"Я милую узнаю по походке, бухгалтера — по проводке"

Крик души супруга «Обращается к вам муж следственно-арестованной гражданки Иноземцевой Светланы Николаевны, 1976 года рождения, — излагал в своем письме белорусскому транспортному прокурору Петру Киселеву Сергей Квасов. — Данное ходатайство подтолкнула написать меня удручающая обстановка в нашей семье, которая сложилась после ареста моей жены. У меня на руках остался наш общий с супругой малолетний сын Эмиль.
Крик души супруга «Обращается к вам муж следственно-арестованной гражданки Иноземцевой Светланы Николаевны, 1976 года рождения, — излагал в своем письме белорусскому транспортному прокурору Петру Киселеву Сергей Квасов. — Данное ходатайство подтолкнула написать меня удручающая обстановка в нашей семье, которая сложилась после ареста моей жены. У меня на руках остался наш общий с супругой малолетний сын Эмиль. Естественно, когда ребенок длительное время не видит мать, это не может не сказаться на его психике. Я, как могу, пытаюсь компенсировать отсутствие матери. Но любой родитель поймет и поддержит меня, что замены нет. Накануне я вынужден был отвести сына на консультацию к психологу, так как поведение ребенка в последнее время стало меня тревожить. Обследование показало, что длительная разлука ребенка с матерью привела к подавленности его психики и возбудимости. Я взываю к великодушию и снисхождению к моей семье, а именно к сыну Эмилю, которому нужна мать. Я понимаю, что моя жена не безосновательно находится под следствием и стражей, но все же прошу ее отпустить. В случае положительного рассмотрения моей просьбы я со своей стороны гарантирую явку ее на все требования следственных органов в любое время. Одновременно заявляю, что совместными моими и жены усилиями мы будем погашать ущерб потерпевшей стороне». Я не считаю письмо Сергея Квасова надуманным, а крик его души — спекулятивно-притворным. За этим обращением, действительно, драма не только молодой женщины, на которую пало тяжкое подозрение, но и всей ее семьи. Тем не менее, рассмотрев заявление Квасова об изменении меры пресечения его жене с заключения под стражей на более мягкую, Белорусская транспортная прокуратура, имея на то все основания, отказала Квасову в этой просьбе. В ответе заявителю сообщили, что Светлана Иноземцева совершила тяжкое преступление — хищение имущества в особо крупных размерах, и оснований для изменения меры пресечения не имеется. Пришлось Светлане Николаевне, которая уже четыре месяца находилась в следственном изоляторе, в нем же дожидаться суда. Стал магазин «Перекресток» перекрестком в судьбе В народе ходит такая пословица: «Милую я узнаю по походке, а бухгалтера — по проводке». Так какими же были проводки бухгалтера с высшим образованием С.Иноземцевой? Светлана Иноземцева работала главным бухгалтером Минского ПК ООО «Макбел». Являясь должностным лицом, осуществляющим ведение бухгалтерского учета на предприятии, она в числе других обязанностей по поручению руководства общества с ограниченной ответственностью, которое доверяло ей безоговорочно, принимала денежные средства от работников магазина «Перекресток» и затем сдавала их в филиал ОАО «Белинвестбанк» для зачисления на расчетный счет предприятия. Первый «эксперимент» молодой бухгалтер провела три года назад. Получив в магазине «Перекресток» по расходному кассовому ордеру денежную выручку в сумме 740000 рублей, она сдала в банк по ордеру на расчетный счет своего предприятия 540000 рублей. А 200000 присвоила. Сумма 200000 показалась ей вполне приемлемой. С десяток раз она поначалу оставляла себе на «карманные расходы» именно эту сумму. Только пару раз вышла за ее пределы. Но затем «аппетит» главбуха заметно увеличился. Сдавая выручку магазина в филиал банка, она присваивала значительно большие суммы. Исчислялись они уже каждый раз миллионом-другим рублей. Всего, как установили следствие и суд, Иноземцева похитила путем присвоения из кассы ПК ООО «Макбел» и магазина «Перекресток» денежных средств на общую сумму свыше 118 миллионов рублей. Но этого показалось мало ненасытной Светлане Николаевне. Используя свои служебные полномочия и имея умысел на хищение безналичных денег ПК ООО «Макбел», она вступила в сговор с не установленными следствием работниками ряда минских коммерческих организаций. Составлялись бестоварные транспортные накладные на якобы поставленную в «Макбел» книжную и продовольственную продукцию. Перечисленные обществом по инициативе Иноземцевой деньги на расчетные счета «своих» предприятий в последующем обналичивались и передавались Светлане Николаевне. Кроме того, она, имея чистые бланки с подписью директора ПК ООО «Макбел» Э.