Пыльные дури

Если от придорожных лесополос никакого вреда, кроме пользы, почему авторы приказов об их уничтожении до сих пор не наказаны?

Если от придорожных лесополос никакого вреда, кроме пользы, почему авторы приказов об их уничтожении до сих пор не наказаны?


О ЗАЩИТНЫХ полосах вдоль автомобильных дорог в последнее время можно услышать различные мнения. Одни предлагали от них избавиться, увеличив таким образом площадь сельхозугодий, другие, наоборот, ратуют за их сохранение, приводя в пользу этого убедительные аргументы. Эту проблему в письме в «СГ» затрагивал и житель деревни Доброгоща Жлобинского района Павел Ковальчук, в результате было опубликовано в «СГ» журналистское расследование «Деревья не скоро станут большими».

Сегодня мы продолжаем тему. Что по поводу придорожных полос думает наука? Какая от них польза и каковы потери от их уничтожения? Об этом — беседа с заведующим сектором мониторинга растительного мира Института экспериментальной ботаники имени В. Ф. Купревича Национальной академии наук Беларуси Александром СУДНИКОМ.



— Общая протяженность автомобильных дорог республики — более 86 тысяч километров. Почти 16 тысяч из них республиканские, а остальные — местного значения, — рассказывает Александр Владимирович. — На зимнее их содержание приходится около 40 процентов всех выделяемых дорожникам средств. Как показывает практика, самый лучший способ защиты — снегозадерживающие посадки. Однако часть их находится в неудовлетворительном состоянии и не полностью выполняет основные защитные функции. Только подбор ассортимента и создание насаждений соответствующей конструкции обеспечивают полное задержание приносимого к дорогам снега. Способность правильно созданных посадок к его задержанию — 25—200 кубических метров для однорядных полос и 250—300 — для двухрядных. Для сравнения: задерживающая способность щитов — 30—120 кубометров. 

— Александр Владимирович, в свое время с этой целью создано около пяти тысяч километров снегозадерживающих насаждений. В каком они состоянии и способны ли теперь выполнять свое предназначение? 

— За последние 10 лет их осталось меньше половины. И теперь проводится преимущественно санитарное удаление кустарников и деревьев, которые в аварийном состоянии или угрожают безопасности дорожного движения.

Ничего хорошего во всем этом я не вижу. Ведь посадки защищают не только дороги от снега и сильных ветров, способствуя снижению аварийности, но и прилегающие к ним населенные пункты, сельхозугодья от шума, загрязнения. А оно в связи с увеличением интенсивности движения транспорта и применения противогололедных реагентов существенно повысилось. Соли тяжелых металлов, сажа, окиси углерода и азота, тяжелые металлы — одни из наиболее опасных загрязнителей, поскольку обладают канцерогенными свойствами. 

При наличии защитных полос их распространение заметно сокращается. Кроны деревьев служат своего рода фильтром аэрозольных частиц и газов. По нашим исследованиям, при отсутствии на придорожных территориях защитного древесного барьера зимой в снегу, а летом в растительности отмечено значительное превышение тяжелых металлов и компонентов противогололедных реагентов на расстоянии до 300 метров от дороги. При этом наибольшая концентрация их приходится на 35—150 метров. Древесно-кустарниковые насаждения как раз и гарантируют соблюдение санитарных норм по загрязнению воздуха и почв на прилегающих территориях. 

— А если посмотреть на такие насаждения с точки зрения экономической эффективности – каковы потери в случае отсутствия защитных насаждений вдоль дорог? 

— Несколько лет назад мы сделали расчеты, и оказалось, что экономическая эффективность защитных насаждений в расчете на километр ежегодно составляла примерно 140 миллионов рублей по сравнению с обычной посыпкой противогололедными реагентами и 22 миллиона — по сравнению с установкой снегозащитных щитов. Экологическая эффективность экосистемных услуг одного километра защитных насаждений составляет более 1700 миллионов рублей. Теперь эти суммы, полагаю, будут больше. 

— Александр Владимирович, в последнее время сократилось и количество полезащитных полос на землях сельхозназначения. Какие здесь могут ожидать экологические и социальные последствия? 

— Защищать поля на осушенных землях у нас начали в шестидесятые годы прошлого столетия. Около семи тысяч гектаров полезащитных насаждений, или 94 процента, их заложено в 1970-е годы. И хотя инвентаризация не проводилась, но, по экспертным оценкам, площадь таких насаждений сократилась до полутора тысяч гектаров, то есть примерно в пять раз. А ведь за год гектар лесных полос отфильтровывает из воздуха 35—70 тонн пыли и оказывает защитное воздействие на 35—40 гектаров прилегающих пахотных земель. Аргументы сторонников того, что урожайность сельхозкультур при отсутствии полезащитных полос не изменилась или даже возросла, несостоятельны. Она увеличилась прежде всего за счет интенсификации производства и инноваций. По данным статистики, на защищенной лесными полосами площади урожайность зерновых, зернобобовых и технических культур увеличивается на 25—30 процентов, овощных и зеленой массы кормовых — на 35—40. Уверен, что на фоне нормального защитного лесоразведения прирост был бы еще выше, а затраты ниже. 

После 40—50 лет эксплуатации многие сохранившиеся лесозащитные полосы требуют ухода или реконструкции. Выборочное их обследование, проведенное Институтом леса НАН Беларуси в Гомельской области, показало, что около четверти их погибло или уничтожено, примерно 30 процентов требуют ремонта и реконструкции, 15 процентов выполняют защитные функции удовлетворительно, а остальным нужен уход. 

— Вы упомянули черные торфяные бури. К чему они приводят и сколько на этом теряет сельское хозяйство? 

— Большое количество мелиорированных земель в севообороте представлено в основном торфяно-болотными и торфяно-минеральными почвами. При их сельхозосвоении они беднеют, снижается плодородие. Потери органического вещества в годовом исчислении составляют 8—12 тонн на гектар, снос торфа при ветровой эрозии достигает 1—3 тонны. Распахивание дернины и регулярная обработка торфяных угодий ведут к разрушению структуры верхнего слоя. Ветровая подвижность одинаковых по объему торфяных частиц гораздо выше, чем минеральных. При скорости ветра 3,5 метра в секунду образуется поземка. За сорок лет на Полесье было около 350 пыльных бурь. Снос торфа на отдельных участках достигал 40 тонн с гектара. Выдуваются посевы зерновых и трав, понижается поверхность торфяников, сокращается бонитет почв. Поэтому лесозащитные полосы — это основное звено и незаменимый фильтр улучшения микроклиматической обстановки на полях севооборотов, способствующие повышению урожайности. Это важный компонент зеленой экономики. Для улучшения экологического состояния осушенных территорий, увеличения их продуктивности необходимо повышать уровень полезащитной лесистости как одного из важнейших факторов предотвращения деградации земель.

zybulko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости