Тенгиз Думбадзе рассказал о своих дедушке и бабушке – участниках Великой Отечественной войны

Пусть не будет войны никогда

Зампредседателя Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Национального собрания Тенгиз Думбадзе поделился воспоминаниями о своих родных, участвовавших в Великой Отечественной войне.



Депутат Тенгиз Думбадзе за время работы на телевидении побывал в ста двадцати странах, работал журналистом в двенадцати горячих точках. Герои его репортажей и очерков — люди, в судьбах которых отражена страшная суть войны. Он убежден: самое дорогое — мир на земле.

Вспоминает, как после съемок документального фильма о ветеранах разговорился с местными жителями о белорусском характере. Собеседники отмечали: пройдя через страшные испытания, отцы и деды показали, как важно любить Родину, ценить дружбу и взаимопонимание. Об этом говорил журналисту и его дед — ветеран Великой Отечественной войны Алексей Жаков.

Он родился в деревне Бродки Кричевского района. Оттуда шел род и известного киноактера, народного артиста Советского Союза Олега Жакова — двоюродного брата деда. До войны Алексей Павлович работал на машинно-тракторной станции. Там познакомился с будущей женой. Но их семейное счастье омрачила война.
Они не любили рассказывать о войне — слишком больно.
— Дед ушел в партизаны, а 11 июля 1941 года появилась на свет моя мама, — говорит Тенгиз Шукриевич. — Бабушка рассказывала, каких усилий ей стоило раздобыть хотя бы одну картофелину. Ночью ползла по полю, опасаясь быть замеченной фашистами. Бабушка стала партизанской связной. Спустя год она с малюткой на руках пошла жить в лес, в партизанский отряд.

Позже дед присоединился к Красной Армии. Участвовал в боях за освобождение Кракова. Дошел до Берлина.

Рассказывать о фронтовых дорогах не любил. Когда у него спрашивал, отвечал коротко: «Адчапiся». Однажды в жаркую погоду дед снял сорочку, и я увидел множество рубцов на его спине. То, что это следы от ран, понял не сразу.

Уже потом дед рассказал, как за несколько дней до взятия Берлина во время одного из ожесточенных боев заслонил офицера.  Ему жизнь спас, а сам оказался в шаге от смерти. Эти раны давали о себе знать потом всю жизнь. Никогда не забуду, как дедушка кричал от боли по ночам.

Тенгиз Думбадзе в гостях у бабушки Татьяны, 1998 г.

А мы с бабушкой не знали, чем ему помочь.

Бабушка, моя милая, ласковая Танюшечка. Она для меня — воплощение настоящей белоруски. Татьяна Петровна Пенькевич родилась в деревне недалеко от села Негорелое Минской области. Открытая, честная душа. У нас с ней всегда были доверительные отношения. Когда одно время я работал в Негорельской средней школе учителем истории, изучил ее род до двенадцатого колена. Оказалось, что бабушка Таня при воссоединении Западной и Восточной Беларуси в 1939 году была первой, кто вступил в комсомол.

Говорила о войне неохотно.

Помню, смотрим фильм о войне по телевизору, она заплачет, а потом скажет: «Ай, брэшуць. Не было такога».

Нахлынут воспоминания, и расскажет, как дед уходил на задание, она оставалась одна с маленьким ребенком. Поддерживала мужа, но что опасается за его жизнь, виду не подавала.

Братья бабушки тоже были в партизанах. Александр Пенькевич пускал под откос вражеские поезда. Его боевые товарищи рассказывали, что он был шустрым и бесстрашным. А ведь ему было всего шестнадцать лет!

День, когда дед вернулся домой с войны, стал для их семьи одним из самых счастливых. Начинали свое счастье строить заново. Родили еще двоих детей. Прожили долгую и счастливую жизнь.

Они с дедом растили меня с двенадцатилетнего возраста. Родители отправили в Беларусь из Грузии к ним на перевоспитание, уж слишком хулиганистым был я в детстве. Поехал в Беларусь без возмущения. Ведь это место, где появился на свет. Маме, беременной мной, позвонили в Батуми, где они тогда жили с отцом, и сообщили, что ее отец при смерти. Быстро вылетели в Минск. Дед поправился, а у мамы внезапно начались роды. Так я стал первым после войны новорожденным в больнице поселка Энергетиков Дзержинского района.

Помню, как на 9 Мая в нашей деревенской хате ставили стол, накрывали белой скатертью, готовили жаркое по-домашнему и клали на стол кусочки хлеба по количеству гостей. Бабушка, пережив голод в оккупации, научила меня с особенным чувством относиться к хлебу, говорила: «А вдруг кому-нибудь не хватит? Отрезал кусочек — доешь до крошки».

В Беларуси нет ни одной хаты, где бы болью не отдавалось эхо Великой Отечественной. Преклоняюсь перед каждым, кто потерял родных в одной из самых кровопролитных войн, благодарю наших дедов за подаренную возможность жить.

kuzmich@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУШНЕР