"Следствие" за следствием вела преступная организация, действовавшая в Минске на протяжении около десятка лет

Тем не менее следственная группа под руководством старшего следователя по особо важным делам отдела по расследованию уголовных дел об организованной преступности и коррупции республиканской прокуратуры Александра Навродского успешно завершила свою работу и готовит к передаче в суд во многом уникальное уголовное дело.
Тем не менее следственная группа под руководством старшего следователя по особо важным делам отдела по расследованию уголовных дел об организованной преступности и коррупции республиканской прокуратуры Александра Навродского успешно завершила свою работу и готовит к передаче в суд во многом уникальное уголовное дело. У «Поселковой» был не поселковый размах… Мне пришлось на ходу корректировать свои творческие замыслы. Хотел ко Дню работников прокуратуры подробно рассказать о том, как на протяжении двух лет расследовалось уголовное дело, состоящее из 25 многостраничных томов. Однако руководитель следственной группы Александр Навродский был непреклонен: «Пока рано в подробностях рассказывать об этом уголовном деле, называть фамилии обвиняемых. Еще где-то полгода надо подождать, пока оно не будет рассмотрено в суде». …Преступная организация «Поселковая» существовала порядка десяти лет. За это время она хорошо укрепилась в различных направлениях. Нашлись оборотни и в правоохранительных органах. Один из работников милиции в настоящее время арестован и в следственном изоляторе дожидается суда. Вместе с одиннадцатью другими обвиняемыми. Бывший сотрудник КГБ, состоявший в группе «Альфа» и сотрудничавший с преступным сообществом, сумел скрыться и в настоящее время находится в розыске. Об учебе, организованной в преступной организации, следует сказать особо. Руководители «Поселковой» заботились о том, чтобы в их рядах были люди, в совершенстве владеющие современной компьютерной, фотографической и радиочастотной техникой, которой они сполна обзавелись. Приобретались и разного рода подслушивающие устройства. Компетентные специалисты проводили занятия, обучая «поселковых», как эффективнее использовать эти специфические устройства, как следует осуществлять наблюдение за представляющими тот или иной интерес гражданами, незаметно их фотографировать, осуществлять другие манипуляции. Во время «учебы» злоумышленники упражнялись в стрельбе из различных видов оружия, проигрывали даже ситуации по захвату заложников и эффективной «работе» с ними. Причем такую «учебу» руководители преступной организации причислили к разряду обязательных для всех подчиненных. Тех, кто пытался от нее отлынивать, находил какие-то причины для пропуска занятий, впоследствии наказывали рублем. Естественно, полученные при помощи квалифицированных специалистов знания и навыки применялись на практике. В том числе и к следственной группе, которая расследовала в отношении «Поселковой» уголовное дело. Они вели наблюдение за членами группы: устанавливали номера машин, на которых те ездили, определяли номера их сотовых и других телефонов, пытались их прослушивать. Это отнюдь не голословное утверждение: есть конкретные фактические подтверждения той контрработы, которая велась против следствия. Работа следователя невозможна без оперативного сопровождения милиции Следственной группе удалось изъять компьютер одного из задержанных. В нем содержалась важная для следствия информация, но вся она была закодирована. Абсолютно все файлы. Естественно, пароли следствию никто не представил – их злоумышленники берегли как зеницу ока. Надеялись, что содержащаяся в компьютере информация окажется для следователей недоступной. — Тут нам на помощь пришли, — рассказывает Александр Навродский, – сотрудники управления МВД по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий. Непосредственно с нашей группой работал полковник милиции Игорь Пармон. С его помощью нашли специалистов, которые помогли нам вскрыть четыре контейнера и осуществить доступ к столь необходимой информации. Я хочу выразить слова благодарности за большую помощь и поддержку, оказанную нашей следственной группе, структурным подразделениям МВД. В первую очередь, Главному управлению по борьбе с организованной преступностью и коррупцией под руководством Александра Назаренко и Управлению по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий, которое возглавляет Игорь Черненко. Скажу прямо: работа следователя невозможна без оперативного сопровождения работников милиции и других правоохранительных органов. Чтобы добыть информацию, установить адрес и встретиться с нужным человеком, требуется уйма времени. Такую во многом черновую работу берут на себя, как правило, работники милиции. Они плодотворно работали и в нашей следственной группе, которая состояла не только из семи следователей, но и из примерно десятка оперативных работников. Сообща за два года мы «накопали» богатый материал в отношении тех, кто организовал и руководил