"Задача общественной безопасности сегодня ставится жестко, и занимаемся мы ее решением каждый день"

Для сферы культуры значение директивы возрастает многократно, считает министр Леонид Гуляко. Хоть чрезвычайной ситуацию с общественной безопасностью и дисциплиной в сфере культуры не назовешь, тем не менее бывали, как говорится, случаи. Министр культуры Леонид Гуляко уверен, что положения Директивы Президента страны «О мерах по укреплению общественной безопасности и дисциплины» для руководимой им отрасли особенно важны и актуальны. Во-первых, с точки зрения безопасности самих работников учреждений культуры, во-вторых, с точки зрения безопасности людей, которые приходят в театры, музеи, концертные залы, библиотеки, клубы, а в-третьих, во многих учреждениях культуры хранятся доверенные им государством ценности, народное достояние, которому также необходимо обеспечить и сохранность, и безопасность. «Мы исходим из всех этих трех составляющих, и потому для сферы культуры значение директивы возрастает многократно», — говорит министр.
— Леонид Павлович, за два месяца, прошедших после принятия директивы, что сделано в отрасли по ее выполнению? — Должен сказать, что подвижки заметны. Сразу после принятия директивы мы обсудили ее положения со всеми руководителями наших организаций – республиканских и областных. Затем провели встречи со студентами и преподавателями в подчиненных Министерству культуры вузах. Разработали и утвердили на коллегии конкретный план действий, который направлен во все 14,5 тысячи учреждений культуры страны. Закрепили в каждом из них ответственных лиц за исполнение директивы. Проверили и сделали анализ материальной базы учреждений культуры по всей республике. На сегодняшний день в результате проведенной работы обследовано 6 тысяч 701 здание и помещение, в том числе 196 зданий учреждений культуры республиканской собственности и 6 тысяч 505 – коммунальной. — Каковы же результаты? — Не скажу, что наша материальная база так уж плоха. Определенную тревогу и беспокойство вызывают только 1,5 процента объектов от общего количества обследованных. Среди них 147 зданий и сооружений, требующих капитального ремонта, и по нескольку учреждений культуры в областях, находящихся в критическом состоянии, которые надо закрывать на ремонт. Остальные — в рамках, как говорится, дозволенного, и они приводятся в порядок. С соответствующими службами министерства и исполкомов на местах мы просчитали объем предполагаемых затрат по всем уровням: 82 миллиарда – по республиканским организациям и 62 миллиарда – по местным объектам. Это то, что понадобится в ближайшей перспективе на капитальные ремонты, в том числе и театра оперы и балета, филармонии. — Кстати, как сегодня обстоят дела на этих объектах? — В филармонии работы уже близки к завершению, и 1 октября планируем открыть новый концертный сезон в отремонтированном здании. Что касается театров оперы и балета, мы просчитываем все необходимое для того, чтобы в течение ближайших трех лет, пока будет длиться ремонт, организовать работу этих коллективов. Главная задача — сохранить оперную и балетную труппы, симфонический оркестр, сопутствующие службы — мастерскую по пошиву сценических костюмов, живописный цех. Надо продумать целый блок вопросов: где разместить, какие понадобятся средства, на каких условиях и площадках будут работать эти коллективы. Предполагается, что театр оперы разместится на время ремонта во Дворце профсоюзов и Доме офицеров, балета – на сцене Дворца Республики. Но весь нынешний и следующий сезоны эти коллективы отработают на своей теперешней базе. Летом 2005 года начнем освобождать здание театра с тем, чтобы с осени приступить к ремонтным работам. — А до того ходить в театр не опасно? — Сегодня никакой угрозы посещение оперы или балета не представляет. Во-первых, мы уже подстраховались, и чтобы люди не думали о подобных проблемах, по договоренности с министром по чрезвычайным ситуациям в театре каждый день дежурят представители службы пожарной безопасности. Во-вторых, мы еще раз проверили состояние помещений, многое исправили и делаем все возможное, чтобы там проблем не было. — Выходит, никаких связанных с общественной безопасностью «горячих точек» в культурном хозяйстве нет? — «Горячих», как вы говорите, слава богу, действительно нет. Хотя проблем достаточно. Например, в будущем году мы должны завершить возведение пристройки к Национальному художественному музею. Готовимся к восстановлению здания, переданного городом Академии музыки под Молодежный оперный театр. С января будущего года начнем большой ремонт общежития Академии искусств. Активно ведутся строительство и реставрация Несвижского и Мирского замков. Безусловно, работы, проводимые на этих и многих других объектах отрасли, требуют неукоснительного соблюдения мер безопасности. Впрочем, это необходимо и там, где ремонта или строительства нет. В аппарате министерства мы даже высвободили штатную единицу и ввели ее в управление капитального строительства для специалиста, который будет заниматься только вопросами техники общественной безопасности и пожаробезопасности. Причем его рабочее место не в министерстве, а непосредственно на объектах культуры. Условно говоря, сегодня он должен пройти от подвала до чердаков, например, здание ТЮЗа, завтра – Академии музыки и т.д. Его задача — не комплексная проверка, а изучение объекта до мелочей, чтобы упредить ситуации, когда уже приходится говорить о потерях, связанных со зданиями или, не дай бог, здоровьем и жизнью людей. Поэтому задача общественной безопасности сегодня ставится жестко, и занимаемся мы ее решением каждый день. — А как обстоят дела с дисциплиной в творческих организациях. Ведь не секрет, что бытует мнение, мол, без бокала нет вокала. — На эту тему действительно любят пошутить. Но я думаю, это все-таки преувеличение. За последние года два у нас лишь пару раз была информация о не совсем достойном поведении наших творческих работников в стенах театра, когда кто-то с кем-то там рюмку поднял. Из этических соображений не хочу называть ни эти театры, ни этих людей, но наказаны они были очень серьезно, даже уволили одного артиста, и неплохого артиста. Но уже года полтора подобных случаев не было. Тем не менее, должен сказать, порядок в этом плане у нас стал еще жестче. Это не означает, что запрещено употреблять спиртные напитки. У нас не сухой закон. Есть возможность сходить в гости, в ресторан, выехать на природу и т.д. Но рабочее место – это рабочее место. И у того же, например, актера это – гримерная, сцена, стены театра. Такого не должно быть – закончился спектакль, закончилась работа, и можно здесь же расслабиться. Рабочим место остается круглосуточно. А есть желание расслабиться — пожалуйста, но не на рабочем месте. В стенах того же театра, других учреждений культуры и искусства это должно быть исключено, и спрос будет жесткий и принципиальный. — А как воспринимаются принятые меры работниками сферы культуры? — Я часто встречаюсь с работниками не только нашей отрасли, но и других, не подведомственных Министерству культуры организаций. Ведь культура работает на всех людей. Так вот, когда задаешь вопрос о директиве, все в один голос ее поддерживают. И это понятно: с ее принятием порядка стало больше. Никто не говорит, что до того все было пущено на самотек. Но директивой еще раз обращено первоочередное внимание на вопросы безопасности и дисциплины. Что же в этом плохого? Это нормальное требование, и оно нормально воспринимается и выполняется. Ведь всем это не в ущерб, а только на пользу и на созидание.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости