Работа ищет человека

Иногда в редакцию приходят письма, от которых хочется рыдать. Но слезами, как известно, ни горю, ни делу не поможешь, поэтому, собираясь на встречу с читательницей, корреспондент «СБ» завернула в ближайший продмаг — за свежей курицей, мукой, крупой, сахаром, хлебом. Ну а как иначе? Не с пустыми же руками идти, если читательница дословно написала в газету следующее: «Кружится голова, в глазах темнеет. Наверное, потому, что вторые сутки без еды. Есть нечего и купить продукты не за что. В центре занятости платят 20 рублей в месяц с условием один день посвятить общественным работам. Состояние здоровья плохое... Одинокая, без родителей, мужа и детей, почти выбилась из сил, самостоятельно разруливая все сложные ситуации...» Тут, согласитесь, к человеку не идти, а бежать надо. Вот всегда ли первый порыв правильный?

Фото Сергея ЛОЗЮКА.

Безработная Ольга Вячеславовна (по этическим соображениям ограничусь именем–отчеством) на встречу опоздала почти на час. Пока поднимались в ее квартиру, она долго ругала задержавший ее персонал поликлиники. А нужна 52–летней минчанке, по ее словам, вся истинная правда о ее незавидном здоровье, чтобы более не вводить в заблуждение работодателей...

Коротко опишу суть проблемы. Первое — безработная жалуется на крайнюю нищету. Второе — категорически возмущена трудностями в трудоустройстве такого хорошего соискателя, как она: «Ну разве ж это нормально, когда человек, окончивший курсы лифтера и имеющий диплом технолога рыбной промышленности, не может найти себе применение в жизни! А ведь еще я — оператор ПЭВМ, обучаться этой профессии меня направлял отдел трудоустройства». (Позже станет известно, что у Ольги Вячеславовны к 52 годам «набежало» лишь 16,5 года стажа. — Прим. авт.) За последнее время отдел трудоустройства «Заводской» предложил ей около 50 вариантов:

— Но везде одно и то же: меня просто не берут. Кого–то смущают мои заболевания. Но, с другой стороны, у кого их сегодня нет? Кому–то не нравится количество записей в трудовой книжке. Но ведь там в основном все увольнения — по собственному желанию, нет ничего порочащего! Я ведь даже в хоспис обращалась, хотела за больными людьми ухаживать или полы мыть. Так начальница полистала мою трудовую и тут же вернула: видите ли, много мест я сменила. А как не менять, если кругом сплошное безобразие творится? Например, зарплату задерживают или приходится трудиться в слишком тяжелых условиях. А за что мне жить?

Ольга Вячеславовна рассказала, что ежемесячные коммунальные платежи за ее двухкомнатную квартиру, доставшуюся от родителей, составляют около 30 рублей. 20 из них она покрывает пособием по безработице. А остальные?

ОАО «Гастелловское» готово предоставить безработным временные места
Фото Юрия МОЗОЛЕВСКОГО.

— Стыдно признаться, но стою на паперти возле церкви. Ведь мне еще и есть что–то надо. Я ведь живой человек.

Внешне Ольга Вячеславовна производит довольно приятное впечатление: вежлива, улыбчива, гостеприимна, даже предлагала мне кофе — чего я уж совсем не ожидала после слов «вторые сутки без еды». Но об этом отдельно. Чуть позднее она показала мне многочисленные документы, в том числе и медицинского характера. Скажем, в заключении врачебно–консультативной комиссии, выданном ей в марте, есть только одно ограничение по труду: «противопоказаны работы с химическими факторами и ионизирующими излучениями». Поэтому Ольга Вячеславовна всегда имеет при себе выписку из амбулаторной карты, где я насчитала аж 47 довольно серьезных недугов, включая нешуточные травмы. Отдельный разговор моя собеседница готова была посвятить тому, как она лечилась от первой стадии онкологического заболевания. Говорит, обращалась за инвалидностью, но отказали, мол, картина недостаточно трагична.

Впрочем, Ольга Вячеславовна уповает не только на помощь службы занятости — продемонстрировала мне два специальных бланка под названием «Сведения о самостоятельном поиске работы». Сколько же там записей! По словам соискательницы, она просто идет по улице и заходит в любую попавшуюся на пути организацию или предприятие. Многие берут телефон, но никто не перезванивает.

Словом, страх и жуть. Однако впечатления от встречи остались несколько иными. Еще с порога Ольга Вячеславовна начала извиняться за «невероятную бедность». Холодильник в квартире тем не менее был. А внутри — фрукты и овощи, рыба и яйца, зелень и подсолнечное масло, банки и упаковки. Значит, не все так плохо? Потом хозяйка зачем–то просила сфотографировать свой «ужасный пол», после чего повела к совершенно пустому шкафу, объясняя, что все вещи раздала еще более нищим людям. Показала письменный стол, якобы принесенный друзьями с помойки, пустые полки... В другой комнате Ольга Вячеславовна послушно позировала возле «ужасного дырявого и полугнилого дивана», на котором спит. И я уже пожалела, что для объективности картины мы не сделали фото с современным телевизором, который на юбилей подарил брат, с ноутбуком. Разве важны эти вещи, когда человек «два дня не ест»?

Чем дальше — тем интереснее. Начальнику районного отдела трудоустройства «Заводской» Марине Синицыной даже не пришлось открывать базу данных и напрягать память, чтобы вспомнить, о ком идет речь, когда корреспондент «СБ» назвала имя «несчастной безработной»:

— Неужели эта женщина и «Советскую Белоруссию» уже подключила к поиску работы?! Я вот что вам скажу: все это пустое. Отдел трудоустройства, к сожалению, не может отказать таким, как она, которые на самом–то деле любой работы боятся как огня. Мы действуем, как обязаны: есть безработный, есть заявление — ставим на учет и предлагаем варианты. Хотя заранее знаем, что у некоторых это закончится ничем. Вот посмотрите: начиная с 1993 года женщина, о которой мы говорим, регистрировалась у нас в качестве соискателя по трудоустройству 17 раз. И только за последние 5 лет ей официально было выдано 38 реальных направлений к работодателям, которые готовы были взять ее по умолчанию. А неофициально — по личной договоренности или по так называемой «горящей путевке» — в разы больше. Я сама лично хлопотала не раз. А результат? Всегда словно под копирку: не успевает Ольга Вячеславовна поздороваться с потенциальным работодателем, как тут же начинает причитать о своем плохом самочувствии, рассказывать о больших и маленьких заболеваниях, не забывает упомянуть, как недавно ей стало совсем плохо. Мы ведь иногда перезваниваем в организации, где был получен отказ в трудоустройстве нашему кандидату, и интересуемся, как было дело.

По словам Марины Синицыной, последний из таких эпизодов случился в одной из поликлиник Минска. Была договоренность принять нашу героиню на должность медрегистратора. Большой физической нагрузки там нет — в медучреждении имеется лифт. Безрезультатно! Аналогичная ситуация в организации, где Ольгу Вячеславовну готовы были взять диспетчером — просто отвечать на звонки. Не прошло и месяца, как женщина начала звонить в службу занятости и плакаться: не нравится зарплата, коллектив, да и весь божий свет. Уволилась, снова зарегистрировалась и заняла любимую выжидательную позицию. А зарплата, между прочим, была вполне нормальная.

В отделе по трудоустройству замечают: ради таких, как Ольга Вячеславовна, можно и землю носом вспахать, подбирая варианты, а толку все равно не будет. И дело не в возрасте (мол, людям за 50 проблема найти работу). Есть масса вакансий с зарплатой 800 — 1.000 рублей. От соискателя нужно только искреннее намерение работать.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Татьяна Кудевич, заместитель председателя комитета — начальник управления занятости населения комитета по труду, занятости и социальной защите населения Мингорисполкома:


— К нам эта гражданка обращалась в феврале. К сожалению, категория таких вот лжебезработных — а это примерно 30 — 35% от общего числа заинтересованных в трудоустройстве — требует к себе очень много внимания и соответственно отнимает слишком много бесценного времени, которое в идеале хочется посвятить помощи людям, искренне желающим найти место. Но, увы... Недавно, кстати, у меня на приеме был чем–то похожий гражданин вместе со своей мамой и выливал ушат грязи на бывших работодателей. Только вот какой нюанс: глядя на лицо этого человека, не нужно даже справку от нарколога спрашивать, все и так очевидно. А в его трудовой книжке клейма ставить негде — череда увольнений за прогулы, пьянство и прочие нарушения. Какая работа может подойти таким людям? Наниматели не готовы платить за разгильдяйство, вечное недовольство, а также тем, кто рядом с трудовой книжкой сразу кладет внушительную пачку эпикризов.

ЦИФРА «СБ»

В первом полугодии 2017 года в органы по труду, занятости и соцзащите Беларуси за содействием в трудоустройстве обратились 138.482 человека (в 2016 году за этот же период — 128.005). Трудоустроены 94.902 (в 2016-м — 81.495). Направлены на профобучение — 6.328 (в 2016-м — 5.951). Каждый третий зарегистрированный безработный — женщина.

eversman@sb.by

Версия для печати
Сергей, 53
Такой действительно будет тяжело устроится. Кто ж ее возьмет. если уже знают, что только возьми, так от нее жалоб не оберешься.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости