"Продаются ограды с чужого погоста..."

Кто же стоит за рядовыми "металлоискателями"-рецидивистами? «Р» уже писала о злодеяниях, которые порой происходят на кладбищах («На кладбище не все спокойно», 12.12.03). Недавно корреспондент газеты узнала еще один факт, подтверждающий ее предположение: погосты иногда превращаются в настоящую «торговую базу».
«Ты хоть меня узнал?» — едва сдерживая слезы при входе в зал заседаний Узденского районного суда, бросила в сторону подсудимого 67-летняя Вера Бажанова из деревни Каменка. Тот незаметно кивнул и опустил глаза. Как Сергею Берестеню было не вспомнить эту женщину?.. Толком «примака» одной из жительниц деревни Жирмоны Марии Ивановой никто в округе и не знал. Хотя слухов и сплетен вокруг этой парочки ходило немало: как-никак, женщина была на двадцать пять лет старше своего сорокалетнего «кавалера». Сельчане его сторонились. Поговаривали, на Узденщину он прибыл прямо из мест лишения свободы. А вскоре в этом уже практически никто и не сомневался: уж слишком часто живился приезжий на колхозном поле картошкой. Что себе оставлял, что в Минск на продажу возил. К Вере Александровне он пришел с яблоками. Ее дом в Каменке ближний к остановке. Вот и попросил однажды оставить у нее сумку с фруктами: дескать, завтра утром буду ехать в Минск, зайду и заберу, а то тяжело с Жирмонов такой груз нести. Хозяйка была не против – места в доме не жалко. Другой раз зашел он к ней, чтобы оставить велосипед. Опять ехал в столицу. Пообещал, что вечером на обратном пути заберет, но ни в тот день, ни через неделю так и не появился. Соседки журили Веру Александровну: предупреждали, мол, не связывайся с вором! «Какой же он вор, если велосипед мне оставил?» – парировала женщина. Как она могла ему отказать? Ведь ее единственному сыну сейчас было бы столько же, если бы не тот несчастный случай. Но Берестень все же через несколько дней пришел за велосипедом. Рассказал, за драку в столице на 15 суток посадили. То была последняя встреча Веры Александровны и гостя из соседней деревни. Следующий раз судьба их свела в суде. Только там они были по разные стороны: женщина значилась одной из потерпевших, а мужчина сидел на скамье подсудимых… Нерадостную новость в дом Бажановой принес сосед. Шел мимо кладбища, заметил, что вековые деревья там повыворачивало. Заглянул: может, памятники повредило? Но памятники были целы, а вот нескольких оград на месте не оказалось. Спилили металлическое ограждение и около могилы сына Веры Александровны, ровесника Берестеня… Бажанова за свою жизнь хлебнула немало горя. В 1972-м погибла ее 24-летняя сестра. Взорвался завод, на котором она работала. А через несколько лет и сына привезли домой в цинковом гробу. Он отбывал срочную в Монголии, отслужил только год. Поставила обоим памятники и скромные оградки. Одну большую дюралевую она поставила, только когда получила компенсацию за сына. Одно место забронировала и себе. «Кто же после моей смерти будет об этом заботиться?» – рассудила она. На кладбище Вера Александровна летом ездила каждую неделю: полола цветы, убирала. Последний раз была там 14 января. Снегу тогда было много – едва пробралась. Потом почти на месяц дорогу совсем замело. Думала, снег начнет таять, опять проведает своих... Но пришлось идти раньше. Так же, как и Нине Драп. О том, что умыкнули ограду с могилы родителей, она узнала сразу, как приехала в отцовский дом в Каменку из Минска. Ограду дочь украсила пятиконечными звездочками (отец был ветеран Великой Отечественной войны, а мать — малолетний узник). Кстати, Нина Петровна нашла там и вещдок – кусок красной ткани то ли от одежды, то ли от сумки. Заметили потерпевшие, среди которых был еще и Михаил Урбанович (у него трагически погибла мать), и следы машины. У них не вызывал сомнения факт: здесь поработала группа… Правда, обвинение предъявили только Берестеню. Надо полагать, пока – одному… Сотрудники правоохранительных органов задержали его в момент, когда он пришел на кладбище забирать остатки металла. Он не стал отпираться и признал вину. Правда, показания его от допроса к допросу постоянно менялись. Он называл разные даты совершения преступления, путался в днях, когда вывозил металл. Менялись и суммы, вырученные за него, были и другие нестыковки. Суд вынес приговор: два года лишения свободы. Столь «мягкое» наказание дважды судимый получил лишь потому, что преступление «проходит» как кража. Перед приговором Берестень пообещал восстановить все три ограды. Но потерпевшим от этого не стало легче. Ведь люди, подобные Берестеню , всего лишь исполнители. Кто же стоит за ними?..
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...