Ради чего и как

У Ф.Ницше есть очень хороший афоризм: «Человек, которому есть ради чего жить, может вынести любое как». То есть само содержание жизни, его качество не исключительная ценность, если существует смысл существования. Не столь давно, в советские времена, нам втолковывали (и мы этому верили, во всяком случае, большинство), что как раз смысл жизни является первичным. Строить новое общество, следовать моральному кодексу — при всех сложностях тогдашнего существования мало кто сомневался в справедливости такого подхода. А потом ситуация изменилась, и сегодня существование под девизом «как» (как я существую) стало определяющим. О смысле говорят мало, все больше рассуждают о содержании жизни. Смысл выдавлен качеством, нравится это кому–то или нет.


Объяснений этому несколько. Во–первых, влияние американских подходов в форме прагматизма и креативности. Американцы мало заморачиваются вечными вопросами — надо строить свою собственную жизнь, и они достигли впечатляющих результатов в этом процессе. Многим хочется жить именно так. Отсюда появление новых героев, которые на первое место ставят именно качество жизни. Вот миллиардер на яхте, а вот иной удачливый делец, любующийся собственным музеем. Посыпались истории про эмигрантов, которые достигли небывалых высот в новой стране, новой жизни и безжалостно расправляющихся со своим и чужим совковым прошлым. Люди пишущие редко забывают вспомнить, сколько стоит тот или иной спортсмен, та или иная команда, какие гонорары у новичков хоккейных лиг и куда они вкладывают заработанные средства.

Во–вторых, одолевает все тот же идеал потребительского рая. Тип и стоимость приобретенной машины, район жительства, проект дома — это те первичные ценности, которые стали и смыслом, и содержанием жизни. Здесь нет желания морализировать, это смешно, но вот вопрос: а что ж так мгновенно изменился вектор приоритетов, что ж смысл существования поменял знаки с плюса на минус (или наоборот)? Может, это вполне закономерное явление и все, что надо, — бежать ноздря в ноздрю со всем прогрессивным человечеством, хватая, приобретая, накапливая и гордясь именно этим? Тех, кто пытается вспомнить об иных идеалах, называют соответственно — утопистами, идеалистами, а взрослый мужик, который идет по городу с кипой потрепанных книг под мышкой, вызывает исключительно сожаление и недоуменные взгляды. И комментарии известные: «бедный» или «повезло же жене».

В–третьих, мы слишком долго терпели бедность, чтобы не измениться вот так и вдруг. Все эти шутки про деревянные игрушки, штаны с начесом, апофеоз смака — хлеб с вареньем — это ведь не выдумки, это жизнь тысяч людей и ностальгические вздохи о том, как же хороша тогда была эта жизнь, мало что дают. Что ж ты сейчас не носишь штаны с начесом и не жуешь по дороге на работу хлеб с вареньем? Жизнь меняется, а ты сам, как с этой жизнью?

Но склонен думать, что эти перекосы скоро будут преодолены. Не в том смысле, что все наденем штаны с начесом, а что приоритеты станут каждый на свое место. Что вид мужика с книгами на улице не будет пугать окружающих, что яхты с нуворишами наденут алые паруса, что мы на полном серьезе будем обсуждать не только пути повышения эффективности экономики, но и какие–то вечные вопросы, скажем, о судьбах нации, о душевном комфорте или что–то подобное. Но все это не снимает вопроса: так ради чего жить? А любой думающий человек сам ответит на этот вопрос, поскольку воля к смыслу — это именно человеческий феномен, и его исключение из среды обитания лишает человека корней, лишает будущего, и все, что ему остается, — это неврозы, которые преодолеваются, главным образом, обращением к духовной, смысловой сфере существования. Ценности переживания здесь на одном из первых мест. Наверное, нет смысла чего–то все время ожидать от жизни, человек, скорее, должен понять, что жизнь чего–то ждет от него. Вопрос, в чем смысл жизни, надо переформулировать, поскольку именно жизнь ставит перед нами эти вопросы и именно нам придется на них ответить. Даже самоубийца верит в смысл — если не жизни, то смерти. И никакая умная книга, никакой текст, интерпретируемый так или иначе, нам мало поможет.

Самопожертвования в годы войны, революционные фанатики, люди, исполненные великих замыслов и ставящие собственную жизнь ниже того смысла, тех целей, которые заставляют делать невозможное, — как без них, как без этих примеров? А с другой стороны, душевный комфорт от того, что жизнь получилась, без всяких потрясений, что и свечной заводик куплен, и жена выглядит не хуже других, дети пристроены — что ж тут плохого? Вон, горьковский Данко вырвал свое сердце, чтобы осветить путь людям, и что с тем Данко? Видимо, нет смысла в противопоставлении крайностей, смысл все в том же обращении к самому себе. А вопросов остается все так же много, и ответить на них сложно до боли.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Новости