Пьян и очень опасен

Как отбывают наказание осужденные по "водительской" статье. Репортаж из колонии

Двухлетнего Матвея убил родной отец. По неосторожности: сел пьяным за руль. Машина не проехала и километра — занос, двойное «сальто», и автомобиль оказывается в кювете. Все, кто был в салоне, выжили — все, кроме Матвея... Дальше — похороны, муки совести и суд. Теперь папа мальчика, Сергей Нестерович, находясь в Горецкой исправительной колонии–поселении № 16, говорит мне о том, что никогда не простит себе тот бездумный поступок...


В «шестнадцатке» более 200 бывших водителей. Они здесь за нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека или причинение ему тяжких увечий. Почти 70 процентов из этих «аварийщиков» сели за руль нетрезвыми. Среди них есть люди, которых искренне тяготит случившееся. Другие винят кого угодно, только не собственную безответственность.

Цена мгновения

Нестеровичу всего 22 года, жил в деревне в Гродненской области. В юности встретил свою любовь, и та ответила взаимностью. В 18 лет поженились, в семье появился сынишка. «Все вроде складывалось хорошо, — рассказывал мне свою историю Сергей. — Как–то к нам приехали погостить родственники. Сели, выпили за встречу. Потом оказалось, что забыли съездить за продуктами. А поскольку до магазина километров 10, взяли машину». За руль посадили менее пьяного, Сергея. Жена с ребенком сели сзади, другие пассажиры расположились на свободных местах. Водитель пристегнулся, остальные нет. «Проехали мы всего метров 600, и я, не понимаю как, отвлекся. Резкий занос влево, машина несколько раз перевернулась и вылетела в кювет. Супруга кричит: «Сын! Сын!» А что сын? Я ничего не соображаю, видно, головой ударился. Помню, что машинально взял у нее из рук Матвея, он был в крови, не двигался. Что делать, я не знал. Понимал только, что нужно скорее в больницу, там спасут».

До больницы добирались попуткой. Все то время, что ехали, Сергей бережно держал малыша на руках, боясь навредить малейшим движением. Так до момента, пока в приемном покое ребенка не забрали медики. О том, что сына больше нет, отцу сообщил уже допрашивавший его оперативник. «Допросы, суд и колония — все это в моей жизни проходит как бы фоном. Каждый день перед глазами — мой умирающий ребенок. Это очень тяжело... Ведь это я его... своими руками. Как с этим жить? Как начинать все заново?.. Каждому водителю следует зарубить на носу: когда выпивший, решаешь не ты, за тебя решает водка, тебе лишь кажется, что контролируешь ситуацию». Нестерович был осужден на 4 с половиной года колонии–поселения. Говорит, что раскаивается и первое, что сделает, освободившись, — сходит на могилку к сыну. С супругой он с того рокового дня больше не виделся, семья распалась.

Фото sudexpert.gov.by

Дальше — без друга

«Пьяные» аварии в последнее время все чаще случаются по вине молодежи, констатирует начальник ИКП–16 Александр Кузьменков. Если раньше виновниками ДТП в основном были 30 — 40–летние граждане, то теперь это молодые люди в возрасте до 30 лет... Легко, своей ногой в модном ботинке сразу две жизни растоптал Никита Корольчук. Тоже по неосторожности. Ему 19 лет. Сейчас он, недавний первокурсник, рассказывал мне о своих и друга Жени успехах в учебе в колледже связи, любимых девушках и амбициозных планах на жизнь. И все могло бы сбыться, если бы не та трагедия в конце прошлого года.

— Права я получил недавно, за рулем до того дня почти не сидел,
— начал свою исповедь осужденный Корольчук. — Работая в автосервисе и подхалтуривая дополнительно, купил дешевую, но сносную машину... Тем вечером отмечали Женин день рождения, и он предложил: «Покатаемся?» Я согласился, несмотря на то что уже выпил. Думал, что ничего страшного не произойдет. Ну а дальше я не рассчитал скорость, задумался и Т–образный перекресток заметил слишком поздно. Выжал педаль тормоза, автомобиль повело. Помню, как врезался в знак, наверное, потерял сознание. Когда пришел в себя, услышал хруст стекла. Друга рядом в салоне не было.

