Путешествие в Израиль

КТО-ТО полагает, что на Земле Обетованной вполне можно вылечиться от легких или тяжких недугов молитвами. Ну и где еще, как не здесь? Культовых учреждений по всей стране предостаточно, а если требуется что-то особенное, проверенное тысячелетиями, то нужно отправиться в Иерусалим. Специальная экскурсия, пользующаяся неизменным успехом — как у приезжих, так и у местных — «Иерусалим — город трех религий» (имеются в виду религии иудейская, христианская и мусульманская) — поможет в течение дня прикоснуться к святыням, и не исключено, заручиться поддержкой Всевышнего в части исцеления. В этом городе каждый камень, отполированный миллионами ступней, коленей и ладоней, — намоленный, священный. И мест, где можно помолиться о своем здравии и своих близких, загадать соответствующее желание — не счесть.

Что удивило белорусского журналиста на Земле Обетованной?

КТО-ТО полагает, что на Земле Обетованной вполне можно вылечиться от легких или тяжких недугов молитвами. Ну и где еще, как не здесь? Культовых учреждений по всей стране предостаточно, а если требуется что-то особенное, проверенное тысячелетиями, то нужно отправиться в Иерусалим. Специальная экскурсия, пользующаяся неизменным успехом — как у приезжих, так и у местных — «Иерусалим — город трех религий» (имеются в виду религии иудейская, христианская и мусульманская) — поможет в течение дня прикоснуться к святыням, и не исключено, заручиться поддержкой Всевышнего в части исцеления. В этом городе каждый камень, отполированный миллионами ступней, коленей и ладоней, — намоленный, священный. И мест, где можно помолиться о своем здравии и своих близких, загадать соответствующее желание — не счесть.

Продолжение. Начало в номере за 29 июня с. г.

Часть II

ЛИЧНО у меня было чувство, что достаточно попасть в историческую часть города, как уже можно в любом месте возносить молитвы, просить прощения за содеянные грехи, и тебе воздастся. Ну а у Стены плача вера в то, что невозможное возможно, что потаенное желание непременно сбудется, здесь — судя по оставленным в Стене записочкам — не оставляет людей ни на минуту.  Считается, что это  святое место — часть длиной 485 м древней стены вокруг западного склона Храмовой Горы — не только для иудеев, но и для других конфессий находится ближе всего к Богу — одному единственному Богу для любого человека любой религии. В этом есть что-то необъяснимое с рациональной точки зрения, но и в самом деле многие мечты сбываются, либо это просто невероятное стечение обстоятельств.

— Когда я стояла у Стены плача, почувствовала особую энергетику. Как будто волна прошла сквозь тело. Есть в этом месте что-то мистическое, — рассказывала мне попутчица из Полоцка в самолете Минск —Тель-Авив. — Хотите  верьте, хотите  нет, но два года назад мое самое заветное желание сбылось только после того, как просила о его исполнении у Стены плача. Произошло настоящее чудо: у моей дочери родился ребенок, хотя врачи уже вынесли приговор — бездетность. Рассказывали мне и о чудесном избавлении от тяжелых недугов после многочасовых молитв.

Но все же, если к делу подходить с позиций человека цивилизованного, то молитвами от всяких тяжких хворей не избавишься. Иначе, согласитесь,  где-где, но в Израиле уж точно не было бы необходимости в строительстве суперсовременных клиник, подготовке по высшему разряду медперсонала и врачей, продуманной до мелочей организации медпомощи. Приходи себе в храм или синагогу, мечеть — и прощайся с болезнями. У кого-то это и в самом деле превосходно получается. Но что делать, скажем, атеисту (как ни удивительно, но  попадались мне на Святой земле и такие люди)? Так вот, и для безбожников, и смиренных прихожан, и для ортодоксов, и кого угодно создана система медицинской помощи, в которой всем правит здравый смысл, или целесообразность.

ДА, это уже стало притчей во языцех, что медицина в Израиле считается одной из лучших в мире, а само лечение — сочетание последних технологий, профессионального подхода и новейших препаратов. Но организован сам «здравоохранительный» процесс так, что ни минуты, ни секунды лишней не будет затрачено на больного, если это не продиктовано логикой его лечения. Не стоит рассчитывать, что пациента положат в больницу на несколько недель, что называется, на полное довольствие. Сделали операцию с помощью суперсовременных и малотравматичных технологий — и будь свободен ровно через столько часов и дней, сколько полагается в каждом конкретном случае. Родила — и через 2—3 дня начинай растить младенца дома (а через неделю-другую — и на работу, хотя по закону декретный отпуск 12 недель, женщина может выйти и раньше).

Тем не менее различные законы защищают права больных. И только пациент — и никто иной — в центре лечебного процесса. В Израиле есть целая система разных поликлиник, называются больничные кассы — они действуют в рамках госпрограммы обязательного медицинского страхования. Есть различные пакеты, один из дорогих — если брать семью из двух взрослых и двоих детей — 200 шекелей (1 доллар — 3,7 шекеля) в месяц, а есть и дешевле. Всего таких касс четыре, все жестко контролируются государством. А самая крупная и старейшая из них — «Клалит». Основана в 1911 году профсоюзом сельскохозяйственных рабочих. Любопытно, что первая поликлиника этой кассы, обслуживающая больных, организована возле Петах-Тиквы, в которой я жила, и размещалась в обычной палатке. А сегодня «Клалит» владеет десятками больниц и тысячами поликлиник по всему Израилю.

ЕСЛИ же говорить о поликлинической помощи, то здесь все удивляет своей продуманностью и трепетным отношением к пациенту. Как вы думаете, житель Израиля будет смиренно сидеть в поликлинике в очередях, сдавая анализы и прочее? Ни за что! Записаться на прием можно, как и у нас, позвонив с утра в поликлинику (там помогут соединить и с лечащим врачом напрямую). Причем именно к тому специалисту, с которым хотят встретиться, а не с тем, к кому придется. Обычно люди здесь хорошо знакомы с врачами поликлиники и знают, что и от кого ожидать. Бывает и такое, что, например, «своего» кардиолога или терапевта будешь ждать месяц, пока у того освободится время для вас. Если же к специалисту хочется быстрее, всегда найдется кто-то посвободнее.

Сам прием у врача — строго по указанному времени. Максимум, что проведешь в очереди — 5—7 минут, да еще в обставленном с комфортом фойе, где смотри себе телевизор и пей воду. Доктору при входе в кабинет нужно дать свою магнитную карточку, без которой не обходится даже простой прием у врача (обычно платный, покрываемый страховкой). Он ее «просвечивает» через свой компьютер и сразу видит все данные по истории болезни пациента: все анализы, все лекарства, которые он назначает. Никакой бумажной волокиты. Измерил температуру, заполнил показания в базе данных, тут же распечатал рецепт и дал направление. Все время приема — в среднем 10 минут. И нет такого, чтобы врач отказался дать больничный. Но, как правило, сами больные их берут, только когда прихватит всерьез — ведь в Израиле количество оплачиваемых больничных дней в году ограничено.

ЕСТЬ и такая интересная медуслуга. Каждому жителю Израиля раз в год по почте домой приходит тестер — в целях профилактики раковых заболеваний. Это конверт уже с нужным адресом с металлизированным покрытием, который потом просто закрывается и бросается в обычный почтовый ящик. Результат анализа приходит пациенту на его электронную почту и его семейному врачу, и если вдруг анализ плохой, то семейный  врач   вызовет вас на прием. Невероятно удобно и гуманно. Кстати, семейного врача каждый человек выбирает себе сам, а не нравиться — можешь поменять.

Все компьютеризировано от и до. Даже с результатами анализов пациент уже может ознакомиться сразу через несколько часов после их сдачи — получает информацию на свой е-мэйл. Но он же не специалист — что он там разберет? Все очень просто — есть в результатах такая графа, как «норма». Она окрашена в желтый цвет. А любое отклонение отмечено красной полоской. Так что разобрать что к чему сможет каждый. По крайней мере, человек встревожится, если вдруг увидит в результатах только красный цвет. Впрочем, в самых тяжелых и неприятных случаях семейный врач в тот же день, когда были сданы анализы, свяжется с пациентом и пригласит его на прием, чтобы обсудить и предложить методы лечения.

