Работа ради работы уже не нужна

Частное предпринимательство на земле требует к себе такого отношения местных властей, как и общественное хозяйствование

ПЕТР ГАМЗЮК, как и его коллега Геннадий Левицкий, прежде чем заняться агробизнесом, прошел хорошую школу. Родом он из Лепельского района. Уезжал отсюда только на время учебы. По специальности — агроном. Когда получил диплом, работал в колхозе имени Жданова главным технологом земли. Потом был директором совхоза, трудился в одной коммерческой фирме, которая, кстати, не имела никакого отношения к сельскому хозяйству. Одно время даже подался в предприниматели — занимался деревообработкой. Полагал, что в сельское хозяйство больше не вернется. Но судьба распорядилась по-другому. Когда в одно из сельхозпредприятий потребовался руководитель, районное руководство вспомнило о Петре Захаровиче. 

Руководители крестьянско-фермерских хозяйств Петр ГАМЗЮК
(«Поземщина») и Геннадий ЛЕВИЦКИЙ («Озимка»).

– БОЛЬШОГО желания заниматься тем, чему учился, поначалу не было, — признается руководитель крестьянско-фермерского хозяйства «Поземщина». — Ситуация в отрасли тогда была очень сложная. Одни хозяйства не вовремя переориентировались, другие, как и их руководители, не выдержали испытания временем. 

Петр Захарович прекрасно знал работу сельхозпредприятий и требования к их руководителям. Не устраивало, пожалуй, только одно — хотелось большей самостоятельности, попробовать себя на вольных хлебах. Поэтому в формате колхоза работать не желал. Прежде чем дать согласие, предложил оформить сельхозпредприятие как фермерское. Было это в конце 2002 года. 

То время помнит до сих пор. Год был сложным для всех. Кормов оставалось до нового года, солому возили за сто километров, чтобы только спасти скот. О повышении надоев и привесов не могло быть и речи. Часть животных для выживания передал по договору одному из хозяйств. За что и поплатился. «Пробросили» его тогда. Условия были таковы: около половины поголовья остается у соседей — за то, что кормили и досматривали его, а остальное возвратят к пастбищному содержанию. Подарок по тому времени считался солидным. Но другого выбора не было. Когда пришло время расчета за оказанную услугу, то животных, увы, не вернули.

— Жили тогда на широкую ногу, — вспоминает Петр Захарович. — Денег никто не считал. На ферме стояло несколько мощных водонагревателей. Электроэнергия была недорогая, поэтому ее не экономили. А теперь все лампочки энергосберегающие, обходимся одним водонагревателем небольшой мощности. 

АГРОБИЗНЕСМЕН не скрывал — поначалу фермерское хозяйство, можно сказать, было колхозом. Но только под другим названием. Руководитель райсельхозпрода мотал нервы руководителям КФХ и сельхозпредприятий. О результатах работы приходилось отчитываться чуть ли не ежемесячно. Постоянно ездил на различного рода совещания, заседания. Потом, правда, перестали «строить» — сколько сеять, когда убирать. Практически все приходилось решать самому. Вскоре «Поземщина» достигла одного из важнейших результатов — сработала по нулям.

Когда создавалось крестьянско-фермерское хозяйство, на центральной усадьбе были средняя школа, клуб, библиотека, фельдшерско-акушерский пункт. Клуб потом сгорел, школу, в которой училось более 40 детей, закрыли. А без таких учреждений деревни, как известно, обречены на вымирание. Даже если там строить жилье. Впрочем, так и получается. В результате все острее встает кадровая проблема. Одна из доярок в «Поземщине» уже на пенсии, у другой — предпенсионный возраст.

В КФХ летом работает 20—25 человек, зимой — не более 15. Подход у Гамзюка такой же, как и у Левицкого, — больше работой людей не обеспечить, на всех не хватит выручки.

Руководитель «Поземщины» — человек консервативный, менять свое отношение к работе не намерен. Он привык к традиционным видам деятельности — пахать, сеять, убирать урожай. А начинать выращивать, например, лекарственные травы, заниматься другой непрофессиональной деятельностью, считает, уже поздно. Главное — обеспечить крупный рогатый скот кормами и получать молоко. Все остальные подразделения должны работать на производство животноводческой продукции. Исходя из этого и строит свою работу. Правда, звезд с неба в КФХ пока не хватают. Концентраты дорогие, а кормить дойное стадо перемолотым зерном — значит не получить от его должной отдачи. За год надаивают от коровы примерно 3600—3800 килограммов молока. Дойное стадо — более 60 коров. В прошлом году собрали 260 тонн зерна. Можно было и больше, но сказался дефицит минеральных удобрений. Хотя были годы, когда в КФХ намолоты в три-четыре раза превышали прошлогодние. 

— Без льготного кредита брать удобрения невыгодно, — считает фермер. — В таком случае лучше покупать зерно на стороне. Район и рад бы помочь, но не в состоянии, у него ограничены ресурсы. 

Впрочем, обеспечением минеральными удобрениями озабочен не только Петр Гамзюк. Эта проблема донимает и Геннадия Левицкого, многих руководителей сельхозпредприятий района, области и республики. Дай Витебщине в прошлом году в достаточном количестве минеральных удобрений, еще выше была бы урожайность зерновых, травяных кормов, другой сельхозпродукции. Но чтобы больше получать, нужно больше вкладывать.

За «Поземщиной» закреплено около полутора тысяч гектаров сельхозугодий, из которых 640 — пашня. Ее качество — 26 баллов. Техники для обработки полей и ухода за посевами хватает. В хозяйстве один зерноуборочный комбайн, четыре трактора. При необходимости свои услуги всегда готовы оказать сторонние организации. Главное в этом случае — не просчитаться. И всегда достаточно иметь кормов. После того как в КФХ завозили их из-за пределов района, теперь всегда готовят с запасом. Они одна из важнейших составляющих молока — главного источника дохода.

КОММЕНТАРИЙ

Председатель Лепельского райисполкома Борис ЕФРЕМОВ:

— На базе колхоза «Красный партизан» получилось два КФХ — «Озимка» и «ВалБиК», а на базе «Красного знамени» — КФХ «Поземщина».

За 15 лет одно из них, КФХ ««ВалБиК», ушло, а два работают по сей день. Люди заняты делом — обрабатывают землю, получают молоко, мясо. Но бывает и так. Одни проблемы решили, появляются другие, связанные с материально-техническим обеспечением, кадрами. При необходимости решаем их вместе. 

Пожалуй, ни для кого не секрет, что работать сельхозпредприятиям всегда было несколько проще, чем фермерам. К ним все время относились и относятся как к частникам или предпринимателям. Но при этом нужно иметь в виду, что их результаты в первую очередь зависят от умения организовать дело, все просчитывать, своевременно принимать верные решения.

Преобразования в сельском хозяйстве продолжаются. В районе работают и другие крестьянско-фермерские хозяйства. Под Лепелем есть база минеральных удобрений. Там раньше были клочки заброшенной земли. Передали их одному из фермерских хозяйств. Его руководитель раньше на Брестчине закупал  клубнику, п ривозил и здесь продавал. Потом от этой идеи отказался, накладно. Теперь дешевле вырастить ее самому и продавать. Каждому нужно найти свою нишу и нацеливаться на конечный результат. А работа ради работы никому уже не нужна.

zybulko@sb.by

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?