Женя вылетел через лобовое стекло, руки и туловище лежали на капоте, ноги — на бардачке. Никита стащил парня на землю, как умел, пытался сделать непрямой массаж сердца и остановить кровь. Вскоре над пострадавшим на месте аварии колдовали медработники, в итоге обронив: «Труп». Водителя отвезли на медосвидетельствование, затем были допросы и судебное решение: три года колонии. Родителям обоих первокурсников о происшествии сообщили сотрудники ГАИ. Первое, что сделал отец Никиты, встретившись с ним после аварии, отвесил смачный подзатыльник, а потом сильно обнял:  «Как ты мог...» Понимает ли горе–водитель в свои 19 всю тяжесть преступления, сказать сложно. Пройдет время, и он заживет по–новому. Друга он этого шанса лишил.


Запоздалое раскаяние

Явно не о жизни под конвоем в казенном доме мечтал в свои 23 года витебчанин Александр Самусенко. Он вспоминает: «Как обычно, в выходной мы отдыхали на даче с друзьями. Пошли в баньку, выпили по пиву. Продолжили в соседней деревне, дома у знакомого, а затем возле клуба. Приятель, который до этого был у нас за водителя (так как не пил), ушел домой, он человек семейный, и остальным пришлось добираться до дома пешим ходом. Собирался и я, но вижу, Олег, друг мой, от количества выпитого уже никакой. Тогда я положил его на заднее сиденье, сам сел за руль. Было темно, дорога прямая. Я ехал на скорости километров 80, но вдруг автомобиль подбросило, как на трамплине (на дороге была небольшая впадина), занесло — и в дерево. Мы оба потеряли сознание... Я очнулся, когда меня доставали из машины. Видел, как вытаскивали Олега... Только в «скорой» я понял, что он жив, по тяжелому дыханию и стонам».

В крови водителя было 1,8 промилле алкоголя. И вот Александр — в колонии, Олег навсегда прикован к постели, в лучшем случае со временем — к инвалидному креслу. И это в 20 лет. Теперь, глядя в пол, Саша говорил мне, что и сам всегда презирал пьяных ездоков и не понимает, как его угораздило оказаться в их числе: «Если бы знал, как обернется, на плечах бы понес друга домой... В колонии есть время подумать о случившемся. Да и за работой как–то легче. Тружусь на пилораме сортировщиком–упаковщиком. Сам себе готовлю, покупаю продукты. В магазин, на почту — по распорядку и в сопровождении. В комнате, где живу, 8 человек. Разговоры у нас о разном: кто планы строит, кто совсем поник — все разрушила пьяная авария. Сяду ли за руль снова? Не знаю. Но выпившим точно никогда».

Осужденные Горецкой колонии — исключительно мужчины (женщин по аналогичной статье направляют в Ветковскую ИКП). Здесь и люди с не  одним высшим образованием и высокооплачиваемой до аварии работой, и простые работяги, окончившие родную сельскую школу, белорусы и приезжие. В планы каждого из них свои коррективы внесли алкоголь и безрассудство. Мои собеседники говорят, что в колонии стараются ничего не нарушить, чтобы поскорее покинуть казенные стены, получить условно–досрочное освобождение, перевестись на домашнюю «химию». Хотя прекрасно понимают, что жуткие мгновения трагедии, случившейся по их вине, никогда не забыть и ничего не исправить. И это куда более суровое наказание — оно на всю жизнь.



ЖИЗНЬ В КОЛОНИИ

Начальник ИКП–16 Александр Кузьменков:

— Горецкая колония — единственное в стране закрытое исправительное учреждение, где «аварийщики» отбывают наказание за преступления по неосторожности. В отличие от других колоний здесь нет ярко выраженных атрибутов лишения свободы, вроде камер с железными засовами, глазками и прочим. Свобода тут, скорее, ограничена.

В ИКП–16 осужденные проживают в общежитии, в комнатах по семь — восемь человек. Соседствуют мирно. Сами стирают, убирают, готовят себе еду. Деньгами распоряжаются без ограничений, под конвоем ходят в магазин за покупками, на почту и на работу. Трудятся в разных организациях, в основном на новостройках города и района. Простенькие мобильные телефоны для здешних осужденных разрешены, интернет запрещен... Раскаиваются ли бывшие водители в случившемся? Думаю, что да. По крайней мере, повторно к нам попадают единицы.

КСТАТИ

За первые два месяца 2018 года в стране в поле зрения ГАИ попали 2.837 автомобилистов, которые в первый раз вели машину в нетрезвом состоянии, повторно задержаны 120 человек (теперь уже фигурантов уголовных дел). Только в Минской области с начала года за повторное «пьяное вождение» конфисковано 25 автомобилей.

gladkaya@sb.by

Фамилии осужденных изменены.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала ДИН МВД.

Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Загрузка...