Пятьдесят оттенков «Чайки»

Рецензия на спектакль «Чехов. Комедия. Чайка» режиссера Искандера Сакаева

«Чехов. Комедия. Чайка» Сакаева на голову выше всего того, что идет сегодня на минской сцене
«...Но вы в курсе, да? — посмотрела на меня поверх очков улыбчивая кассирша. — Постановка очень специфическая. Чтобы вы потом не возмущались». Сразу вспомнился Аркадий Райкин со сценкой про «специфический вкус». На душе повеселело. «А что, были прецеденты?» — уточнил я, засовывая счастливый билетик в верный девятый ряд в портмоне. «Несколько раз просили вернуть деньги». И мне показалось, что в голосе кассирши зазвучали нотки гордости.

Ну лучшей рекламы премьере Белорусского государственного молодежного театра «Чехов. Комедия. Чайка» в постановке молодого российского режиссера Искандера Сакаева и придумать было трудно. Что же он там такого наворотил?

Первый звоночек уколол меня уже в фойе. Давненько не видел в театральном зале столько селебрити. Хороший знак. Вышли из тени серые кардиналы, слетелись орлы, вылезли из пещер львы и куропатки. Актер Купаловского театра Игорь Денисов в ожерелье очаровательных спутниц. Эвелина Сакуро, некогда начинавшая карьеру в Молодежном, посетила премьеру со всем своим интеллигентным семейством. Кажется, искренне радовалась и за роскошное новое здание театра, и за новую постановку. Зубодробительная профессура, железобетонная мысль академическая была представлена Ричардом Смольским и Григорием Боровиком. Думаю, и стар и млад в тот вечер получили достаточно поводов для размышлений.

Напористый Сакаев основательно встряхнул наше болото. Спектакля такой изобретательности и выдумки давно не видывал. В пафосных залах, поддавшихся коммерциализации, такой театр, свободный от оков и стереотипов, уже встретишь нечасто. Молодняк подсел на вербатим. А тут — все другое.

Искандер Сакаев собрал лучшие актерские силы Молодежного и поставил перед ними четкие и конкретные задачи. Этот хаос продуман с математической точностью. Каждый поет свою мелодию в общем хоре.

Завораживает расхристанный Тригорин в исполнении Евгения Ивковича. То ли этот дядька еще не отошел от вчерашнего, то ли, как говорится уже «поймал звезду», то ли просто презрел законы гравитации и напрямую общается с космосом. В актерской игре Ивковича столько эмоциональных перепадов и совершенно неожиданных ходов, что им невозможно не залюбоваться.

Совершеннейшего диктатора в юбке изобразила Наталья Онищенко: ее Аркадина — тиран, и тирания ее тотальна. Давно не помню такой уничижительной трактовки Нины Заречной, — ее «спектакль» у колдовского озера — отдельный комический дивертисмент. Любопытно, что Заречную играют сразу две актрисы.

Единственный, кто, кажется, относится серьезно ко всему происходящему, — это Треплев Дмитрия Богославского. Богославский — сам автор пьес, которые идут сегодня и в РТБД, и в Купаловском, и в московском театре им. Маяковского. Так что не понаслышке знает, что такое муки творчества. За новые формы он тоже глотку перегрызет.

Как ни уверяет доктор Дорн Александра Пашкевича, что стар и давно отошел от мирских удовольствий, от поклонниц ему не отбиться. Ну и, конечно же, на полную катушку режиссер использует комический дар харизматичного Ивана Щетко (Шамраев) и лидера группы «Кассиопея» Ильи Черепко–Самохвалова (Медведенко).

Спектакль избыточен, его можно разглядывать как дорогую фреску, но остаться к нему равнодушным нельзя. Понимал тех, кто, раскрасневшись, возмущенно размахивая руками, уходил в антракте. Понимал тех, кто, раскрасневшись и возмущенно размахивая руками, оставался на второе действие. Как говорится, не только мы смотрим спектакли, но и спектакли нас?

В сухом остатке «Чехов. Комедия. Чайка» Сакаева по своей композиционной структуре и художественной целостности на голову выше всего того, что идет сегодня на минской сцене. А то и на две.

Удивительная пьеса Чехова открыта для любых интерпретаций. Она может быть превращена в степенную деревенскую пастораль, как экранизации Юлия Карасика или Маргариты Тереховой, саркастический и отталкивающий гиньоль, как «Чайка» Константина Богомолова, в моднейший театральный эксперимент на свежем воздухе, как у Валерия Анисенко.

Каждый раз в пьесе будут новые оттенки. Главное, чтобы сам режиссер определился со своим отношением к героям, тогда и любая, самая эксцентричная версия выглядит достоверной и единственно возможной.

Добрый зритель в 9–м ряду.

Советская Белоруссия № 10 (24640). Вторник, 20 января 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?