Шахматная жизнь в стране не утихает

Путь в короли

Время не поставишь на паузу и не запрешь в карантин — весна надвигается на нас своей прекрасной солнечной стороной, заставляя быть оптимистами. Спортивная жизнь в стране, хоть и слегка притаившись, тоже продолжает двигаться вперед. Шахматисты, например, соблюдая все предписанные меры осторожности, все так же морщат свои мощные умы, решая задачки, изучая дебюты и страдая над эндшпилями. 

Александр Рустемов (на переднем плане) и один из лучших молодых шахматистов страны Вячеслав Зарубицкий.
Фото Игоря КЛЕВКО

Один из лучших в мире теоретиков игры Владимир Тукмаков, который уже не первый год занимается с нашей мужской командой и самыми талантливыми юношами, добраться до Минска не сумел. Сами понимаете почему. Однако без тренера и тренировок парни все равно не остались: в Белорусской федерации быстро сориентировались и пригласили в качестве наставника еще одного видного знатока шахматной мысли — гроссмейстера Александра Рустемова. 

В просторном зале Школы шахмат ФИДЕ, где идут занятия, атмосфера шикарная: сложные этюды на доске подрастающие звездочки белорусских шахмат решают с настроением веселым, бодрым, не предаваясь унынию. Рустемов тоже излучает позитив. В тренерском мире его имя хорошо известно: он долго работал с россиянином Александром Морозевичем, когда тот был на пике своей карьеры и являлся вторым номером мирового рейтинга, возглавлял женскую сборную России и персонально занимался с чемпионкой мира — знаменитой шахматной дивой Александрой Костенюк. В общем, титулов и знаний хватает. И весь свой багаж он теперь охотно передает нашим будущим гроссмейстерам. А в паузе между занятиями Александр Рустемов нашел время и для беседы. 

— Мурманск далеко не шахматная Мекка. Вы самый крутой шахматист из этого города? Или есть покруче?

— Трудно сказать… Наверное, самый, хоть и прозвучит это нескромно. Точно знаю, что, когда я только стал заниматься, в Мурманске не было не то что гроссмейстеров, а даже ни одного международного мастера. Потом наше поколение подросло, и ситуацию поправили Денис Евсеев, Владимир Бурмакин и я. И еще трехкратная чемпионка Европы Валентина Гунина. Вот, собственно, и весь цвет мурманских шахмат. 

— Странно, что вы не стали лыжником или биатлонистом…

— Да, для этого были все условия: с сентября по апрель в Мурманске зима. Потому и олимпийских чемпионов хватает. Я тоже, конечно, на лыжах ходил — там все ходят. Но шахматы как-то оказались ближе. 

— В 1994 году вы впервые приехали в Минск: перевелись в наш Институт физкультуры, который и окончили. Почему выбрали именно минский ИФК?

— У него была очень крепкая шахматная репутация. Кафедру шахмат в то время возглавлял Леонид Бондарь, а я был молодым и перспективным. Мне пообещали хорошие условия и попутный ветер — не слишком обременяли учебой, давая заниматься и играть. А что еще молодому шахматисту надо? Так что долго не раздумывал.

— В итоге нашли здесь свою судьбу — женились и обосновались. 

— К слову, с супругой познакомились именно тут, в этом здании старого корпуса ИФК, где сейчас я занимаюсь с подрастающим поколением белорусских шахматистов, где находятся Школа ФИДЕ и Федерация шахмат. 

— Насколько знаю, ваш конек — это блиц. Вы, даже будучи студентом, деньги на этом зарабатывали…

— Да, это был период моей учебы в Москве. Время сложное, перестроечное. Стипендия была пять долларов. Этого хватало на два-три дня. И только на сигареты. Вот и приходилось крутиться. Мне было 18. Кроме шахмат, я ничего не умел, а потому выходил в парк, где собиралось много любителей, и играл с ними на деньги в блиц. Первое время, пока меня никто не знал и всерьез не воспринимал, дело шло отлично — побеждал и зарабатывал. А потом стало сложнее: играть со мной уже никто не хотел. Но однажды появился новый противник. Незаметный такой человек в изношенной мешковатой футболке, невысокого роста и очень похожий на бомжа. К тому же явно с похмелья. Мы сели за доску, но, к моему большому удивлению, я проигрался в пух и прах — 2:8. Весь следующий день я искал его, чтобы отомстить, но проиграл с аналогичным счетом.

— Это был всемирно известный блицор Валентин Арбаков?

— Да, но я не мог тогда понять, что происходит. Уже потом все встало на свои места: Арбаков — настоящая легенда игры в блиц. Он давал фору мастерам — минуту против пяти. И побеждал! Уникум. Сегодня себе такое даже представить трудно — феноменально играл. Выполнил потом норму гроссмейстера, но, к сожалению, страсть к выпивке его погубила — рано ушел из жизни. 

— Вы тоже в блице были докой: обыгрывали даже Гарри Каспарова!

— Было дело. Я еще в студентах-мастерах ходил, а Каспаров пребывал в самом соку — действующий чемпион мира! Играли сильный блицтурнир, собралось больше ста гроссмейстеров. Мне удалось попасть в финал, и когда узнал, что предстоит сразиться с самим Каспаровым, не спал всю ночь. Волновался. Но так получилось, что смог его обыграть. Воспринял это для себя как знак, что двигаюсь в верном направлении. Появилась мотивация, воодушевление. 

— А вы в знаменитых чемпионских матчах болели за Карпова или за Каспарова?

— За Каспарова, конечно. За него все молодое поколение переживало, он был символом перемен, и нам это очень нравилось. Хотя по стилю мне гораздо ближе Карпов.

— А действующий чемпион мира Магнус Карлсен — это фигура сопоставимая с ними в историческом масштабе?

— Безусловно. Я даже начинаю думать, что Карлсен более велик, чем все его предшественники. Моя тройка наиболее великих шахматистов всех времен — это Карлсен, Каспаров и Фишер. 

— Кстати, из-за пандемии был недавно прерван турнир претендентов, на котором должен был определиться очередной соперник Карлсена. После 8 туров лидировали Ян Непомнящий и Максим Вашье-Лаграв. Они способны отобрать корону у норвежца?

— Вообще-то моими фаворитами были Дин Лижэнь и Фабиано Каруана. Но оба, мягко говоря, не блистали. И знаете, я думаю, что Карлсен в ближайшее время титул чемпиона никому не отдаст. Обыграет его шахматист из другого, нового поколения. 

— Будем ждать, пока подрастет ваш 13-летний минский воспитанник Денис Лазовик?

— Было бы неплохо. Денис — парень талантливый, 9-й номер мирового рейтинга в своем возрасте. Но вырастет ли из него настоящая суперзвезда — вопрос сложный. Тут все будет зависеть от его усердия. 

— А что главное в современных шахматах — талант или работоспособность? В футболе, например, говорят, что для успеха нужно прежде всего трудолюбие. Это 90 процентов успеха. А талант — оставшиеся 10. 

— Согласен. Точно так же и в шахматах. Природа сама делает естественный отбор. Если у тебя нет данных, то ты никогда не вый­дешь даже на уровень БАТЭ, там ведь тоже далеко не «топоры» играют. А есть такие суперталанты, как Александр Глеб. Но если бы он не работал над собой, то никогда не вырос бы выше БАТЭ. Все взаимосвязано.

s_kanashyts@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...