преступным сообществом, участвовал в его «мероприятиях», оказывал ему содействие. Оценку собранным нами доказательствам даст суд. Некоторые лидеры преступного мира благодаря работе, проделанной нашей следственной группой, в последнее время уже осуждены. Юрий Новицкий приговорен к 18 годам лишения свободы, Юрий Полшков — к пяти, Андрей Желянин — к шести годам. Но основные приговоры еще не объявлены. Повторяю: наше 25-томное дело в суде еще не рассматривалось. Двенадцать обвиняемых ждут приговора… Убийство за 10 тысяч долларов Интересно сложилась профессиональная судьба Александра Навродского. Когда он закончил в 1977 году Харьковский юридический институт, весь выпуск молодых специалистов направили на укрепление органов внутренних дел. Александр Сергеевич работал следователем вначале на севере России, в Печоре, а затем в Чашникском РОВД в Беларуси. Впоследствии стал следователем местной райпрокуратуры. С 1998 года он следователь, а потом и старший следователь Прокуратуры Республики Беларусь. Расследует уголовные дела, связанные с организованной преступностью и коррупцией. Одним из первых дел, которое поручили вести А.Навродскому в республиканской прокуратуре, было убийство заместителя председателя Мозырского горисполкома Леонида Белошицкого, совершенное еще в 1995 году. В дверь квартиры Леонида Михайловича позвонили, он открыл дверь и тут же был сражен выстрелом из пистолета… Во время расследования уголовного дела Александр Навродский вышел на след убийцы. Тот оказался выходцем из России и встал на путь совершения заказных преступлений. Обычно исполнители заказных убийств долго не живут. Неизвестно, жив или нет киллер-россиянин, совершивший за вознаграждение в десять тысяч долларов убийство в Мозыре. Все собранные в отношении его материалы белорусский следователь, как и требуется в таких случаях, направил в Генеральную прокуратуру Российской Федерации. Он, кстати, установил, что из того же пистолета, которым был убит Белошицкий, тот же киллер расстрелял и начальника налоговой инспекции в российском городе Тоцке, который располагается неподалеку от Оренбурга. А вот соучастники заказного убийства в Мозыре после расследования, проведенного Александром Навродским, были приговорены Брестским областным судом к различным немалым срокам наказания. Вопросы «на засыпку» — Александр Сергеевич, — перехожу в беседе со следователем к вопросам «на засыпку», — часто ли вам угрожали фигуранты по уголовным делам, которые вы расследовали? — Около пяти раз, — припоминает собеседник. — И как вы к этим угрозам относились? — Спокойно. Правда, если они касались меня лично, а не моей семьи. Если же угрозы переносились на моих детей, то я мог со свойственной мне пролетарской искренностью один на один высказать их автору все, что думаю о нем самом и используемых им методах защиты от уголовного преследования. – Сколько оправдательных приговоров вынесено по уголовным делам, расследованным вами и направленным в суд? – Ни одного. За все 28 лет работы следователем. — Должность следователя — это прежде всего… Продолжите, пожалуйста, мысль. — Тяжкий, кропотливый труд. Подъем зачастую и ночью, выезд на место происшествия в выходные и праздничные дни. Это кровь и слезы потерпевшей стороны. Первый раз, когда попал в морг, испытал настоящий шок от специфического запаха, присутствия покойников. Но потом привык. А вот не реагировать на боль и страдания людей невозможно. Следователь ведь не робот какой-то, у него такая же ранимая душа… — Мешает ли вам что-то, Александр Сергеевич, более эффективно осуществлять свои профессиональные функции? — Препятствий и проблем возникает немало. В том числе и специфических по каждому расследуемому уголовному делу. Но об одной проблеме скажу. Представляю, какими соображениями руководствовались парламентарии, определяя в ныне действующем Уголовно-процессуальном кодексе срок содержания под стражей обвиняемых в полтора года. Но они не учли, что будут расследоваться дела и в отношении тех же преступных организаций, действовавших на протяжении многих лет. Практически невозможно в таких случаях уложиться в определенный законодателем срок, а отпускать из-под стражи обвиняемых – значит, заведомо загубить дело. С несовершенством нашего уголовно-процессуального законодательства приходится стакливаться, к сожалению, часто. Статья 65 УПК предписывает, что орган, ведущий уголовное преследование, должен принимать меры по обеспечению безопасности потерпевших и свидетелей путем изменения данных в паспорте и других документах. Но не прописано кто, каким образом должен осуществлять эти изменения. Можно прибегать и к «другим мерам безопасности, которые не противоречат данному кодексу». Каким именно, так и не указывается, а отсебятина в таких случаях, по-моему, чревата далеко идущими издержками. Нет на сей счет и разъяснений Пленума Верховного суда. В компетенцию же прокуратуры такие толкования не входят…
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости