати, в загрязненных районах информационная работа с жителями ведется давно, они знают о мерах безопасности и меньше паникуют.

Не желая быть голословным, Валерий Николаевич вспоминает, как в 1990-х семь лет работал директором экспериментального хозяйства в Лунинецком районе. «Не свечусь, как видите!» – улыбается он, вспоминая стереотип, с которым приходилось часто сталкиваться в те годы. И уже всерьез добавляет:

– Загрязненные земли вспахивали, удобряли, засевали – возвращали к жизни. Часто тушили лесные пожары – этот фактор усугубляет радиоактивную обстановку. Работа была отнюдь не кабинетная, но сказать, чтобы я потерял здоровье, ощутил последствия радиации на себе, не могу. Возможно, и благодаря тому, что не прислушивался к псевдосовету – принимать 100 граммов спиртного по вечерам. Этот миф распространен повсеместно, даже там, где и близко нет радиации: мол, организму нужна детоксикация. Но здравый смысл говорит: алкоголь и курение подрывают здоровье быстрее. Если человек заботится о своем самочувствии, никакой доктор не сделает за него это лучше, чем он сам.

В защиту сгущенки

К заботе о здоровье Валерий Бохонко причисляет и правила, которые в радиационных зонах написаны на каждом столбе с желтым тре-угольником:

– Радиацию не нужно бояться, ее надо уважать – соблюдать правила безопасности. Много лет предупреждают народ, что нельзя собирать грибы и ягоды там, где стоят такие знаки. А порой едешь по дороге – и счастливые грибники несут полные корзинки. Употреблять в пищу такой «улов» нельзя. Гриб способен притягивать радиацию, даже когда растет в чистых лесах. Проверять дары природы на содержание опасных веществ нужно во всех районах, сделать это можно бесплатно. Не стоит покупать продукты у трасс: эту продукцию никто не проверяет на содержание радиоактивных элементов.


В то же время за покупки в официальных торговых точках можно оставаться спокойным, уверяет специалист:

– В стране 800 лабораторий проводят радиологический контроль продуктов питания. Все, что продается на рынках и в магазинах, чистое. За прошлый год не было ни одного факта превышения радиации в молоке и мясе.

Несмотря на этот факт, до сих пор можно встретить недоверчивое отношение потребителя к моркови из Житковичского района, рогачевской сгущенке и другой продукции из пострадавших областей. Против любых сомнений – научные исследования:

– Внесение калия и фосфора в почву в определенных пропорциях ежегодно позволяет в три-пять раз снижать количество радионуклидов. Они не по­падают в растения, корма для животных. В итоге мы получаем чистую продукцию. Не нужно забывать и о периоде естественного распада радионуклидов. За последние годы удалось оздоровить часть земель в Гомельской, Брестской, Могилевской и Минской областях: после аварии на ЧАЭС в стране было 22 процента загрязненных территорий, сейчас осталось 13. Республиканский центр по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды Минприроды постоянно проводит обследование пострадавших земель и по его результатам вносит предложения в госорганы о пересмотре зон радиоактивного загрязнения и исключении их из списка радиационно опасных.

Кто в том лесу

Земля полнится и сказками о зверях-мутантах в закрытых от человека «чернобыльских» лесах. Валерий Бохонко часто бывает на территории Полесского радиологического заповедника:

– Зайцев с двумя головами и лис на пяти лапах там нет. Наоборот, природа ожила. Замечена лошадь Пржевальского (последний ныне живущий вид диких лошадей), появилось много птиц-краснокнижников. В заповеднике большое количество диких животных, и они прекрасно себя там чувствуют. Ни одного зверя-мутанта за все годы мы не видели.

Что же касается растений и цветов, то об их состоянии можно судить по качеству меда, который «делают» пчелы в экспериментально-хозяйственной зоне радиологического заповедника:

– Создано три пасеки в Остроглядах, Бабчине и Тешкове. Допустимый уровень содержания цезия-137 в меде – 3700 беккерелей на килограмм. В продукте, получаемом в радиологическом заповеднике, этот показатель составляет 86 беккерелей.

zubkova@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи