«Путь Франца и Полины на экран растянулся на 13 лет…»

Наталья   Адамович надеется,   что   новый фильм,   созданный   по   сценарию   ее   отца, вернет   внимание   и   к   его   прозе

Наталья   Адамович надеется,   что   новый фильм,   созданный   по   сценарию   ее   отца, вернет   внимание   и   к   его   прозе

На прошедшем Минском Международном кинофестивале «Лiстапад» появления фильма «Франц+Полина» по повести Алеся Адамовича ждали с особым вниманием. Ведь уже с премьерного выхода на экран о нем стали говорить, как о самой белорусской картине последнего десятилетия. В
ней действительно присутствует национальный дух, звучит белорусская речь и задействован солидный белорусский потенциал – сценарий классика белорусской  литературы, несколько белорусских актеров, художник-постановщик, художник по костюмам, вся творческая группа, картина полностью снималась под Минском. Но создана она российским режиссером и на российские деньги.  «Франц+Полина» — первый полнометражный
проект знаменитой сериалами ханты-мансийской кинокомпании «Юрга-фильм» и дебютная работа в большом кино известного московского клипмейкера  Михаила Сегала, главные роли в которой исполнили московская актриса  Светлана Иванова и немец Адриан Тополь. 

Фильм «Франц+Полина» уже отмечен на нескольких кинофестивалях в России и Германии. Заметили его и на «Лiстападзе». Среди 20 конкурсных картин он занял четвертое место в зрительском рейтинге, его режиссеру и оператору международное жюри кинематографистов отдало два приза — имени Виктора Турова и имени Юрия Марухина, а жюри кинопрессы – специальный диплом. 

Об истории создания фильма мы беседуем с дочерью автора сценария Натальей Адамович

— Наталья Александрова, знаю, что путь к экрану повести «Немой», по которой написан сценарий картины, был очень непростым. 

— Он растянулся на 13 лет и был безумно трудным, даже трагическим. Повесть отец напечатал почти за год до смерти, сценарий по ней сделал в 1993 году. Предполагалось, что снимать его будет мой муж-режиссер, но через два года после смерти отца он умер. Еще через несколько лет за сценарий брался Юрий Марухин и, к сожалению, тоже умер. После этого никто в Беларуси сценарием не заинтересовался, хотя мы с другом моего мужа, белорусским продюсером Сергеем Исаковым, его предлагали. На кинокомпанию «Юрга-фильм» и Олега Урушева в конце 2003 года вышли волей случая, и совершенно неожиданно сценарием он  заинтересовался. Начинал картину молодой белорусский режиссер, не буду называть фамилию, с ним она не состоялась, только полгода впустую потеряли. Предложили другого – но он не устроил российского продюсера. А время уходило. Стали срочно искать замену. Выбор Олега Урушева пал на Михаила Сегала. Картину делали в экстренном режиме – без выходных сняли за четыре месяца. 

— Сценарий в Россию вы отдавали без тени сомнения? 

— Я очень боялась, что, если «отпущу» сценарий, уже не смогу за ним как-то проследить и это будет уже не Адамович. Поэтому, когда три года назад мы встретились с продюсером в Москве, одним из моих условий было снимать в Беларуси и с белорусской творческой группой. Олег Урушев со мной согласился, за что я ему благодарна. 

— А режиссер к вашему мнению прислушивался? 

— Раза три-четыре я присутствовала на съемках. Они проходили на Березине под Борисовом и недалеко от Минска — на Дубровинском водохранилище возле деревни Прилепы. Режиссер меня слушал месяца два, а потом решил, что дальше будет все делать сам. 

— Результатом на экране вы довольны? 

— Ощущение двоякое. Не могу сказать, что фильм плохой. Но ведь всегда хочется, чтобы было еще лучше. Например, на мой взгляд, он излишне затянут, не состыкованы, недоработаны некоторые сцены. Но мои претензии – это мои претензии, о них я могу говорить и спорить.  Главное, зритель фильм принимает, и что особенно удивительно – зритель молодой, несмотря на то, что фильм о событиях военного времени. Кроме того, режиссеру удалось сохранить основную идею повести. Словами Адамовича: задача всех людей на земле, вне веры, вне национальности, быть, прежде всего, братьями друг другу в любой ситуации. Эпиграф повести – «Я тебя защищу». И в фильме этот посыл есть. Любовь к героям приходит потом. Всю жизнь они защищают друг друга. 