Макаровой, составила три поддельных платежных поручения, завладела деньгами в сумме почти два миллиона рублей и перечислила их, рассчитавшись за покупку ею для своих нужд современных столярных изделий. За счет разного рода денежных манипуляций главный бухгалтер оплатила за счет общества покупку для себя, любимой, телевизора, двух компьютеров с принтерами. Всего же указанным способом Иноземцева похитила денежных средств на общую сумму свыше 44 миллионов рублей, принадлежащих ПК ООО «Макбел». Суд Советского района Минска признал Иноземцеву виновной в присвоении имущества лицом, которому оно вверено, а также в хищениях путем злоупотребления служебными полномочиями. В обоих случаях — в особо крупном размере. Но в то же время применил по отношению к ней желанную для многих обвиняемых статью 70 Уголовного кодекса, которая позволяет выносить наказание ниже низшего предела. Иноземцевой было назначено наказание в виде четырех лет лишения свободы. Помимо основного, к Иноземцевой применили такие дополнительные меры наказания, как конфискация имущества и лишение права занимать должности, связанные с административно-хозяйственной деятельностью сроком на три года. Государственный обвинитель такой приговор счел слишком мягким и внес в судебную коллегию по уголовным делам Мингорсуда кассационный протест. Что же не удовлетворило в приговоре сторону обвинения? А было ли чистосердечное признание? Первоначально в судебном заседании Светлана Николаевна вину свою в инкриминируемых ей деяниях признавала частично с разного рода оговорками. Например, по эпизоду перечисления денег за телевизор в ОАО «ЦУМ Минск» и за окна в ИП «Вестерфилд» показала, что данное перечисление делалось по предложению и с ведома ее руководителей в счет погашения задолженности «Макбела» перед ней по неофициальной заработной плате. И дальше объяснения следовали в таком же духе. В последующем, после допроса представителей гражданского истца, свидетелей, исследования письменных материалов дела, Иноземцева сделала суду заявление о том, что свою виновность в предъявленном обвинении признает полностью и чистосердечно раскаивается в содеянном. Одной из причин совершения ею преступления, призналась обвиняемая, явилось то обстоятельство, что со стороны руководителей общества с ограниченной ответственностью отсутствовал контроль за ее работой. Почему же раньше бывший главбух не раскаялась в содеянном, а сделала это, когда «поезд ушел». То есть не были выполнены условия, при которых обвиняемая могла бы рассчитывать на наказание ниже низшего предела? — Мне стыдно было сознаться в содеянном, — сказала Светлана Николаевна. — Кроме того, боялась, что в связи с привлечением меня к уголовной ответственности мой муж, сотрудник милиции, лишится работы. В настоящее время муж уволен из органов. Я осознала свою виновность и чистосердечно раскаялась. Суд поверил ее словам. А государственный обвинитель — нет. В кассационном протесте старший помощник белорусского транспортного прокурора Геннадий Лисовский не подверг сомнению квалификацию действий обвиняемой судом. Он пришел к выводу, что приговор подлежит отмене в связи с неправильным применением закона, повлекшим несоответствие назначенного судом наказания тяжести преступления и личности обвиняемой. Государственный обвинитель счел, что, делая в конце судебного процесса заявление о признании себя виновной в полном объеме предъявленного ей обвинения, Иноземцева преследовала только одну цель — уменьшить срок наказания. Коллегия по уголовным делам Мингорсуда прислушалась к этим доводам и отменила вынесенный приговор. Новое судебное разбирательство закончилось тем, что наша «героиня» 11 июля с.г. приговорена уже не к четырем, а к семи годам лишения свободы. Правда, после применения амнистии это наказание уменьшено на год. Пощечина Всего три месяца С.Иноземцева проработала главным бухгалтером ПК ООО «Макбел», как у нее произошел конфликт с ее предшественницей в этой должности Т.Плешкиной. Тамара Федоровна, которая стала работать кассиром, составила ведомость для выплаты аванса работникам общества, выдала деньги и отдала ведомость Иноземцевой. При составлении отчета у нее не сходилась сумма выплат по ведомости. Плешкина поняла, что ведомость, которую ей передала Светлана Николаевна, другая. Позже убедилась, что главбух составила новую ведомость и занизила себе аванс, чтобы в будущем получить большую зарплату. Об этом Тамара Федоровна прямо сказала своей преемнице и обозвала ее воровкой. Иноземцева подняла шум и ударила Плешкину по лицу. Ту пощечину Тамара Федоровна не смогла простить новому бухгалтеру. В одном кабинете с ней она больше не сидела, а руководителям общества посоветовала уволить нечистоплотного главного бухгалтера. Те не послушались совета, а спустя три года вынуждены были сокрушаться и кусать себе локти. В суде они признались, что доверяли Иноземцевой и считали ее квалифицированным бухгалтером и честным человеком потому, что многочисленные проверки различных финансовых органов ни разу не выявили в их обществе серьезных нарушений. Это ставилось в заслугу Светлане Николаевне и повышало уровень доверия к ней. Чем та успешно и пользовалась. Со всеми вытекающими отсюда финансово-уголовными последствиями. Признаюсь: лично я поверю в чистосердечное раскаяние Иноземцевой после того, как она искренне извинится перед Тамарой Федоровной Плешкиной за незаслуженную пощечину четырехлетней давности. Ведь тогда, ударив по лицу свою предшественницу, главный бухгалтер Иноземцева развязала себе руки. В прямом и переносном смысле этого слова. Сполна запустила свою криминальную бухгалтерию…
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...