Беларусь Сегодня

Минск
+13 oC
USD: 2.08
EUR: 2.33

В Витебской области начали генеральную уборку водоемов. Что находят в самой озерной части страны?

Пуститься в пляж

Близится массовый купальный сезон. Берега рек и озер облюбовывают пока еще редкие группки. Что делается для того, чтобы отдых у воды был безопасным? 

Витебская область — особенная, как ни одна другая в стране богатая озерами и реками. Председатель областной организации ОСВОД Александр Мясоедов вводит в курс дела:

— Обводненность нашего края составляет 30 процентов. Для сравнения, на Минщине этот показатель равен 19 процентам, Гомельщине — 17, а на Гродненщине вообще семи. Из топ-10 самых крупных водоемов Беларуси пять находятся у нас. 

От воды до беды порой один шаг — об этом на своем опыте знают начальник водолазно-спасательной службы Вячеслав Горин (слева), моторист-рулевой Павел Котенко и водолаз Артур Бжазовский.
Фото автора.

В этом году водолазы намерены отработать около ста водоемов Витебщины. Особенно тщательно, как всегда, у оздоровительных лагерей, баз отдыха, санаториев, общественных пляжей, продолжает Александр Александрович:

— Из опасных мест — заполненные водой отработанные карьеры в Рубе Витебского района. В них, как и в меловых карьерах под Волковыском, которые в народе зовут «белорусскими Мальдивами», купаться категорически запрещено. Да, красиво, необычно, но очень рискованно! 

В той же Рубе резкие перепады температур в воде — это как минимум риск судорог. Не говоря уже о том, что ни о каком постепенном спуске речь не идет: действительно, с места — в карьер, на глубину два метра. Коварный водосброс возле Лукомльской ГРЭС, главной электростанции страны, представляет опасность для тех, кто не умеет или не хочет читать табличку «Купание запрещено!». Из года в год находятся те, кто игнорирует предупреждение и погибает, вздыхает собеседник:

— Зимой теплая вода на водосбросах медленно, но верно подтачивает, казалось бы, крепкий лед. Знаю дедушку, который ползком добирался до своего излюбленного места, ковырял во льду дырку ножом и закидывал снасти. Как говорится, без комментариев. В память врезался и такой случай. Под лед ушли жених с невестой, переезжавшие водоем на мотоцикле. Второй день свадьбы стал для пары роковым.

Начальник водолазно-спасательной службы Витебской областной организации ОСВОД Вячеслав Горин рассказывает:

— Для всех наших сотрудников, а это не только более 60 водолазов, но и мотористы-рулевые, медсестры, матросы спасательных станций, обеспечить безопасность на воде — без преувеличения долг. 


Пожалуй, один из самых молодых ОСВОДОВцев Витебщины — 27-летний Артур Бжазовский успешно перенимает опыт старших коллег. Скоро собирается сдать испытание на повышение квалификации. Вместе с ним и Вячеславом Гориным мы выезжаем на обследование Западной Двины в парк имени Советской Армии в Мазурино. Несмотря на относительную прохладу, на берегу есть отдыхающие. Мы тоже не остаемся незамеченными. Компания с любопытством наблюдает, как Артур готовится облачиться в костюм из неопрена. В отличие от зимнего сухого его называют «мокрым».

Тут, на дне, вспоминает Артур, он однажды нашел чугунные батареи. Для кого-то из пловцов встреча с ними могла бы закончится травмой.

Гидрокостюм, ласты, баллон со сжатым воздухом, которого хватит минут на 50, пояс из грузов, с каждого из которых смотрит гравировка трезубца Тритона, — водолаз готов к погружению. Пока Артур плывет на глубине, оставшийся на берегу Вячеслав Горин все время проверяет сигнальный конец — толстую веревку, а по сути линию жизни, по которой подаются сигналы под воду. Дернул раз — поинтересовался «как дела?», три — пора на выход. В какой-то момент Вячеслав Анатольевич командует: время всплывать. Несколько секунд — и на поверхности показывается голова Артура:

— На этот раз все чисто — можно купаться без приключений!

