Профессор Виктор Кохнюк — о новых трендах в онкохирургии

Пусть рак пятится назад

Если не брать в расчет злокачественные опухоли, свойственные тому или иному полу, — например, рак матки или простаты, то сегодня в безусловных лидерах по заболеваемости значится колоректальный рак, поражающий прямую и ободочную кишку. От него в Беларуси умирает больше всего людей. Каждый год диагноз «колоректальный рак» впервые ставят 4—4,5 тысячи наших соотечественников. Почему новообразования выбирают своей мишенью именно толстый кишечник? Как часто удается словить болезнь на ранней стадии? И какое лечение сегодня наиболее эффективно? Об этом корреспондент «Р» поговорила с заместителем директора РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н. Александрова профессором Виктором Кохнюком, который является автором новых методик лечения опухолей данной локализации.

Профессор Виктор Кохнюк.

И в возрасте, и в теле

Рост колоректального рака, как и рака других локализаций, связан в первую очередь с постарением населения и увеличением продолжительности жизни. Опухоль поражает прямую и ободочную кишку преимущественно пожилых людей. У тридцатилетних этот диагноз почти не встречается. А пик заболеваемости приходится на 70 лет. 


Еще одна причина увеличения «популярности» колоректального рака — увлечение сытной едой и алкоголем. Доказана связь между этим диагнозом и избыточным употреблением красного мяса, в том числе переработанных мясопродуктов — сосисок, копченостей. А если попытаться нарисовать среднестатистический портрет белорусского пациента с этой патологией, то это женщина 60+ (мужчины болеют чуть реже) с лишним весом, которая всю жизнь любит плотно покушать, налегая на отбивные, шашлыки и прочие вкусности, констатирует Виктор Кохнюк. 

Исподволь и незаметно

Колоректальный рак развивается медленно, годами. Но при этом каждый четвертый-пятый пациент попадает к врачу-онкологу поздно, когда опухоль успела глубоко прорасти в ткани и дать метастазы в отдаленные жизненно важные органы, чаще в печень и легкие. В таком случае врачи не смогут сказать вам ничего ободряющего: при запущенном колоректальном раке люди умирают в течение года. 


Дело в том, что заподозрить смертельную болезнь, когда она только зарождается, непросто. На ранних стадиях симптомов либо вовсе нет, либо они слабо выражены. Как правило, если опухоль располагается справа, то человека беспокоит слабость, бледность кожи, невысокое повышение температуры — до 37,2 градуса, а также чередование поносов и запоров. Если новообразование обосновалось с левой стороны кишечника, то пациента мучают запоры. Бывает, люди обращаются к терапевтам и снимают симптомы слабительными и другими препаратами, а болезнь тем временем продолжает развиваться. Если новообразование поселилось в прямой кишке, то в кале появляется примесь крови, и этот симптом, как правило, редко остается незамеченным. 


Колоноскопия — единственное исследование, которое может точно определить колоректальный рак. Процедуру проводят под обезболиванием и рекомендуют делать для профилактики всем, кому больше 50 лет. К сожалению, стеснительные люди часто оттягивают посещение кабинета колоноскопии, считая процедуру стыдной. И зря. Результаты лечения колоректального рака на ранних стадиях самые оптимистичные. 80—90 процентов пациентов, у которых нашли рак толстой кишки на I—II стадии, живут пять лет и более. Кроме того, у них больше всего шансов избавиться от опухоли без выведения кишки на живот. Справлять естественную надобность природным способом уже не получится: человек будет вынужден пожизненно использовать калоприемники. Качество жизни от этого сильно страдает: многие вынуждены бросать работу, распадаются семьи. К тому же расходы на стомийное оборудование очень серьезные. Ежегодно государство тратит на эти медизделия около миллиона долларов.

Онкологи сегодня выполняют больше органосохраняющих и комбинированных операций при колоректальном раке.

Лучом и скальпелем 

К счастью, органосохраняющих операций в Беларуси выполняют все больше. Если двадцать пять лет назад лишь в каждом четвертом случае врачи могли ограничиться только удалением самой опухоли, то сегодня две трети прооперированных обходятся без формирования колостомы.


— При запущенных процессах, когда опухоль прорастает в мочевой пузырь, матку, почку и другие органы, находящиеся рядом, мы сегодня предлагаем комбинированные и сочетанные вмешательства, — рассказывает Виктор Кохнюк. — Это очень длительное по времени вмешательство (при современных возможностях анестезии такое возможно), во время которого удаляем все пораженные части толстой кишки, а также часть или весь близлежащий или отдаленный орган, захваченный опухолью. Например, хирурги удаляют очаг опухоли в прямой кишке, а затем и часть печени с метастазами. В некоторых случаях иссекается до 75 процентов печени. Но поскольку ткань этого органа способна регенерировать, то после операции она восстанавливается и пациент через некоторое время возвращается к обычному образу жизни. 


Лучевая терапия — дополнительный метод лечения колоректального рака. С недавних пор в центре ее стали выполнять не после операции, как раньше, а до нее. Менее 10 лет назад американцы доказали, что лучевая терапия перед вмешательством более эффективна, и белорусские онкологи, проведя собственные испытания, убедились в этом. 

— Во время операции удаляется опухоль, и облучать уже, собственно говоря, нечего, — аргументирует Виктор Кохнюк. — Особенно с учетом того, что луч разрушает не только больную ткань, но и здоровую. Если же лучевую терапию проводить до операции, то опухоль лишается активности. Особенно чувствительны к воздействию облучения раковые опухоли на периферии, а там они быстро делятся. Воздействуя на пораженную ткань до вмешательства, тем самым мы уменьшаем шансы на возобновление роста опухоли там, где она была. 


В отношении того, какие дозы лучей применять, как защищать здоровую ткань, Виктор Кохнюк и его коллеги разработали целый ряд авторских методик. Одна из них, например, успешно применяется при раке нижнего отдела прямой кишки. Операцию выполняют спустя шесть-восемь недель после облучения. За это время опухоль уменьшается, а у 15 процентов пациентов полностью исчезает. Правда, не все пациенты готовы так долго ждать операции. Многие хотят как можно быстрее избавиться от новообразования. А на самом деле такой подход очень эффективен.

— Когда опухоль находится над самим замыкательным аппаратом (сфинктером), то после воздействия лучевой терапии она частично регрессирует и как бы приподнимается, — рассказывает Виктор Кохнюк. — Это дает возможность хирургу сохранить замыкательный аппарат и выполнить органосохраняющую операцию, обойдясь без колостомы. 


Химиотерапия — с учетом мутации генов

Химиотерапию на III стадии колоректального рака делают для профилактики. Опухоль удалена, и пациенту капают лекарства, чтобы предупредить рост метастазов. На четвертой стадии химиотерапия — это чистой воды лечение: благодаря ему сдерживается рост метастазов, которые уже есть в органах. 

Особенность современного лечения больных на IV стадии колоректального рака заключается в том, что пациенты получают не общие для всех, а индивидуализированные схемы химиопрепаратов. Все пациенты центра с колоректальным раком проходят молекулярно-генетическое тестирование, которое определяет, какие у них мутации генов семейства RAS и к какому химиопрепарату они более чувствительны. 


В целом эффективность лечения в РНПЦ онкологии высока. Пятилетняя выживаемость белорусских пациентов с колоректальным раком в последние годы колеблется от 50 до 63 процентов. Такие же результаты в европейских странах, например, в Швейцарии, Германии, Австрии. Виктор Кохнюк делится и еще одним — не врачебным, а скорее житейским — наблюдением, пока не подкрепленным научными данными: рак быстрее пятится назад у оптимистов и у целеустремленных людей. 

— Смотришь на одного больного: у него опухоль небольшая, операция прошла хорошо, а он все время в палате лежит удрученный, подавленный. На предложение пройтись по лесу, по скверу — категорический отказ, — говорит Виктор Тихонович. — А его сосед, у которого ситуация куда более тяжелая, ведет себя как в санатории: изучает центр, общается да еще торопит доктора поскорее его выписать. Шутит: и крышу надо починить, и работа там без него «совсем заглохла», и жена заскучала… Чем больше целей у человека, тем больше у его организма будет сил все преодолеть.

kozlovskaya@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей СТОЛЯРОВ