Работы — вволю

На работу после 24 лет отсидки: как в Борисове трудоустраивают бывших заключенных

Олегу Бачище пятьдесят лет. И у него за плечами стаж не трудовой, а воровской. Двадцать четыре года отсидки. Недавно он устроился уборщиком территории на предприятие «Борисовбытсервис». Это его вторая работа в жизни. Первый раз отработал не больше года — токарем на заводе. А вообще, Олег по части работы всегда был не очень — скорее, работнуть, что на языке зоны обозначает «обокрасть». Теперь меняет привычки.

Олег: «Лопатой работать непросто, но приятно, когда чисто».

— Кражи эти — дурь, — взмахивает рабочей перчаткой в сторону прошлого бывший осужденный. — Одно серьезное дело было. Сидел чисто за грабеж с разбоем. Мы просто пришли и потребовали, типа рэкета, небольшую сумму денег тогда забрали.

В перерывах между сроками работу Олег не искал. Просто не успевал. Свободу быстро перечеркивала очередная запретная полоса.

— Да какие там промежутки. Давайте считать, — мой собеседник загибает пальцы. — С 1983-го отбыл три года. Потом вот впервые на заводе поработал. Через год закрыли на шесть лет. В 1993-м освободился. В 1997-м опять сел. Не устраивался, потому что вел другой образ жизни. Плохой.

Школьные годы он пролистывает в памяти лениво.

— В школу ходил в Борисове. Без охоты. Нравились мне гуманитарные науки, правда, — география, литература. Читал много, — Олег вдруг оживился. Свет заиграл в дали лет. Свет улыбки лег на лицо. — Все зависело от учителя. Математику и алгебру я, к примеру, не любил. И рисовать не умею.

За нежелание учиться и плохое поведение оказался в могилевской спецшколе для трудновоспитуемых подростков:

— Вообще не хотел на уроки. Если у родителей не складывается, ребенок остается сам по себе. На улице. А улица есть улица. И пошел, и покатился.

Олег напряженно вспоминает первые трудовые шаги. На «малолетке», в колонии начался его труд.  Исправительный.  Квалификацию получал транзитом. Учился там, где отбывал срок: Ивацевичи, Бобруйск, Глубокое… Олег с нежеланием возвращается в разговоре в тюремные университеты:

— Есть у меня специальности: электрик 2-го разряда, слесарь-ремонтник, тракторист, слесарь-ремонтник сельскохозяйственных работ.

В колонии за переплетным делом он склеивал коробки, делал конверты. Сшивал книги и папки. Получил первую специальность «картонажник по переплетному делу», но ни разу ее не применил.


— На «малолетке» было литье интегральных микросхем, — продолжает описывать свою трудовую биографию борисовчанин. — Жгуты еще вязали. В Ивацевичах шлифовщиком работал в фанеровочном цеху. Щиты буфетные шлифовал. Почти весь последний срок, а продлился он почти 15 лет, не работал. В конце уже вывели на производственную зону. Месяца четыре чистили металл, алюминий, медь.

Трудные дни

На свободе Олег долго не задерживался. А в этот раз решил работать «по-белому». Трудиться и зарабатывать. Как же достается бывшему постояльцу зоны вольный хлеб?

Олег  опирается  на  лопату.  Оглядывается на ряд куч, в которые сгреб сдутый машиной с плитки слой снега. Снег более податливый, чем жизненные проблемы:

— Нелегко. В городском центре занятости помогли с работой. Спасибо им. Сделаю дело — самому приятно. Задача моя — убирать территорию. Смотреть, чтобы не было мусора в течение дня. Много машин на стоянке. Бывает, бросают бумажки, окурки. Собираю. Мусорки надо регулярно очищать. Осенью боролся с листьями. Зимой — снег гребу. Рано утром приходит снегоуборочная машина. Я кучкую осадки. А потом с бригадой грузим кучи на борт. Их потом вывозят.