Как таковых аптек в Израиле не найдете. В основном они все находятся при медучреждениях, где можно сразу, получив рецепт, приобрести положенные препараты. Причем с учетом пакета медстраховки стоимость будет невысока. Дело в том, что в стране строжайше запрещено продавать лекарства без рецептов. Кроме разве что самых элементарных и безобидных — типа парацетамола, валерьянки, корвалола (есть сеть магазинов «Суперфарм», где ими торгуют наряду с косметикой и парфюмерией). Более всего доверяют израильским лекарствам.

— После того как я «ознакомилась» с эффективными местными препаратами, у меня нет никакого желания покупать чьи-то другие. Я не помню ни одного скандала, связанного с негативным эффектом от применения израильских лекарств, — говорила мне Лариса. — Их надежность стопроцентная, поскольку производство контролируется с помощью, я бы сказала, ультратехнологий.

Неужели сфера здравоохранения столь безупречна, что нельзя ни к чему придраться?

— Лично меня устраивает ее высочайший уровень. Но это касается в основном серьезного лечения, сферы высоких технологий, — продолжает Лариса. — А вот то, что происходит на «бытовом», как мы это называем, уровне, порой изумляет. Здесь до последнего могут лечить таблеткой парацетамола — даже если больной пришел с высокой температурой и признаками какого-то серьезного заболевания. И только если видят, что дело совсем худо, начинают применять свои технологии. Я вспоминаю случай, когда моя дочь Ирина вернулась из Иордании с сильнейшим отравлением. В больницу ее не принимали до последнего — мол, само пройдет, выпейте парацетамольчик. Но когда стало понятно, что дело пахнет реанимацией, тут же взялись за ее лечение основательно. Несколько человек не отходили от нее ни на шаг. Ночью дежурили. В общем, делали все, и пока не поставили на ноги, контролировали ее состояние каждую секунду. Лечение все это в конечном итоге обошлось в символическую сумму. Но моя Ирина до сих пор не может забыть этот «парацетамольчик»…

А вот вызов скорой помощи, по белорусским меркам, — дорогое удовольствие. Обычная «белая» карета «скорой помощи» стоит от 250 до 450 шекелей за вызов. Исключение — случаи, повлекшие госпитализацию более чем на сутки, тогда оплата обеспечивается страховкой. Вызов «оранжевой» кареты — это реанимация — стоит около 750 шекелей, но во многих городах муниципалитеты участвуют в оплате, и больной вносит меньше половины этой суммы. Небогатые старики могут также воспользоваться услугами нескольких так называемых «русских» медцентров, где есть своя «скорая», но здесь нужен оплаченный абонемент, то есть договор с центром о ежемесячной плате от 60 до 90 шекелей на одну семью. Это недорого. На вызов приезжают врач с медсестрой. А если случай тяжелый, то сами вызывают карету скорой помощи, и для больного такой вызов  бесплатный.

В чем же тут забота о ближнем и комфорт, спросите вы? Во-первых, тут десять раз подумаешь, прежде чем начнешь травить себя алкоголем и никотином (в таком непростом климате склонность к порочным привычкам у многих улетучивается сама собой). Во-вторых, хочешь  не хочешь, а научишься правильно питаться, неспроста овощи и фрукты в рационе любого израильтянина — святое. В-третьих, ближе к старости, когда всякие недуги начинают одолевать, начинаешь волей-неволей дружить с физкультурой (смотреть Часть I моих путевых заметок).

Впрочем, приобщаться к физкультуре и спорту граждане Израиля в подавляющем своем большинстве начинают еще в армии. ЦАХАЛ («Цва Хагана ле Исраэль»), что в переводе означает «Армия обороны Израиля».  Но об этом — в следующей части путевых заметок.

Анжелика МИЛЬТО, «БН»

(Продолжение следует.)

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?