Смотрю на его костюм и вижу… пену. Оказывается, чтобы быстрее надевать снаряжение, водолазы и правда намыливаются. Это уже часть традиции. Как и примета о том, что ни при каких обстоятельствах водолаз не должен фотографироваться «на сухую», не побывав в воде.

— Мы народ не суеверный, но осторожный и очень внимательный, — заключает Артур. — Когда видимость в воде примерно как в кофе с молоком, иначе никак. Не зря шутят, что у водолазов глаза — на кончиках пальцев. 

На Оршанской спасательной станции создали музей, в котором можно увидеть неожиданные находки водолазов.
Бывают находки, которые хочется оставить себе — на память. К примеру, дома у Вячеслава Горина стоит небольшой глиняный горлачик, поднятый из глубины. Но гораздо чаще от того, что отдают озера или река, мурашки по коже. В качестве примера собеседник приводит 1990-е. Тогда, в его бытность военным водолазом, Витебск потрясли два громких разминирования. В 1992-м в районе бывшей фабрики «КИМ» прямо в фарватере Западной Двины обнаружили около трех тысяч единиц снарядов. Обошлось без эвакуации, хотя взрывная сила общей массы боеприпасов была бы колоссальной. Взорвись такое под водой, «КИМ» однозначно пришлось бы отстраивать заново. Водолазы и саперы сработали грамотно и слаженно. На разминирование потребовалось около двух недель, вспоминает Вячеслав Анатольевич:

— Поднимали снаряды на поверхность, грузили в лодку и отправляли для уничтожения на полигон. А года через два река снова преподнесла «презент». Несмотря на тщательно обследованную ранее акваторию, метрах в 20 от места «икс», мы нашли еще около 1000 снарядов. Вот что значит непостоянный речной характер.

А вот случай на реке Адров в деревне Заболотье. Начальник Оршанской спасательной станции Александр Савченко вспоминает, что местные жители вызвали водолазов на поиски утонувшего односельчанина. Но один из водолазов, вынырнув из воды, сообщил: на дне речки огромная авиабомба времен Великой Отечественной. Как оказалось, весила махина без малого 200 кило. Вызванные на место саперы бережно, словно хрустальную, несли ее до машины вшестером, делится Александр Евгеньевич:

— Когда бомбу взорвали на полигоне, в ближайшей деревне некоторые дома остались без стекол в окнах. Такая мощь! 

На базе Оршанской спасстанции создан импровизированный музей подводных находок. На полках — самые разные предметы: от оружейных гильз, съеденных ржавчиной солдатских касок и старых утюгов до современных мобильных телефонов, ноутбуков, солнечных очков…

Но даже прозаичные и, казалось бы, мелкие находки тоже опасны. Культура отдыха у многих до сих пор оставляет желать лучшего, так что брошенными в воду бутылками, стеклами и т. п. водолазов не удивить. Недавно из искусственного мини-озера в Бычихе достали столько мусора и металлолома, что доверху наполнили несколько тракторов. Свою лепту профи ОСВОДа внесли и в благоустройство одного из пляжей турбазы в Браславском районе. Много лет не видевшее расчистки озеро освободили от смытых ржавых опор моста. Из-за них купание было под запретом. Теперь это, похоже, в прошлом.

КСТАТИ

В акватории пляжей, которые ежегодно очищают, взрывоопасных предметов уже априори быть не может. Хотя, если речь о реках, возможны сюрпризы, заключает Вячеслав Горин: 

— Дело в течении, постоянно меняющем рельеф дна, а еще в непостоянной полноте воды. Из-за этого грунт частенько вымывается, и в некоторых местах можно увидеть самые неожиданные вещи.

naumova@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости и статьи