Директор «Борисовбытсервиса» Марина Нехайчик рада за подчиненного:

— Такие люди нуждаются в защите, может, не всегда нам это нравится, но конкретно Олег работает в меру своих возможностей. Не пьет. Сработался с коллективом. На работу ходит исправно. Никогда не опаздывает. Культурный.

Беспокоит Олега сегодня другая проблема — жилищная. За время сроков дом, доставшийся от отца, пришел в негодность.

— Потолок  провалился.  Печка развалилась.  Окна  прохудились. Жить  фактически  негде.  Знакомый  приютил  во  времянке  на  кухоньке.  Газ,  баллон,  печь,  остальное  на  улице.  И  до  работы  далеко.  А  дом  отцовский надо капитально ремонтировать, но где взять денег? Зарплата у меня не такая большая — 235 рублей, этого на солидный ремонт не хватит.


У Олега третья группа инвалидности. Несчастный случай произошел в Борисове шестнадцать лет назад. Его ударили ножом. Лезвие прошило диафрагму. С тех пор живет без части желудка и селезенки:

— Левое  легкое  свернулось.  Засосало  желудок  туда. Орган  защемило, он отмер. Я инвалид. Мне не нужна материальная помощь. Прошу лишь комнату в общежитии, за которую буду платить.

Труднее на свободе, чем в тюрьме? — интересуюсь. Олег говорит, что воля и заключение — два разных мира:

— Там за тебя другие думают, а здесь ты сам за себя. Но, поверьте, как только решу вопрос с жильем, 99 процентов моих проблем-затруднений пропадут.

А потом он вдруг добавляет:

— Как говорят китайцы, кто смотрит назад, тот смотрит в могилу. Было и было. Сейчас я иду вперед. Тяжело, но работаю. Моя цель — зарабатывать на жизнь и жить нормально. Поправить здоровье, создать семью, жить так, как живут другие.

После этой речи верится: все у него получится.

ПОЗИЦИЯ

Елена ДЕМЧУК, главный специалист отдела содействия трудоустройству управления по труду, занятости и социальной защите Борисовского райисполкома:


— Для освободившихся из мест лишения свободы решением исполкома устанавливаются рабочие места на предприятиях. Мы звоним туда, договариваемся.

Проблема в том, что квалификация за время длительного отбывания наказания утеряна. По профессии их брать не хотят. Остается неквалифицированный труд. За прошлый год у нас было зарегистрировано 99 человек. 22 из них трудоустроены. Среди них четыре женщины. Основная сложность — в их нежелании работать. Берут направление и больше не появляются. Или потом их увольняют за прогулы, выпивку, за то, что не справляются.

Для граждан, которые освободились из мест лишения свободы, предусматривается адресная социальная помощь. Красный Крест выделяет одежду, продукты питания. Увы, к нормальной жизни возвращаются единицы.

С высшим образованием трудоустраивались сами. В основном отбывали за экономические преступления. Большинство профессии не имеют либо утеряли квалификацию. Предлагаем переквалификацию, если набираются группы. В прошлом году они обучались по специальностям «водитель погрузчика», «слесарь по ремонту автомобилей».

Есть еще программа, которая стимулирует нанимателя брать на работу после мест лишения свободы. В ее рамках соискателя принимают на вакантное место, а зарплату в течение года платит наше управление. Если за это время работник себя зарекомендовал, то наниматель перезаключает контракт и оплачивает труд сам. Так можно трудоустроить одного человека в год. 

Грузчик, уборщик, истопник, дорожный рабочий, животновод, шлифовщик, машинист бульдозера, монтер пути, токарь, полевод, слесарь механосборочных работ, станочник деревообрабатывающих станков, инженер-энергетик — так трудоустраиваются бывшие заключенные. Их принимают более десяти предприятий. В этом году трудоустроились два человека. Важно, чтобы человек сам искал работу, а служба занятости должна быть в помощь.

drug-olya@yandex.ru

Фото автора

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...