Кстати, в фильме только полсценария Адамовича, его военная часть. Надеюсь, что еще будет сниматься и вторая, которая  рассказывает о жизни Полины и Франца вплоть до 90-х годов. 

— С выбором главных героев вы были согласны? 

— Если честно, когда мне сказали, что играть главную героиню будет актриса из Москвы, я была в растерянности, потому что 16-летней Полиной мне виделась только белорусочка. Однако белорусские актрисы, которых предлагали на роль, режиссера не устраивали. Михаил, как опытный клипмейкер,  очень тщательно подбирал лица, и, на мой взгляд, у него получилось удивительно точное попадание с главными героями. Полину сыграла тогда еще студентка ВГИКа Светлана Иванова. Кстати, в том, чтобы заговорить по-белорусски, ей много помогала актриса Купаловского театра Тамара Миронова, которая играет в фильме мать Полины, Кучериху. За роль Полины Светлана уже отмечена на нескольких кинофестивалях, после премьеры фильма в Москве она стала очень востребованной молодой актрисой. Адриана Тополя выбрали из пяти предложенных немецких актеров. И он, и Светлана со своей задачей, на мой взгляд, справились. Их героям на экране я верю и теперь уже не могу представить Франца и Полину другими. 

— Насколько реальна эта история – любовь юной белорусской девушки и молодого немца, который пришел в ее родную деревню с намерением сжечь всех жителей? 

— Отец хорошо знал войну, много изучал эту тему, работая еще над знаменитой документальной повестью «Я из огненной деревни», созданной в соавторстве с Янкой Брылем и Владимиром Колесником. Ситуация, на фоне которой разворачиваются события фильма, не выдумана. Все знают, как сгорела Хатынь, — фашисты пришли и сожгли все и всех. Но позже бывало и иначе. Когда наученные горьким опытом люди стали прятаться по лесам, немцами был разработан другой вариант —  они приходили, селились по хатам, проходила неделя-вторая, а порой и месяц вроде бы в мирном соседстве с местными жителями прежде, чем план по уничтожению деревни ими осуществлялся. Это и показано в фильме. Конкретная история Франца и Полины  вымышленная. Тем не менее повесть Адамович подписал  «быль». Возможно, ему приходилось что-нибудь слышать об отказавшемся воевать немце… Вообще, эти повесть и сценарий – последние произведения Адамовича о войне. В них через образы Франца и Полины – своего рода Ромео и Джульетты времен Второй мировой – он переходит к теме примирения двух воюющих кланов.    

— Где можно почитать повесть «Немой»? 

— С выходом фильма меня об этом часто спрашивают. Повесть опубликована в 1992 году в журнале «Знамя». Надеюсь, интерес к ней  вернет читателей к прозе Адамовича. У меня теперь задача издать три последние повести отца — «Немой», «Венера, или Как я стал крепостником» и «Viхi» («Прожито»). По сути, они существуют только в журнальных вариантах. К 75-летию Алеся Адамовича в Беларуси  вышли в сборнике на белорусском языке тиражом всего 200 экземпляров, а в Москве – 1000 экземпляров «Viхi». Кстати,  в повести «Венера ...» материал для кино необыкновенный. Может, заинтересуется кто из белорусских режиссеров. Там — жизнь  деревни в первые послевоенные годы и судьба женщины Венеры, которую сажают за пять картофелин, оставляя без матери пятерых детей... 

Кстати

Познакомиться с российским фильмом «Франц+Полина» смогут и белорусские кинозрители. Как сообщили в Департаменте по кинематографии Министерства культуры Республики Беларусь, новая картина уже закуплена прокатчиками Гомельской и Брестской областей.  

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...