"A персональную ответственность никто не несет". Игорь Волчек — за единую белорусскую киноотрасль

Председатель белорусского Союза кинематографистов Игорь Волчек не может определиться, что в его жизни важнее — фортепиано или мольберт. Не только в разные периоды жизни, но и в разное время суток это могло быть и хобби, и работой, и единственной в жизни любовью. Это чередовалось, сливалось воедино, приводило к творческим всплескам, пока... не встретил он госпожу по имени Анимация.
Председатель белорусского Союза кинематографистов Игорь Волчек не может определиться, что в его жизни важнее — фортепиано или мольберт. Не только в разные периоды жизни, но и в разное время суток это могло быть и хобби, и работой, и единственной в жизни любовью. Это чередовалось, сливалось воедино, приводило к творческим всплескам, пока... не встретил он госпожу по имени Анимация. И тогда, что называется, попал. Следующим после консерватории образованием стали высшие курсы сценаристов и режиссеров в Москве. Такие работы Волчека, как «Пастораль», «Каприччио», «Скерцо», вошли в мировую сокровищницу анимационных фильмов, а его первая попытка поиграть со зрителем — «Как лиса волка судила» — стала мультипликационным бестселлером. «Разрываясь» между авторскими работами, которым обеспечен фестивальный успех, и мультиками, которые способен полюбить обычный зритель, Игорь Викторович сумел сделать то, что одинаково ценят и эстеты, и те, кто оценивает чужое творчество по принципу «нравится — не нравится»... Разговор с председателем белорусского Союза кинематографистов о нынешнем положении дел в киноотрасли я начала, вспомнив известные имена — Тарковского и Пташука, на творческом примере которых хотела узнать, что же в кино важнее — вечное или сегодняшнее? Мнение Игоря Волчека меня удивило: — Эти создатели шедевров мирового кинематографа были не только режиссерами. Если не в большей, то в равной степени каждый из них был продюсером. Они создали то, что до сих пор пользуется спросом на кинорынке. Тема, актеры, сценарий — все было продумано до мелочей... — А как соединить такие понятия, как творчество и производство? — Это способна сделать киноотрасль, соединяющая под одной крышей производство и прокат фильмов, как это было в советские времена, когда существовала такая структура, как Госкино, и заказывавшая фильмы, и продававшая их. Благодаря тому, что в творческой сфере была налажена нормальная индустрия, киноотрасль СССР, зарабатывавшая именно на прокате, отчисляла 55 процентов своих доходов государству, 20 процентов оставляла себе на производство фильмов, еще 25 процентов средств шло на медицину и образование, которые в том числе и поэтому были бесплатными. От чего зависит судьба кинокартины в современных рыночных условиях? Главным образом от маркетинга. Прежде чем что-то создать, надо точно знать, кому это нужно, за сколько и какое количество можно продать. В Беларуси же сейчас сначала снимается фильм, а потом умные головы думают, что с ним делать. — Но есть же хороший опыт «Анастасии Слуцкой»... — Фильм хороший, многие намерения в его производстве были правильными. Но с точки зрения киноиндустрии именно в силу того, что одни произвели, а продают другие, финансовая ситуация вышла не такая, как хотелось бы. В Беларуси оплата авторам идет только с прибыли, которая формируется не от проката картины, а от продажи копий. Этим ни одна картина, даже самая лучшая, не окупится. На город достаточно купить одну копию «Анастасии Слуцкой» и показывать во всех кинотеатрах. Доход же от проката копии превысил ее стоимость в десять раз. — А как в отсутствие структуры, аналогичной Госкино, сейчас формируется политика в области кинотворчества? — В уставе Союза кинематографистов БССР было записано, что стратегию и тактику развития кинематографа формирует наш cоюз. Сейчас же мы имеем только право совещательного голоса. Наше видение принимается к сведению, но ни на что не влияет. Структура сейчас такова: государственным заказчиком и продюсером выступает Министерство культуры Республики Беларусь. Единственным подрядчиком является «Беларусьфильм», который в свою очередь все творческие вопросы переложил на художественный совет. Ситуацию формирует общность мнений, но при этом худсовет является большим коллективным органом, в котором персональной ответственности никто не несет. Во всем мире существуют продюсерские центры, которые упрощают жизнь и инвесторам, и творцам. — Может, в Беларуси пока нет специалистов, способных быть продюсерами? — Вопрос действительно непростой. Но вспомните Петра I: захотел иметь свой флот — поехал у других поучился. Это один путь, второй — пригласить тех, кто научит, страна-то наша богата на самородков, впитают знания и своих учителей превзойдут. — Необъятное не объять. С чего, по-вашему, надо начать? На что сделать ставку: на художественное, документальное или анимационное кино? — Белорусский кинематограф имеет сильные традиции во всем. Еще не сдалась старая гвардия, выросло новое поколение молодых кинематографистов. Очень интересное и талантливое, которому нужна только организационная помощь. Молодые творцы носятся со своими идеями и... беспомощно созерцают процесс засилья на экранах американской продукции. А она не только несет другие идеологические ценности, ее прокат уже определяет судьбу отечественного кинематографа. За насаждение своего образа жизни и массированное подавление исконных славянских ценностей американцы должны платить. Причем столько, сколько надо для создания отечественных картин, идущих в противовес всем их детективам и боевикам. Еще раз подчеркну: это можно сделать только в единой киноотрасли, как это было тогда, когда существовал Комитет по кинематографии. В России это уже поняли, там уже существуют и продюсерский центр, и Департамент по поддержке кинематографа при Министерстве культуры. Оттого она уже стремительно преодолевает кризис в этой отрасли.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости